Опера Верди «Бал-маскарад»

Un ballo in maschera

Опера Верди «Бал-маскарад» / Un ballo in maschera

Опера в трех действиях Джузеппе Верди на либретто (по-итальянски) Антонио Сомма, основанное на тексте Огюстина Эжена Скриба, написанном в свое время для Даниеля Обера, который уже использовал его для своей оперы «Густав III, или Бал-маскарад».

Действующие лица:

РИЧАРД, ГРАФ УОРИК, губернатор Бостона (тенор)
РЕНАТО, его друг и секретарь (баритон)
АМЕЛИЯ, жена Ренато (сопрано)
УЛЬРИКА, гадалка (контральто)
ОСКАР, паж (сопрано)
САМУЭЛЬ, заговорщик (бас)
ТОММАЗО, другой заговорщик (бас)
СИЛЬВАНО, матрос (бас)

Время действия: XVIII век.
Место действия: Бостон.
Первое исполнение: Рим, театр "Аполло", 17 февраля 1859 года.

Обращаем внимание: место действия порой переносится в Неаполь, иногда в Стокгольм; имена персонажей порой соответствующим образом меняются, иногда — нет. Музыка всегда остается без изменений.

«Бал-маскарад» — единственная из опер Верди, место действия которой Соединенные Штаты Америки. Более того, оно было перенесено туда случайно или, вернее, цензором. Сюжет оперы Верди был написан по пьесе французского драматурга Эжена Скриба, и его пьеса первоначально была основана на эпизоде убийства короля Швеции Густава III. Но в 1858 году, почти накануне премьеры, произошло покушение на Наполеона III. Власти Неаполя были напуганы: они сочли, что опера об убийстве короля может вдохновить неаполитанцев на восстание. В результате от Верди потребовали внести в сюжет определенные изменения. Цензоры (народ всегда очень умный и хитрый) согласились, что сюжет никого не заденет, если убитым будет никакой не король вообще, а просто наместник в каком-нибудь колониальном Бостоне. Возможно, они знали (хотя я в этом сомневаюсь), что в Бостоне вообще не было никакого наместника, таковой был, скорее, в Массачусетсе. Да и вообще, кого это волновало? Таким образом, опера в конце концов была исполнена на следующий год — не в Неаполе после всех этих перипетий с цензурой, а в Риме. И теперь мы это с уверенностью говорим — не было никакого восстания, и ни один король не был убит в результате постановки этой оперы.

Когда «Метрополитен-опера» возобновила постановку в 1940-х годах, а затем снова в 1950-х, место действия было перенесено в Швецию, где оно и должно было быть по первоначальному замыслу. Но и при этом не обошлось без курьезов. Например, постановщики сохранили имена персонажей — так их певцы и выучили. Таким образом, герой по-прежнему был Риккардо, то есть Ричард, граф Уорик, который мог быть прекрасным губернатором Массачусетса, но уж никак не королем Швеции. И два злодея — Сэм и Том, которые порой предстают на сцене в виде негров или индейцев, — неожиданно превратились в Самуэля и Томмазо, пару элегантно одетых шведских аристократов!

Так что, дабы избежать больших несуразностей, давайте придерживаться меньших и изложим этот сюжет в том виде, как он впервые был поведан со сцены театра «Аполло» в Риме 17 февраля 1859 года. Это действительно очень хороший оперный сюжет.

ДЕЙСТВИЕ I

Сцена 1. После увертюры, которая включает несколько главных тем оперы, сценическое действие начинается с хора, прославляющего графа Ричарда, губернатора колониального Бостона. Собрался весь его двор, и юноша-паж Оскар объявляет о выходе самого губернатора. Ричард просматривает официальные бумаги, среди них список гостей, приглашенных на маскарад. В нем он видит имя Амелии, в которую влюблен; он поет арию о ней «La rivedro nell estasi» («Вновь хоть на миг моя любовь»). Как ни прекрасна эта мелодия, она как бы ни для кого, то есть никто из участников действия ее не слышит (только, естественно, слушатели в зале). И это хорошо, ведь Амелия — жена Ренато, а Ренато — секретарь Ричарда и его близкий друг. Тем временем группа заговорщиков обсуждает свой план действий. Входит Ренато. Все остальные придворные расходятся. Секретарь предупреждает своего хозяина о заговоре против него с целью покушения на его жизнь, о котором он прослышал, и в своей арии «Alla vita che t'arride» («Помни, граф, с твоей судьбою») напоминает губернатору, насколько ценна его жизнь. Но Ричарда совсем не обеспокоило это известие об опасности. Входят несколько судей с указом, который он должен подписать. Указ этот касается наказания колдуньи (гадалки) Ульрики. Возвращается Оскар, чтобы вступиться за старую женщину (и при этом продемонстрировать свою виртуозную вокальную технику в арии «Volta la terrea» — «С ней звезда заодно», поскольку его партия предназначена для колоратурного сопрано).

Добродушный Ричард видит в этом повод для шутки. Несмотря на предостережения Ренато, он приглашает весь свой двор присоединиться к нему в его посещении колдуньи. Сам он намеревается принять облик матроса. В заключительном ансамблевом номере все выражают желание принять участие в этом развлечении («Ogni cura si doni al biletto» — «С вами ночью к гадалке пойду я»). Даже два заговорщика — Самуэль и Томмазо — видят в этом хороший шанс для осуществления своих коварных планов.

Сцена 2. Хижина Ульрики, колдуньи. Перед большой толпой она мешает свое колдовское варево и при этом произносит зловещее заклинание: «Re dell'abisso affrettati» («Царь преисподней, мне явись»). Ей задает вопрос матрос по имени Сильвано: получит ли он когда-нибудь жалованье или поощрение, которое, как он считает, он заслужил? Ульрика предсказывает, что получит. Тем временем Ричард, переодетый и потому никем не узнанный, незаметно подкравшись к Сильвано, кладет ему в карман деньги. Естественно, все поражены и рады, когда в следующее мгновение Сильвано неожиданно обнаруживает у себя в кармане награду.

Теперь Сильвано, слуга Амелии, просит колдунью о тайном свидании его хозяйки с нею. Когда все удаляются (за исключением Ричарда, который притаился здесь, в хижине), входит Амелия. Она говорит о своей любви к Ричарду и просит колдунью дать ей зелье, которое излечило бы ее от преступной страсти. Ульрика говорит, что есть только один путь: она (Амелия) должна этой же ночью собрать волшебную траву, которая растет на пустыре, где совершаются казни («Della citta all'ocasso»). И еще одно обязательное условие: она должна это сделать одна. Но в терцете, который следует за этим наказом, Ричард дает нам понять, что Амелия не будет одна — он тайно последует за нею.

Все, включая придворных, возвращаются. Ричард, все еще в облике матроса, поет чудесную баркаролу («Di' tu se fidele» — «Скажи, не грозит ли мне буря морская») и просит предсказать ему его будущее. По его руке Ульрика узнает в нем аристократа. Колдунья отворачивается от него — она не хочет ему гадать. Наконец, после долгих уговоров, она предсказывает: Ричард будет убит! Но кем? Тем, кто первый пожмет ему руку, то есть своим же другом. Ричард принимает это за грубую шутку («E scherzo od e follia» — «Безумство или шутка»). Он смеясь просит, чтобы тут же кто-нибудь пожал ему руку. Все отказываются. Но в этот момент входит Ренато, его друг и муж Амелии. Он пришел, чтобы защитить своего друга, и, конечно, ничего не знает о предсказании. Он пожимает руку Ричарду. Теперь Ричард раскрывает колдунье, кто он есть на самом деле. Он также говорит ей, что ее предсказания совершенно абсурдны (она, следовательно, никакая не колдунья), и она спокойно может оставаться в стране. Действие завершается еще одним хором во славу подлинного Ричарда, сына Англии.

ДЕЙСТВИЕ II

Второе действие начинается сценой, происходящей поздней ночью. Суровая скалистая местность; на переднем плане — холм, на котором стоят виселицы, освещенные лунным светом. Дрожа от страха, появляется Амелия, чтобы нарвать волшебной травы («Ecco l'orrido campo» — «Вот оно, это поле»). Она сокрушается, что должна навсегда вычеркнуть из сердца свою любовь к Ричарду, но, тем не менее, она решительна («Ma dall'arido» — «Я найду колдовскую траву»). Заканчивая свою арию, она видит приближающуюся в темноте фигуру. Поначалу она пугается, но это оказывается сам Ричард. В следующем затем дуэте он умоляет ее о любви, но она указывает ему на бесчестность такой любви, поскольку ее муж, Ренато, самый преданный друг Ричарда. Будучи благородным человеком, он соглашается с ней; и когда их трагические чувства доходят до музыкальной кульминации, они видят еще одну приближающуюся фигуру. На сей раз это Ренато! Амелия быстро прячет лицо под плащом. Ренато приходит, чтобы еще раз предупредить Ричарда об опасности, так как заговорщики уже в пути. Ричард просит Ренато проводить даму обратно в город, но он должен сделать это, ни разу не заговорив с дамой и не пытаясь узнать, кто она. Ренато с готовностью соглашается, и Ричард быстро удаляется.

Ричард исчезает как раз вовремя, поскольку теперь появляются двое злодеев — Самуэль и Томмазо, — готовые убить графа. Когда, к своему разочарованию, они находят только Ренато, а не Ричарда, они начинают отпускать колкости в адрес красавицы с закрытым лицом, которая вместе с ним. Ренато в негодовании обнажает свою шпагу, заговорщики — свои, а Амелия выступает вперед, чтобы защитить своего мужа. В этот момент вуаль спадает с ее лица, и Ренато узнает жену. Следует полный драматизма квартет: саркастические реплики заговорщиков подчеркивают отчаяние Амелии, гнев и горечь Ренато. В конце концов Ренато в корне меняет свое отношение к Ричарду. Он приглашает заговорщиков к себе в дом: теперь он на их стороне и против своего бывшего друга и хозяина, благородного губернатора Бостона.

ДЕЙСТВИЕ III

Сцена 1 начинается с драмы возвращения Ренато домой вместе со своей женой, Амелией. Ему совершенно очевидно, что она изменила ему вместе с его лучшим другом, и — по традиции французской драмы и итальянской оперы — только одно может потребовать оперный баритон — смерти своей жены. Она страстно желает все объяснить, но тщетно. И затем, в арии «Morro, ma prima in grazia» («Позволь мне перед смертью») с облигатной виолончелью она обращается с жалобной просьбой: она просит позволить ей в последний раз увидеть и обнять их маленького сына. Когда она уходит, Ренато поет арию, которую знают абсолютно все — «Eri tu che macchiavi quell' anima» («Это ты отравил душу ядом»). Он адресует ее своему другу-предателю Ричарду, портрет которого висит на стене, Ричарду, который разбил все счастье Ренато.

Вновь входят разбойники — Самуэль и Томмазо. Ренато говорит им, что он знает об их замысле убить графа, и, к их вящему изумлению, требует для себя роли в их заговоре. Каждый из троих желает нанести смертельный удар. Они решают бросить жребий, кому достанется эта привилегия (терцет «Dunque l'onta di tutti sol una» — «Нас свела наша тайная рана»). В этот момент возвращается Амелия, и в насмешливом сардоническом тоне Ренато требует, чтобы она вытащила жребий: кому свершить месть? Под аккомпанемент зловеще звучащего оркестра она вытаскивает свернутый листок. На нем имя — Ренато! Кульминация сцены — квартет, в котором голос каждого персонажа выражает его собственные чувства. Новый голос и своя мелодия добавляются к ансамблю, когда Оскар, паж, приносит приглашение на бал-маскарад. Финал сцены — описание Оскаром предстоящих празднеств; Амелия при этом трагически поет о своем отчаянии; остальные трое мечтают об осуществлении их зловещего плана. Этот заключительный квинтет — блестящий полифонический эпизод оперы. Сцена 2 происходит в вечер самого бала. Граф Ричард один: он решил отослать Ренато и Амелию обратно в Англию. Так, этим самопожертвованием, он может обрести спокойствие для себя и дать счастье своему другу и своей возлюбленной Амелии. В конце арии он получает анонимную записку с советом не являться на им же самим устраиваемый бал. Но Ричард ничего не страшится и решает отправиться на бал.

Сцена 3. Безо всякого перерыва меняется декорация, и мы оказываемся на балу в самый его разгар. Все, конечно, в масках. Однако по тому, как к одной из масок обращается юный Оскар и передает ей письмо, предупреждающее о необходимости быть осторожным, ибо на маскараде ее, эту маску, ищут убийцы, Ренато удается распознать под ней Ричарда. Амелия (она, как и все, в маске) во время танца встречает Ричарда. Стараясь изменить свой голос, чтобы не быть узнанной, она предостерегает о заговоре против него, ведь это, конечно, именно она послала ему предупреждающее письмо. Но Ричард узнает свою возлюбленную. Он говорит ей о своем плане отослать ее и Ренато в Англию, и их голоса сливаются в последнем любовном дуэте. Подслушивающий их Ренато встает позади Ричарда и с возгласом ликования наносит ему смертельный удар кинжалом. Ренато тут же схватывают. Но последние слова Ричарда — слова прощения Ренато. Умирая, он передает указ — уже подписанный — о возвращении его, Ренато, и Амелии в Англию. Все скорбят о потере столь благородного правителя, каким был Ричард. Опера завершается богатым в художественном отношении, но сумрачным по настроению концертным номером; в заключительном ансамбле участвуют почти все действующие лица оперы: прощающийся с жизнью Ричард, охваченный раскаянием Ренато, глубоко скорбящие Амелия и Оскар, потрясенные великодушием графа заговорщики.

Postscriptum по поводу исторических обстоятельств. В ночь 16 марта 1792 года либерально настроенный шведский монарх Густав III был смертельно ранен на бале-маскараде лидером аристократической партии Якобом Иоганном Анкерстрёмом. Через тринадцать дней после этого король Густав умер. Анкерстрём был арестован, судим и приговорен к сечению, отрубанию руки и затем обезглавливанию. Однако приговор мог быть отменен, если бы он назвал имена других своих многочисленных сообщников. Он отказался это сделать. Приговор был приведен в исполнение, а другие участники заговора, против которых не было убедительных доказательств, высланы из страны.

Генри У. Саймон (в переводе А. Майкапара)


Опера Верди «Бал-маскарад» / Un ballo in maschera

Обычно приводят слова Д’Аннунцио, сумевшего и «Балу-маскараду» дать меткое определение: «самая мелодраматическая из мелодрам». Конечно, его искреннее удивление вызвало и само либретто, в котором Сомма превзошёл всех либреттистов Верди по смелости и яркости языка. Примитивизм и манерность, чувственность, мрачность, блеск и уничижение, жажда крови, легкомыслие и трагическое напряжение — всё слито в этой «физически осязаемой картине». Добавим к этому характер сюжета, стоившего больших неприятностей Верди из-за вмешательства неаполитанской цензуры. Первоначально опера была предназначена для театра «Сан-Карло», но сюжет, почерпнутый в драме Э. Скриба, в центре которой убийство шведского короля Густава III, показался довольно опасным. Были изменены место действия и персонажи. «Бал-маскарад» заслужил справедливое признание в римском театре «Аполло», хотя постановка была «отчасти хорошей, отчасти отвратительной», особенно из-за убожества сценического оформления, как отмечал сам Верди. Впоследствии опера держалась лишь благодаря наиболее понравившимся ариям, в которых блистали певцы, прежде всего тенора.

В наши дни, оценённая в своей музыкальной и драматической целостности, опера предстаёт как первый образец следующей ступени мастерства композитора, освежившей и смягчившей краски его палитры после завершения стилистического периода, отразившегося с особой уверенностью в трёх шедеврах — Риголетто, Трубадуре и Травиате. Вторая манера, которой положил начало «Бал-маскарад», согласуется с его бальным характером* (если позволить себе такой каламбур). Блеск бельканто и разнообразных танцев, ритмически близких комической опере, придают произведению Верди очарование афоризма. Вот паж Оскар (двойник Ричарда, символ беспечности) — блистательное колоратурное сопрано, купидон XVIII века или шекспировский дух; а вот сатирические комментарии заговорщиков на месте казней или призыв Ренато «Убегайте скорее отсюда» (из терцета второго действия), представляющий собой бесовскую тарантеллу. Эти эпизоды контрастируют с мрачностью и экстатической просветлённостью арии Ренато «Это ты отравил душу ядом» (по своей глубиннной сути напоминающей обращение Риголетто к «куртизанам»), с фанатическими секвенциями Ульрики (похожей на Азучену), душераздирающими возгласами и материнскими страданиями Амелии. В сцене убийства уже пролитую кровь скрывает густая ткань мазурки.

Действие приведено в движение благодаря великолепному распределению ролей. Все нити держит Ричард: пока он жив, действуют и другие, пусть даже чтобы сокрушить его; когда он умирает, все, и друзья и враги, цепенеют от горя. Он очаровывает Амелию, благоприятствует заговору, бросает вызов смерти на поле казней, воспевая гимн жизни (это один из самых пылких среди известных нам любовных дуэтов, имеющий изящное, детски-простодушное заключение); он вкладывает нож в руку своего лучшего друга и назначает роковой бал, в котором принимает участие с непоколебимой верой в себя. Амелия существует лишь ради него. Очарованная Ричардом, хотя и верная мужу, она стряхивает с себя колдовские чары (но не освобождается от любви к Ричарду), только когда осознаёт свой материнский долг. Ренато, стоящий рядом с ней, представляет собой защитника чести семьи. Он обращает к своему господину горестную и одновременно воинственную инвективу. Ричард виновен и обречён, но его это не волнует. Он действует словно во сне, в бреду, который им окончательно овладевает. Ничто не может разбудить его. Ричарда мог бы спасти цинизм Дон-Жуана, но его сущностью является чистота. В течение всей оперы он спокойно и непрерывно рискует, и мастерство Верди придаёт его вокальной партии чрезмерную смелость.

*Игра слов: carattere di ballata (итал.) - танцевальным характером.

Г. Маркези (в переводе Е. Гречаной)


История создания

Джузеппе Верди. 1887 год, автор — Francesco Paolo Michetti

В 1857 году в поисках либретто для новой оперы Верди обратился к пьесе французского драматурга Э. Скриба (1791—1861) «Густав III Шведский», в основу которой был положен подлинный исторический факт. Убийство шведского короля Густава III в 1772 году на маскарадном балу представителем дворянской оппозиции начальником гвардии графом Анкарстремом произвольно трактовалось в романтическом духе. Мотивы личной ревности, таинственных предчувствий (предсказание колдуньи Ульрики), борьбы между любовью и долгом — все это обедняло идейное содержание драмы. Пьеса в это время шла в Риме в исполнении одной из драматических трупп. В 1832 году в Париже была поставлена пятиактная опера Обера «Густав III, или Бал-маскарад», либретто для которой написал сам драматург по своей пьесе. Однако оно не отвечало замыслам Верди, который хотел создать произведение политически актуальное, близкое итальянскому народу, боровшемуся за свою независимость. Композитор предложил Антонио Сомма (1810—1863), венецианскому адвокату и литератору, автору ряда драматических произведений, написать новое либретто по драме Скриба. 14 января 1858 года, когда Верди приехал в Неаполь с готовой оперой, названной им «Месть в домино», чтобы передать ее для постановки в неаполитанский театр Сан-Карло, в Париже политический эмигрант итальянец Феличе Орсини произвел покушение на Наполеона III. Это вызвало новый взрыв реакции в Италии. И раньше либреттисту и композитору приходилось обходить многочисленные рогатки цензуры, теперь же опера была категорически запрещена. Новый вариант либретто написал заново один из служащих полицейского цензурного управления.

Дирекция театра, желая заставить композитора примириться с навязанным ему либретто, попыталась подвергнуть его аресту, пока он не переделает оперу или не уплатит неустойку. В ответ Верди подал в суд. Когда об этом узнали неаполитанцы, в городе поднялось такое возмущение, что король Фердинанд II повелел прекратить дело и разрешить композитору выезд из Неаполя. Однако оперу все же пришлось переделывать.

Действие было перенесено из Швеции в Северную Америку, король Густав стал английским губернатором Бостона графом Ричардом Варвиком, его убийца граф Анкарстрем превратился в секретаря Ренато. Изменились некоторые мотивировки, что несколько приглушило политическое звучание произведения — на первый план выступила личная драма героев. Сомма не счел возможным подписаться под либретто, искаженным подобным образом. Вместо фамилии либреттиста оперы «Бал-маскарад» (так она стала теперь называться), ставились буквы NN. Позднее окончательную доработку либретто под руководством композитора осуществил Ф. Пиаве (1810—1876).

Премьера «Бала-маскарада» состоялась 17 февраля 1859 года в римском театре Аполло. Успех был огромный, благодаря замечательным достоинствам музыки Верди.

В настоящее время при постановках на отечественной сцене действие оперы переносится либо в Италию начала XVII века, либо в Швецию XVIII века.

Музыка

Музыка оперы отличается живостью, красотой и богатством мелодий, выразительностью оркестровых красок. Действие изобилует яркими контрастами: мрачные сцены сменяются радостными, драматическая развязка происходит на фоне бала. Композитор широко использовал песенные и танцевальные жанры, что придало музыке особую выразительность. Драматургическое мастерство Верди наиболее полно проявилось в превосходных хоровых и ансамблевых сценах. Увертюра построена на двух противостоящих друг другу лейтмотивах — лирической теме любви Ричарда и зловеще звучащей «колючей» теме заговорщиков.

Первый акт обрамлен хоровыми сценами. В центре его — арии-характеристики главных действующих лиц. Ария Ричарда «Вновь передо мной блеснет она», построенная на лейтмотиве любви, рисует обаятельный, восторженный и искренний образ молодого влюбленного. Полно благородства ариозо Ренато «Облеченный свыше властью», написанное в ритме болеро. Баллада Оскара «С ней звезды заодно» звучит весело и беззаботно.

Мрачный характер носит оркестровое вступление к второму акту. Заклинание Ульрики «Царь тьмы подземной» зловеще и величественно. Печальное обращение Амелии к колдунье «Позабыть хочу я» своими интонациями напоминает бытовой романс. В терцете широкий мелодический распев партий Амелии и Ричарда сплетается с короткими речитативными репликами колдуньи. Романтически приподнятая баркарола Ричарда «Волна не изменит мне в море седая» дополняет музыкальный портрет графа, данный в первом акте, новыми чертами — мужеством, отвагой, юношеским задором. Беспечность Ричарда, не верящего предсказанию, трепет заговорщиков, боящихся разоблачения, страх и смятение Оскара, удивление Ульрики переданы в квинтете.

В третьем акте большая оркестровая прелюдия рисует старое кладбище, выражает чувства, волнующие Амелию. Очень выразителен ее монолог «Вот то место», развивающийся от спокойной грусти к напряженному, полному отчаяния драматизму. Большой диалог Ричарда и Амелии богат контрастами: короткие восклицания, мольбы испуганной Амелии, подвижная, словно задыхающаяся мелодия страстного признания Ричарда, поэтически возвышенная лирика заключительного раздела подводят к драматическому терцету (Амелия, Ричард и Ренато). Великолепен финал акта: насмешливые реплики заговорщиков подчеркивают отчаяние Амелии, гнев и горечь Ренато.

В первой картине четвертого акта выделяется трагическая ария Ренато «Ты разбил сердце мне» и квинтет, в котором мстительности заговорщиков и Ренато и горю Амелии противопоставлена беспечность Оскара.

Вторая картина четвертого акта — монолог Ричарда; в оркестре повторяется тема любви.

Заключительная картина оперы — блестящий бал. Песенка Оскара «Мы то скрываем» — изящный вальс, полный наивного лукавства. Прощальный дуэт Амелии и Ричарда, написанный в ритме менуэта, глубоко драматичен. В заключительном ансамбле участвуют почти все действующие лица оперы: прощающийся с жизнью Ричард, охваченный раскаянием Ренато, глубоко скорбящие Амелия и Оскар, потрясенные великодушием графа заговорщики.

М. Друскин

реклама

вам может быть интересно

Публикации

Самобытность превыше всего (operanews.ru) 27.11.2011 в 13:58

Главы из книг

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Композитор

Джузеппе Верди

Дата премьеры

17.02.1859

Жанр

оперы

Страна

Италия

просмотры: 36911
добавлено: 12.01.2011



Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть
Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть