Не спасовал и в Москве!

Оуэн Уингрейв впервые запел по-русски

Игорь Корябин, 04.08.2018 в 18:31

«Оуэн Уингрейв» — поздняя опера Бенджамина Бриттена, написанная в 1971 году, но о ней всегда вспоминалось лишь в связи с другим его пацифистским опусом, шедевром на века «Военным реквиемом» (1962). В июне этого года раритетная опера Бриттена впервые прозвучала и в России. «Не спасовал и Москве!» – это не только о персонаже оперы, имя которого вынесено в ее название и которому в условиях довольно жесткой для него сюжетной коллизии удалось проявить твердость характера и отстоять свои убеждения ценой собственной жизни.

«Не спасовал и Москве!» – это и об «Оуэне Уингрейве», когда мы говорим об опере Бриттена, постановка которой на Малой сцене Московского Детского музыкального театра имени Наталии Сац стала экзаменом, сданным участниками этой премьеры перед уходом на летние каникулы на «отлично». Премьерные спектакли под названием «Тайна семьи Уингрейв» прошли 22 и 23 июня, а вниманию рецензента новая постановка предстала во второй день.

Предпоследняя опера яркого пацифиста Бриттена «Оуэн Уингрейв» – тайна за семью печатями лишь для нас: ситуация с ее постановками за рубежом в последние годы намного лучше. Известность последней оперы композитора «Смерть в Венеции» (1973) вряд ли могла затмить предшественницу, но ее можно воспринять и как весьма эффектное «игровое приложение» к вечной теме, монументально мощно (в высокопафосном штиле) поднятой в «Военном реквиеме», который с концертных подмостков не исчезает практически никогда. Постановка в Москве зиждется на редуцированной оркестровой редакции Дэвида Мэтьюза, так что эту оперу мы постигаем как камерную не только по психологическому наполнению сюжета, но и по составу оркестра. При этом по накалу музыкального драматизма она вовсе не камерная! Ее напористый, прихотливо суровый, даже жесткий мелодекламационный язык музыкально-драматической отдачи от певцов требует поистине колоссальной!

Автор либретто «Оуэна Уингрейва» – Мифанви Пайпер, арт-критик, сотрудничество которой с Бриттеном началось с «Поворота винта» (1954), а завершилось оперой «Смерть в Венеции». Основа либретто предпоследней оперы Бриттена – одноименный рассказ Генри Джеймса (1892), взятый композитором на заметку как потенциальный сюжет для оперы еще при работе с Мифанви Пайпер над «Поворотом винта» всё того же Генри Джеймса (1898). Заказ на «Оуэна Уингрейва» от телеканала BBC поступил 1966 году, в 1968-м началась работа над либретто, а к августу 1970-го опера была полностью завершена. В ноябре того же года телеверсия оперы под управлением композитора была записана в арт-комплексе поместья «Снейп Молтингз» (что недалеко от Олдборо в графстве Саффолк), известного сегодня как место проведения музыкального «Фестиваля Олдборо», основанного Бриттеном в 1948 году. А мировая телепремьера «Оуэна Уингрейва» состоялась 16 мая 1971 года.

В первом исполнении принял участие ряд известных британских певцов того времени: партию Оуэна взял на себя баритон Бенджамин Луксон, партию его деда Генерала (Сэра Филиппа) – тенор Питер Пирс, партию Кейт Джулиан (невесты Оуэна) – выдающаяся меццо-сопрано Джанет Бейкер. Жизнь своего опуса композитор изначально мыслил не только на телевидении, но и на сцене, однако после премьеры постановки 10 мая 1973 года в лондонском Королевском оперном театре «Ковент-Гарден» для его оперы наступил период затишья. В 1974 году в Опере Санта-Фе состоялась и американская премьера. В 1997 году продукция Glyndebourne Touring Opera (1995) впервые обжила подмостки и самогó Глайндборнского фестиваля. А XXI век принес новую постановку в Лондоне на экспериментальной сцене «Ковент-Гарден», современной площадке Linbury Studio Theatre (2007), и речь на сей раз идет о продукции в редуцированной оркестровой редакции Дэвида Мэтьюза, которая в 2009 году была представлена также в Чикаго и Вене.

После этого, за прошедшие до московского проекта годы, в мире появилась еще не одна постановка этой оперы, но для нас важно то, что в России в конце сезона 2017/2018 ее герои впервые запели в той же музыкальной редакции по-русски (в переводе Валентины Ефановой). Этот опус – одна из тех «филологических опер», непосредственное понимание вербального смысла которой необычайно важно. На сей раз 12-тоновая сериальная техника в звучании вокальных партий и оркестра идет в связке с большой группой ударных, так что сложный музыкальный язык семейно-психологической драмы с «мистикой привидений» (явная аллюзия на «Поворотом винта»!) требует и глубокой, комплексной вдумчивости.

Музыкальный руководитель и дирижер – Алевтина Иоффе, но пронзительно-властным, «говорящим» звучанием оркестра убеждает и второй дирижер Иван Виноградов. При внятной дикции певцов, добротности их вокально-драматической выучки спектакль на пределе пульсации стального нерва движет вперед пацифистски-военная (перевешивающая войной) четверка героев: Иван Дерендяев (Оуэн), Максим Дорофеев (Лечмир, его друг), Игорь Витковский (Мистер Койл, педагог академии), Валерий Барский (Сэр Филипп). Рельефно-яркий вклад в противостояние с Оуэном-пацифистом, в его чудовищную травлю, вносит и весьма мощный женский «квартет»: Мария Козлова (Кейт), Ольга Белова (Миссис Койл), Мария Смирнова (Миссис Джулиан), Алиса Райская (Мисс Уингрейв, тетя Оуэна).

Выход в финале из-за ширмы-экрана безмолвных призраков (предков рода Уингрейв – отца и мальчика-сына, убитого отцом за отказ биться со сверстником) ужасающе зрелищен. По ту сторону зловещего суперзанавеса Оуэн, у которого война отняла отца и приблизила смерть матери, заступает, дабы отмести обвинение в трусости со стороны Кейт. Право на выбор им «отвоевано», но вернуться «на эту сторону» ему не суждено уже никогда. Малый зал театра – полное контактное взаимодействие с актерами, поэтому спектакль в одеждах, лишь стилизованных под эпоху конца XIX века, режиссер Виктория Агаркова и художники Ирина Дерябина (сценография и костюмы), Юлия Айнетдинова (свет) и Мария Степанова (видео) выстраивают как воздействующую на подсознание «реалистичную абстракцию». Экран-суперзанавес – символ Парамора, родового поместья Уингрейвов, и этот важный элемент сценографии – грань реального и мистического. А остальные конструкции «по эту сторону занавеса» – набор детских кубиков с функциональными надписями, из которых все локализации сюжета складываются по ходу спектакля как многозначный объемный пазл...

Фото Андрея Турусова

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Тип

рецензии

Раздел

опера

Театры и фестивали

Детский музыкальный театр

Персоналии

Бенджамин Бриттен

Произведения

Оуэн Уингрейв

просмотры: 1762



Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть
Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть