Большой балет в Большом театре Беларуси

Улькяр Алиева, 25.06.2016 в 15:02

Балет «Любовь и Смерть»

Международный фестиваль «Балетное лето в Большом» на сцене Большого театра Беларуси в календаре балетных форумов — событие новое, интересное и яркое. Создание новых международных фестивалей — миссия сложная и интересная. И когда в эту благородную миссию вовлекаются и госструктуры, и творческие организации, и известные фирмы, обеспечивающие финансовую поддержку фестиваля; когда свою лепту вносят выдающиеся деятели искусств, и на сцене в «рамках» фестиваля выступают известные балетные исполнители, то она действительно восходит в ранг событий большой общественной и исторической значимости не только для принимаемой стороны, но и для всех участников фестиваля.

Любой форум такого уровня, как «Балетное лето в Большом» — это не только форма коммуникации, межкультурного диалога, обмена идеями, но и возможность для балетных исполнителей проявить себя, продемонстрировать свою работу, перенять мастерство от своих коллег по сцене, благо

программа прошедшего фестиваля была весьма насыщенная, подобранная по принципу стилевого контраста и разнообразия.

Были представлены две яркие премьеры — балет «Любовь и Смерть» выдающегося современного азербайджанского композитора Полада Бюльбюль оглы на сюжет древнетюрского эпоса «Китаби Деде Коркуд» («Книга моего деда Коркуда») в постановке Ольги Костель и балет «Маленький принц» белорусского композитора-классика Евгения Глебова на сюжет известной философской сказки-притчи Антуана де Сент-Экзюпери в постановке Александры Тихомировой.

Балет «Маленький принц»

И если балет «Любовь и Смерть» обращается к закоулкам подсознания, моментами агонизируя между гуманизмом, представлениями о благородстве и любви, с одной стороны, и патологическими страстями человека и смертного для всех конца, с другой, то

великолепный и яркий балет «Маленький принц» стал универсальным, в плане возрастной категории, и удачным во всех отношениях

— и в смысле хореотекста, и в смысле постановочного решения (балет смотрится «на одном дыхании», как увлекательный полнометражный художественный фильм).

На балетном форуме было представлено и классическое балетное наследие великого хореографа Мариуса Петипа: балет «Лебединое озеро» П. И. Чайковского с участием великолепной солистки Михайловского театра Екатерины Борченко в двойной партии — Одетты-Одиллии в паре с давним и чутким партнёром, премьером Большого театра Беларуси — Игорем Оношко в партии Зигфрида, и не менее великолепный кордебалет Большого театра Беларуси в музыкально-хореографической картине «Тени» из балета «Баядерка» Л. Минкуса c участием ведущих солистов белорусского театра — Марины Вежновец (Никия) и Игоря Артамонова (Солор).

«Баядерка» Л. Минкуса

В рамках тематического одноактного вечера был показан знаменитый моцартовский диптих чешско-голландского балетного кудесника, культового современного хореографа — Иржи Килиана, постановки которого всегда вызывают зрительский интерес (особо следует отметить, что музыкальное сопровождение балетов Килиана на белорусской сцене идёт не в записи, как во всех театрах мира, а «вживую», в замечательном исполнении симфонического оркестра белорусского театра).

Любовные отношения мужчины и женщины — единственная ценность в мире, способная осветить бессмысленную, «автоматизированную», жизнь.

Именно любовь — сокрушительная и обезоруживающая — способна запустить пружину бытия и смерти, времени и вечности; способна, как волна, разметать все преграды, чинимые тяжёлыми кринолинами, за которыми смущённо прячутся героини в «Маленькой смерти» (в самом названии произведения «la petit mort» — пикантный французский эвфемизм любовного экстаза). Последний финальный эпизод — уход со сцены пары влюбленных, держащих друг друга за руки, и кринолины, словно кулисы, хаотично закрывающие действо — оставляет чувство недосказанности и открытости формы композиции.

Балет «Шесть танцев»

И, подобно солнечному лучу, пробивающемуся сквозь аллегорико-философскую концепцию любовного апогея, сразу выступает лучезарная, как брызги шампанского, улыбка Моцарта в не менее остроумных миниатюрных танцевальных шаржах «Шести танцев», в которых все участники активно флиртуют, сплетничают, ревнуют, порхают, словно бабочки. И даже не дав возможности публике опомниться, участники безудержно весёлой буффонады вновь и вновь завлекают зрителей в очередной куртуазный «водоворот» событий, повторив последний танец на «бис», чтобы потом исчезнуть за кулисами, словно мираж, такой же лёгкий и невесомый, как и лопающиеся на сцене мыльные пузыри, летящие в оригинальном финале с колосников.

Разнообразно по стилевому составу был представлен и гала-концерт.

Наряду с классикой — сценами и номерами из классических хорошо известных постановок М. Петипа, М. Фокина, Дж. Баланчина, В. Вайнонена, — были показаны и авторские хореографические миниатюры известных современных мастеров — Б. Эйфмана, Р. Поклитару, Н. Дуато, Л. Скарлетт на хорошо известную музыку классиков (К. Сен-Санса, С. Рахманинова, Ф. Листа), белорусских хореографов — Ю. Трояна, О. Костель, Ю. Дятко и К. Кузнецова, а также К. Зверевой, Дм. Залесского и Ю. Мельничука.

Репертуарный изыск всегда должен быть совмещен с достойным исполнением. Ведь, помимо музыкальной и хореографической составляющей, самое главное в театре, в отличие от других искусств, — это актер, живой человек: зритель приходит в театр за живыми эмоциями. Актерских, исполнительских удач, на гала-концерте фестиваля было много.

На сей раз на вершине зрительских симпатий стал Такатоши Мачияма,

который не только блестяще выступил здесь в непростой партии Шута в «Лебедином озере», перетягивая часть внимания с солистов на себя, но и стал настоящей звездой на прошедшем гала-концерте, покорив публику и в классике, исполнив со своей замечательной партнёршей Людмилой Хитровой па-де-де из балета «Корсар» А. Адана (это было не просто концертное выступление, а танец-спор, где каждый из партнёров на радость публике «перетягивал» внимание на себя, силясь демонстрацией своих технических возможностей этот спор выиграть), но и замечательно воссоздал образ Клерка из одноимённой композиции Ю. Дятко и К. Кузнецова на музыку С. Прокофьева.

Артистизм белорусско-японского премьера непередаваем: нужно просто увидеть, как Мачияма-Клерк, рано утром, засыпая, пытается войти в поток рабочего времени, встречается с клиентами, вновь, засыпая, «трясётся» в общественном транспорте, буквально «доползает» до дома. И так каждый день, словно «белка в колесе», а порой, желая выбраться из сжимающего его «круга», подумывает и об удавке на шее.

Молодая белорусская прима Александра Чижик очаровательно и технически чисто исполнила знаменитую вариацию Эсмеральды из одноимённого балета Ц. Пуни. Советская классика в исполнении ведущих белорусских артистов — Ирины Еромкиной и Егора Азаркевича — была представлена замечательным адажио из балета В. Гаврилина «Анюта».

И невольно сравнив выступление белорусских артистов и их украинских коллег — ведущих солистов Харьковского театра оперы и балета — Антонины Радиевской и Андрея Писарева, исполнивших с небольшими помарками знаменитое па-де-де из балета «Пламя Парижа» Б. Асафьева (даже вместо столь ожидаемого тройного со де баск, украинский премьер исполнил двойные в прыжковой вариации), безусловно, явное предпочтение и зрителей, и специалистов было отдано стороне солистов Большого театра Беларуси (возможно, некоторые нюансы в исполнении украинских артистов были связаны с непривычной покатой сценой белорусского театра).

Классика была представлена и в исполнении примы-балерины Азербайджанского театра оперы и балета Нигяр Ибрагимовой, которая блеснула в дуэте со своим опытным белорусским коллегой — Игорем Артамоновым — в адажио из второго акта балета «Жизель» А. Адана и в знаменитом «Лебеде» К. Сен-Санса.

Следует отметить, что на гала-концерте были показаны сразу два «Лебедя» на музыку К. Сен-Санса:

фокинская трактовка в исполнении примы балерины Нигяр Ибрагимовой (приятно поразила пластика «бескостных» рук азербайджанской балерины) и хореографическая версия новомодного современного хореографа Раду Поклитару в исполнении Андрея Писарева. Замечательная пластика украинского премьера завораживала, однако была не совсем понятна образная концепция поклитаровской версии «Лебедя».

Вначале у автора этих строк мелькнула мысль, что это очередной остро пародийный танцевальный памфлет на известную классическую композицию, столь характерный для творчества современного хореографа (вместо скульптурности поз и изящества движений прекрасного лебедя — душевные муки гадкого утёнка). Как выяснилось позже, муки всё же были, но это были боль и терзания человека, решившегося на суицид и в последний момент отступившего от воплощения этой страшной мысли. Правда, не совсем было понятно, почему после интересных пластических решений «вклинивается» гранд пируэт (возможно, вихрь безумных мыслей), но, глядя на мучения в буквальном смысле поклитаровского лебедя, невольно думается, что и через 100 лет «Лебедь» в трактовке Михаила Фокина будет вне конкуренции.

Новые белорусские балеты были представлены великолепным развёрнутым адажио из балета «Витовт»

В. Кузнецова в хореографии Юрия Трояна, в виртуозном исполнении Антона Кравченко (настоящий воин!) и хрупкой Людмилы Хитровой (отметим оригинальные и красивые силовые поддержки, которые не давали отвести взгляд и размашистые движения, словно бы завоевывавшие всё пространство сцены) и адажио из вышеупомянутого балета «Любовь и Смерть», в исполнении Ирины Еромкиной и Юрия Ковалёва.

В запоминающемся исполнении интернационального дуэта солистов Берлинского балета — Владислава Маринова и Лучио Германа Родригеза Видала — была разыграна сцена Смерти, которая по пятам преследовала героя (в хореографии интенданта Берлинского театра, известного испанского хореографа Начо Дуато). Есть хорошо известный афоризм: «Жизнь — это движение, а покой — это смерть». Когда время останавливается, а движение обретает статику, тогда и наступает смерть — как в жизни, так и в творчестве. Видимо, поэтому Дуато и назвал свою хореографическую композицию «Static Time» (Время Статики), отсылая зрителя к теории статистической интерпретации времени, объединяющей пространство и время.

В аналогичной образно-смысловой концепции (даже в музыкальной составляющей — произведения С. Рахманинова) была представлена и хореографическая композиция «Совесть» О. Костель: уже не Смерть, а Совесть (в исполнении Анны Фокиной), преследует главного героя — Егора Азаркевича.

Солисты Английского Национального балета Ксения Овсяник и Джеймс Александр Форбах представили неоклассику

— па-де-де из балета «Who cares» на музыку известной песни Дж. Гершвина «The Man I Love» — в хореографии Джорджа Баланчина и па-де-де из балета «No man’s land» («Ничейная земля»), посвященного теме Второй мировой войны в хореографии новомодного английского танцора и хореографа Лиама Скарлетта на музыку фортепианного концерта Ф. Листа, фокусирующая пространство между женщиной в тылу и мужчиной на фронте (любимый мужчина, словно призрак, возникает в мечтах тоскующей по нему женщины и исчезает в небытие). Довольно мило, но никак не можешь отделаться от мысли, что по стилистике дуэт Л. Скарлетта очень приближен к хореографическому «почерку» Кеннета Макмиллана.

Солисты казахского Театра оперы и балета «Астана-опера» Гаухар Усина и Жанибек Иманкулов станцевали замечательное «Танго» из балета «Роден» в хореографии Бориса Эйфмана и специально подготовленный молодым хореографом Ксенией Зверевой, концертный номер для балетной труппы театра «Астана опера» — «Потерянный рай» на музыку Дж. Вильямса (композиция «Колыбельная для ангела», ставшая известной после фильма «Список Шиндлера»).

Исполнительское искусство солистов казахского театра было на высоте, а вот хореотекст последней композиции не произвёл впечатления: нельзя просто «заполнять» такую волшебную по красоте музыку отдельными позами, поддержками и движениями, должна присутствовать ясно выраженная мысль, идея или образ.

Что хотел выразить хореограф Дм. Залесский в своей композиции «Я и Я»: Второе Я? — Alter Ego? (тем более, что Екатерина Олейник и Игорь Оношко были одеты в идентичные костюмы) — тоже тайна за семью печатями, но белорусский дуэт в довольно интересных нарядах танцевал «от души».

Ясный образ ощущался в хореографической композиции Ю. Мельничука со столь длинным названием, — «Пойми, душа, что Бог из-за тебя не спит». Под мистическую музыку персидского композитора Нияза, по стилистике приближённую к мугаму, белорусская солистка Марина Вежновец — душа в образе страдающей женщины содрогалась от конвульсий и рыданий. Безусловно, можно долго рассуждать о равнозначности представленных номеров на гала-концерте, но сама

исходная «палитра» позволила познакомить белорусского зрителя и гостей фестиваля с широким кругом исканий молодых хореографов.

В фестивале, в качестве приглашённого гостя, приняла участие известный российский балетный критик Ольга Ивановна Розанова, которая поделилась своими впечатлениями о белорусском балетном форуме:

«Фестиваль „Балетное лето в Большом“ получился очень насыщенным. Прежде всего, надо отметить премьеру двух полнометражных балетов композиторов-современников — Полада Бюльбюль оглы и Евгения Глебова, воплощённых молодыми хореографами — Ольгой Костель и Александрой Тихомировой — на сюжеты древнетюркского эпоса „Книга моего деда Коркуда“ и известной сказки Антуана де Сент-Экзюпери „Маленький принц“, в которых затронуты извечные категории жизни, любви и смерти. Оба балета отличает эффектная зрелищность, соответствующая выразительности музыки, превосходно исполненной как музыкантами симфонического оркестра театра, так и балетными артистами. Заметным событием фестиваля стало „Лебединое озеро“, прежде всего, благодаря талантливым солистам — Екатерине Борченко, Игорю Оношко и Такатоши Мачияме.

Нечасто можно увидеть на сценах постсоветского пространства балеты Иржи Килиана. На фестивале зрители смогли увидеть два шедевра великого балетмейстера — „Маленькую смерть“ и „Шесть танцев“, вызвавших бурную реакцию зрителей. И в тот же вечер несложно было убедиться в профессионализме балетной труппы: 30 танцовщиц кордебалета с идеальной синхронностью исполнили картину „Теней“ из балета „Баядерка“ в хореографии М. Петипа. И завершающим вечером фестиваля стал гала-концерт с участием солистов разных стран, которые со своими белорусскими партнёрами показали насыщенную концертную программу, где классика соседствовала с композициями ультра-современных стилей».

Фотографии предоставлены пресс-службой театра

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть
Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть