Михаил Михайлович Фокин

Michel Fokine

Михаил Михайлович Фокин

— Не хочу, чтобы мой Мимочка был попрыгунчиком! – категорически заявил купец Фокин, человек деловой и строгий. Занятие балетом казалось ему делом несерьезньм, легкомысленным и не достойным мужчины. Но сын не послушал отца – и стал великим реформатором балетного искусства.

Михаил Михайлович Фокин родился 23 апреля 1880 года. По поводу его судьбы разгорелись споры: вся семья – мать, старшие братья, сестра Соня – находили, что Миша мальчик удивительно грациозный и что балет может стать для него занятием вполне достойным. Михаил имел все данные балетного премьера – стройный, длинноногий, с выразительным и глубоким взглядом темных глаз.

Мать Михаила, Екатерина Андреевна, с детства бредила театром, хотя ее первое и единственное выступление на театральной сцене вызвало бурю гнева в семье, где она воспитывалась. Мечту о театре она сумела передать всем своим детям. Она решила пойти наперекор мужу – отвела Михаила на прием в театральную школу тайком от него. Так в 1889 году Михаил Михайлович Фокин был принят в Петербургское театральное училище, где ему довелось учиться балетному мастерству у таких известных и талантливых педагогов и танцовщиков, как Николай Легат, Платон Карсавин и Павел Гердт. Здесь воспитывали артистов балета, придавая исключительное внимание лишь их профессиональной подготовке. Воспитанники училища были заняты почти во всех балетных постановках Мариинского театра, репетициям отводилось главное место в учебной программе. Изучению остальных предметов большого внимания не уделялось.

Талант и живой интерес к учебе не мешали Михаилу часто быть зачинщиком всевозможных шалостей. В то же время к учебе он относился серьезно, а интерес к балету сочетался у него с любовью и способностями к музыке, рисованию. В музее Ленинградского хореографического училища сохранилось несколько живописных работ Фокина, выполненных в реалистической манере. Он принимал участие в различных музыкальных кружках, даже играл на балалайке в знаменитом в свое время оркестре народных инструментов В. Андреева.

Первые публичные выступления Фокина прошли на школьной сцене. В 1890 году он был участником детских танцев в балете «Спящая красавица», в 1892 году – премьерного показа балета «Щелкунчик». Спустя три года он исполнил в этом балете главную роль. Он имел возможность собственными глазами наблюдать работу талантливых балетмейстеров Петипа и Иванова.

Фокин закончил Петербургское театральное училище в 1898 году. Поскольку уже во время учебы он обнаружил блестящие способности и прекрасную профессиональную подготовку, то обычную для большинства выпускников стадию кордебалета он благополучно миновал и сразу был принят в труппу солистом.

Ему приходилось танцевать разные партии – и классические, и характерные. А с 1902 года он начал преподавать в балетной школе – сперва в младших классах девочек, а потом самостоятельно повел старший класс.

Но ему все меньше нравилось то, что он видел в театре и чем должен был сам заниматься. А от природы он был честолюбив, и балетная молодежь уже видела в нем лидера. Он подал в дирекцию план постановки балета «Дафнис и Хлоя», но даже не получил ответа. Однако Фокин продолжал оставаться в балетной труппе, и к 1904 году был переведен в разряд первых танцовщиков, исполняя сольные партии в балетах «Спящая красавица», «Пахита», «Корсар», «Пробуждение Флоры» и других. Наконец ему поручили поставить выпускной спектакль – и он в балете «Ацис и Галатея» частично осуществил свои идеи о танце, который должен составлять единое целое с музыкой и живописью. Премьера состоялась 20 апреля 1905 года. Прежде чем осуществить постановку, Фокин долго и тщательно изучал историю искусства и танца Древней Греции.

Именно в это время Фокин встретил и полюбил Веру Антонову. Она была одной из его воспитанниц. Их свадьба состоялась в 1905 году. Была она скромной, потому что материальное состояние Михаила Фокина не позволяло думать о роскоши и пышности.

Время было беспокойное – революция 1905 года всколыхнула общество настолько, что даже в балете, который традиционно был вне политики, молодежь организовала оппозиционную группу и стала требовать от дирекции улучшения условий работы. Фокин в этой группе был, а когда дирекция понемногу сводила счеты с бунтовщиками, его в театре оставили с негласным условием – не допускать до руководящей работы в балете. Но весной 1906 года ему все же удалось поставить школьный спектакль «Сон в летнюю ночь» по комедии Шекспира. В зале присутствовали критики и художники из объединения «Мир искусства», и они по достоинству оценили яркую индивидуальность, вкус и стиль Фокина. Было решено, что когда-нибудь он станет глашатаем их мировоззрения в балете.

Вскоре артисты труппы предложили Фокину осуществить какую-нибудь постановку в целях благотворительности. Идея понравилась, и он выбрал для постановки акт из уже написанного, но еще не поставленного балета Антона Рубинштейна «Виноградная лоза». Сам Петипа, увидев постановку, прислал Фокину небольшую записку с восторженным отзывом.

В начале 1907 года на вечере в пользу Общества защиты детей Фокин показал два балета – «Шопениану» (первую версию) и «Евнику». Изысканность и совершенство формы спектаклей окончательно покорили «мирискусников». Возглавлявший «Мир искусства» Александр Бенуа предложил Фокину совместно создать новый балет. Он брал на себя либретто и оформление, композитором стал молодой музыкант-новатор Николай Черепнин. Сперва удалось показать вторую картину – «Оживленный гобелен» на школьном экзаменационном спектакле. Она имела успех, и общими силами добились постановки на сцене Мариинского театра.

Следующей работой Фокина в содружестве с «мирискусниками» был балет «Египетские ночи» на сюжет новеллы Теофиля Готье «Ночь в Египте». Тогда же, в начале 1908 года, был поставлен новый вариант «Шопенианы». Фокин искал способ создания танцевально-симфонической сюиты. Вскоре появился и третий.

1909 год стал решающим в творческой жизни Фокина. Дирекция императорских театров поручила ему постановку на сцене Мариинского театра «Египетских ночей» и «Шопенианы», а весной там же была показана «Евника». Именно этот спектакль стал реформой в области сценического балетного костюма – внешность актеров стала более образной и менее «балетной». В «Эвнике» наметились основные особенности зрелого творчества Фокина-постановщика, две линии – линия пластической драмы и линия стилизации под старину. Спектакль имел огромный успех.

Эти работы были оплачены дирекцией, что означало официальное признание балетмейстерских прав Фокина. После этого он стал готовиться к своему первому показу русского балета в Париже, инициатором которого был Сергей Дягилев.

Фокин на три года стал единственным постановщиком знаменитых дягилевских «Русских сезонов». Роль Дягилева в судьбе Фокина огромна, несмотря на то что отношения между ними были крайне сложными и противоречивыми.

Программа первого сезона включала в себя разноплановые балеты: «Клеопатра», «Павильон Армиды», «Половецкие пляски» из оперы «Князь Игорь» и «Шопениану», переименованную в «Сильфиды». Контрастность этих балетов делала репертуар очень эффектным.

В следующем сезоне была подготовлена совершенно новая программа, и вновь единственным балетмейстером остается Фокин. «Шехерезада» на музыку Римского-Корсакова продолжала линию пластической драмы «Клеопатры», но спектакль получился более чувственным, эротичным. В этом балете Фокин старался избавиться от той рутины, которая так тяготила его на казенной сцене. Бытовой жест заменил условную балетную пантомиму, в некоторых сценах Фокин даже использовал приемы французской борьбы, которой увлекался в юности.

Вторым балетом сезона 1910 года стал «Карнавал» на музыку Р. Шумана, поставленный в контрасте с «Шехерезадой». Но центральным событием сезона стал долгожданный балет на русскую тему – «Жар-птица», в котором использовались фольклорные образы. В балете Фокин наделил каждый персонаж своим пластическим языком, стараясь, чтобы все движения были логичными и осмысленными. Во время парижских гастролей Фокин сам исполнял партию Ивана-царевича.

Сезон 1911 года был ознаменован новыми работами Фокина в совершенно ином стиле: «Подводное царство» Римского-Корсакова, «Нарцисс» Черепнина, «Призрак розы» Вебера. «Нарцисс» и «Призрак розы», новаторские балеты-миниатюры, строились на подражании пластике растения, создающей образ благоухающего, хрупкого цветка. Импрессионистическая манера была новой для балетной сцены и покорила западную публику.

Одной из лучших работ Фокина стал балет «Петрушка» на музыку И. Стравинского, продолжающий русскую тему в творчестве балетмейстера. Этот спектакль не покинул сцену до сих пор.

Начиная с сезона 1912 года отношения между Фокиным и Дягилевым становились все более напряженными. Фокин перестал быть единственным балетмейстером дягилевской труппы, и он весьма болезненно переживал то, что Дягилев привлек к балетмейстерской работе блистательного танцовщика Вацлава Нижинского. После осуществления нескольких постановок («Синий бог» Гана, «Тамара» Балакирева, «Дафнис и Хлоя» Равеля) Фокин покинул труппу Дягилева и продолжил работу в Мариинском театре как танцовщик и балетмейстер. Однако казенная сцена не могла предоставить Фокину той свободы творчества, к которой он привык у Дягилева.

В 1914 году Фокин вновь вернулся к сотрудничеству с Дягилевым, поставив для его труппы три балета – «Легенду об Иосифе» Штрауса, «Мидаса» Штейнберга и оперно-балетную версию «Золотого петушка» Римского-Корсакова. Успех всех этих постановок был весьма умеренным. Так закончился самый успешный период его творчества, принесший ему европейскую славу и огромный опыт.

До 1918 года Фокин продолжал работать в Мариинском театре, осуществив много постановок, среди которых «Сон» М. Глинки, «Стенька Разин» А. Глазунова, «Франческа да Римини» П. Чайковского, танцы во многих операх. Наиболее удачными стали балеты «Эрос» Чайковского и «Арагонская хота» Глинки.

Революция прервала работу балетмейстера не только в Мариинском театре, но и в России. Он предпочел покинуть родину, первоначально планируя вернуться. Однако этим планам не суждено было осуществиться.

Несколько лет Фокин работал в Нью-Йорке и Чикаго. Тоска по родине порождает в его творчестве много постановок на русскую музыку, среди которых «Громовая птица» Бородина и «Русские праздники» Римского-Корсакова. До 1933 года он продолжал выступать и как исполнитель. Еще в 1921 году Фокин при помощи жены открыл балетную студию, в которой работал до самой смерти.

Последними крупными работами Михаила Фокина были балеты «Паганини» на музыку Рахманинова (1939) и «Русский солдат» Прокофьева (1942). Желание поставить балет «Русский солдат» было вызвано тревогой за судьбу далекой Родины. Фокин жил и умер русским человеком. Сын его вспоминал: «Перед смертью, придя в сознание и узнав о событиях под Сталинградом, Фокин спросил: «Ну, как там наши?» И, услыхав ответ: «Держатся…», прошептал: «Молодцы!» Это были его последние слова».

Умер Михаил Михайлович Фокин 22 августа 1942 года.

Д. Трускиновская


Окончил Петроградское театральное училище в 1898 (ученик П. Карсавина, Н. Волкова, А. Ширяева, П. Гердта, Н. Легата). Артист Мариинского театра с 1898 по февраль 1918 (с 1904 первый танцовщик, с 1910 балетмейстер, с 1917 председатель комиссии по текущим делам балета). Одновременно педагог училища (с 1904). Исполнитель главных партий в классических балетах, а также в своих постановках. В сезоне 1917/18 танцевал партии Эроса («Эрос») и Арлекина («Карнавал»).

«Не могу не высказать сожаления, что балетмейстер Фокин совершенно заслонил собою Фокина — классического танцовщика, которого я ставлю очень высоко. Не поражая особой элевацией или преодолением технических турдефорсов, он обладал редкой пластичностью, чудным гармоничным сочетанием движений ног, рук и корпуса» (А. Бенуа).

Балетмейстерский дебют Фокина — спектакль ПТУ «Ацис и Галатея» А. Кадлеца (1905), первый спектакль на сцене Мариинского театра — «Евника» Н. Щербачева (1907). В этом же году А. Павлова впервые исполнила хореографический шедевр Фокина «Лебедь» на муз. К. Сен-Санса. Далее — «Шопениана» (1-я ред.— 1907, 2-я ред.— 1908), «Павильон Армиды» (1907), «Египетские ночи» (1908), «Карнавал» (1910).

В 1909-12 и 1914 ведущий танцовщик и балетмейстер «Русских сезонов» и труппы русского балета С. Дягилева в Париже, где впервые поставил: «Половецкие пляски» (опера «Князь Игорь», 1909), «Шехеразада», «Жар-птица» (оба — 1910), «Нарцисс» Н. Черепнина, «Видение розы», «Петрушка» (все — 1911), «Синий бог» Р. Ана, «Тамара» на муз. М. Балакирева, «Дафнис и Хлоя» (все — 1912), «Легенда об Иосифе» Р. Штрауса, «Золотой петушок» на муз. Н. Римского-Корсакова (оперно-балетная версия), «Мидас» М. Штейнберга (все — 1914). В 1913 поставил для труппы А. Павловой «Прелюды» Ф. Листа и «Семь дочерей горного короля» А. Спендиарова.

Одновременно работал в Мариинском театре, перенес на его сцену некоторые парижские постановки, а также поставил танцы в опере «Орфей и Эвридика» К. В. Глюка (1911), «Бабочки» на муз. Р. Шумана, «Исламей» на муз. М. Балакирева (оба — 1912), «Сон» на муз. М. Глинки, «Эрос», «Франческа да Римини»; «Стенька Разин» на муз. А. Глазунова (все — 1915), «Арагонская хота»; «Ученик чародея» на муз. П. Дюка (оба — 1916), танцы в опере «Руслан и Людмила» (нояб. 1917).

В 1918 Фокин уехал в Швецию, с 1919 жил в США. В 1921 вместе с В. Фокиной открыл студию танца в Нью-Йорке. Преподавал, читал лекции, танцевал (до 1933), ставил спектакли в различных американских и европейских труппах. Среди постановок в Нью-Йорке: «Сон маркизы» на муз. В. А. Моцарта, «Громовая птица» на муз. А. Бородина (оба — 1921), «Приключения Арлекина» на муз. Л. Бетховена (1922), «Веселящиеся боги» на муз. П. Чайковского (1923), «Бессмертный Пьеро» на муз. Л. Бетховена (1925).

В 1934 поставил для Иды Рубинштейн в Париже «Болеро» и «Вальс» М. Равеля, «Семирамиду» А. Онеггера, «Диану де Пуатье» Ш. Ибера; в 1935 в «Опера-комик» в Париже — «Психею» на муз. С. Франка и «Мефисто-вальс» на муз. Ф. Листа.

Для труппы «Русский балет Монте-Карло» в 1931-37 поставил «Дон Жуана» К. В. Глюка, «Испытание любви» В. А. Моцарта, «Стихии» на муз. И. С. Баха; для труппы «Русский балет Базиля» — «Золушку» на муз. Ф. д'Эрланже (1938) и «Паганини» на муз. С. Рахманинова (1939).

Последние постановки Фокина осуществлены для труппы «Американский балет»: «Синяя Борода» на муз. Ш. Оффенбаха (1941), «Русский солдат» на муз. сюиты «Поручик Киже» С. Прокофьева (1942). Сюжет последнего балета (не связанный с тематикой Прокофьева) навеян военными событиями и посвящен «храбрым русским солдатам второй мировой войны».

В 1936-40 Фокин писал мемуары, которые не успел завершить. Они впервые изданы в СССР (1962) под названием «Против течения».

«Под знаком Фокина проходила вся жизнь русского балета предреволюционных лет: по существу, он один двигал вперед искусство танца во всем мире» (Ф. Лопухов). Мировая слава пришла к Фокину после блестящих успехов первых «Русских сезонов» в Париже (1909-12), все балетные спектакли которых поставлены им. Фокина называли «отцом современного балета», «Новером XX века».

«Многое во взглядах Фокина близко эстетике советского балета. Он говорил о содружестве танца, музыки и живописи в создании психологически содержательного и исторически правдивого образа; о необходимости черпать из жизни, из народного творчества средства характеристики сценических героев; об исключительно важной роли в балете классического танца; о характерном танце, как одной из самостоятельных ветвей балетной образности; о симфонической музыке, как условии обеспечения правды современного спектакля. Все это получило развитие в лучших достижениях советского балета» (Ю. Слонимский).

Впервые в фокинских балетах музыка и живопись стали равноправными с хореографией компонентами спектакля. «Что, по моему мнению, задерживало развитие танца? То, что танцевали под плохую музыку, музыку аккомпанирующую. В результате постановки многих балетов на симфоническую музыку и под музыку опер, для танцев не написанную, все лучшие из живущих композиторов стали писать для балета: Стравинский, Прокофьев, Дебюсси, Равель, Поль Дюка, Штраус, де Фалья, Респиги и т. д., и т. д.» (М. Фокин). Легко продолжить этот список, не трудно вспомнить и художников, отдававших свое творчество балетному театру: А. Бенуа, Л. Бакст, А. Головин, Н. Рерих, М. Ларионов, Н. Гончарова. И здесь роль Фокина нельзя преуменьшать.

Одна из характерных особенностей большинства балетов Фокина — их одноактность, контрастирующая с масштабными по размеру спектаклями его предшественников. «Что касается меня, то я, естественно, перешел к одноактным балетам. Для меня естественно стремиться к цельности, к единству в художественном произведении. Мне кажется, что концентрация средств выражения их усиливает, а растянутость — ослабляет» (М. Фокин). «Первый, кто понял, что если не одухотворить танец в полном объеме, т. е. не только солиста, но и массу, то он погибнет, был М. Фокин. В творчестве Фокина масса не безразлична. Ее танцы уже не носят характер аккомпанемента: она равноценна персонажу, и даже больше — балетный спектакль вообще без нее немыслим. ..» (Ф. Лопухов)

На советской сцене сохранились лишь немногие из более чем 60 балетов, поставленных М. Фокиным. Каждый из них отмечен таким своеобразием, что, по существу, открывает собой целое направление хореографического театра.

«Наиболее широко распространена «Шопениана». В этой постановке Фокин пользовался как будто бы традиционными па классического танца. Близость к музыке создает впечатление, будто Фокин вычитывает из нее свои па. На самом деле он создал свою собственную «музыку», которая и кажется музыкой Шопена. Фокин избегает здесь бравурных и виртуозных па, какими славились балеты его предшественников. Он намеренно выбирает простые движения, но организует их в непрерывную цепь, образующую длинную пластическую мелодию. Танцы Фокина отличаются лирическим смыслом, который не объяснишь словами, но который живет и действует. Это та же музыка, что в стихе, в песне без слов, та же осмысленность при отсутствии внешнего действия. Такие качества делают «Шопениану» произведением совершенным, подсказанным искусством XX века» (Ф. Лопухов).

«Особняком стоит «скифство» половецких плясок: в этом шедевре Фокин на основе изумительно схваченных и хореографически воплощенных ритмов музыки Бородина воссоздает, пусть проблематический с точки зрения археологии, поразительный массовый этнографический танец. Ничего подобного не знала в своих «характерных танцах» старая балетная хореография XIX века» (И. Соллертинский).

«Среди сокровищ фокинского творчества ослепительно сияет «Петрушка». «Петрушка» не имеет ни литературного, ни живописного, ни музыкального первоисточника. Он оригинален в воплощении темы. А тема так актуальна и настолько близка Стравинскому, Фокину, Бенуа, что каждый искренно полагает себя главным автором спектакля... Авторы «Петрушки» до мелочей продумали свою тему. Для всех троих петербургская масленица, шпиль Адмиралтейства в мглистом февральском небе, балаганы, снующая толпа, гнусавый окрик Петрушки, выглянувшего из-за ширмы, были просто-напросто куском детства. Они добились поразительных результатов, передав поэзию пестрой, шумной, суматошной ярмарки, и противопоставив ей страдающего Петрушку» (В. Красовская).

Велико значение Фокина-педагога, воспитавшего великолепные кадры русского и советского балета. Среди его учеников — Е. Смирнова, Е. Гердт, Е. Люком, Л. Лопухова, П. Владимиров, А. Лопухов.

«Фокин не отбрасывал ни одного движения классической школы. Он не отрицал ни одного танцевального движения, но он выражал их по-своему и варьировал так, что они преображались и становились как бы речью жестов. Он воспитывал в своих учениках чувство танца, художественный вкус, глубокое понимание создаваемой композиции. Он учил понимать связь движений, их «взаимную вытекаемость» и логику. И если ученики не осознали его учение незамедлительно, на месте, в классе, все же это учение неизбежно давало свои плоды позднее» (А. Лопухов).

Сочинения: «Умирающий лебедь»,— Л., 1961; Против течения.— Л.; М., 1962, 2-е изд., 1981.

Литература: Иванов И. М. Фокин.— П., 1923; «Жар-птица» и «Петрушка» И. Ф. Стравинского. Сб. статей.— Л., 1963; Стравинский И. Хроника моей жизни.— Л., 1963; его же. Диалоги.— Л., 1971; Красовская В. Фокин. Начало пути; «Русские сезоны» и Фокин.— В кн.: Русский балетный театр начала XX века. Л., 1972, т. 1; Бенуа А. Мои воспоминания.— М., 1980, т. 1, 2; его же. О Фокине,— Еженед. петрогр. академических театров, 1923, № 35; Архив балетмейстера Фокина.— Сов. балет, 1987, № 4.

А. Деген, И. Ступников

реклама

вам может быть интересно

Публикации

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Дата рождения

23.04.1880

Дата смерти

22.08.1942

Профессия

танцовщик, балетмейстер, педагог

Страна

Россия

просмотры: 18043
добавлено: 01.04.2011



Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть
Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть