Окно в Ноймайера

Екатерина Беляева, 27.11.2012 в 19:42

Джон Ноймайер. Автор фото — Николай Круссер

Во второй раз на питерский фестиваль «Дягилев. P.S.» с полномасштабными гастролями приезжал Гамбургский балет.

Этот балетный форум возник в 2009-м — в год столетия Русских сезонов, и открывали его авторские спектакли Ноймайера, тематически связанные с фигурой Вацлава Нижинского. В «Павильоне Армиды» хореограф тонко вплел в реставрированные им сцены из балета Михаила Фокина «Павильон Армиды» позднюю биографию Нижинского и зарисовки из жизни антрепризы. Также был представлен балет «Вацлав», основанный на нереализованном замысле самого Нижинского — поставить балет на музыку Баха. И в финале показали балет «Жертва» — оригинальную версию Ноймайера «Весны священной» (самого, как известно, революционного и скандального проекта Вацлава Фомича). Это были совершенно незабываемые гастроли.

В прошлом году гостем фестиваля стала труппа Анжелена Прельжокажа со спектаклем «Белоснежка». А в этом —

отметили 70-летие Джона Ноймайера привозом его масштабного трехактного балета «Дама с камелиями» (1978) и организацией не менее масштабного гала-концерта

с отрывками из балетов гамбургского хореографа в исполнении международных балетных звезд. В будущем же планируется сделать акцент на гастролях других балетных театров мира, может, даже двух, трех за раз, с тем, чтобы они привозили премьеры последних лет. Уже ведутся переговоры с крупнейшими европейскими компаниями.

Автор фото — Николай Круссер

Гастрольную программу фестиваля 2012 года сопровождала

выставка в Театральном музее «Вацлав Нижинский и Джон Ноймайер» из частной коллекции хореографа.

Директор музея Наталья Метелица потратила много сил, чтобы убедить Ноймайера отправить часть своей домашней экспозиции в Петербург (Ноймайер является владельцем самого большого в мире собрания артефактов Русского балета — прим. ред.).

Здесь представлены совершенно уникальные вещи, существующие в единственном экземпляре. Это собственно портреты Нижинского (в основном графические), сделанные А. Модильяни (художник запечатлел артиста в концертном номере «Сиамский танец»), Г. Климтом, Ж. Кокто, Ж. Барбье, Ж. Лепапом, Ж.-Э. Бланшем (живописный холст «Нижинский на фоне прилива», на котором танцовщик сидит по-турецки в костюме из «Сиамского танца»).

Изюмина экспозиции — рисунки самого Нижинского 1918—19 годов на тему сфер.

Ноймайер обладает самой большой коллекцией этих рисунков и очень неохотно с ними расстается, поэтому в Питере до 12 декабря присутствует лишь малая их часть.

Книга Наталии Зозулиной «Джон Ноймайер в Санкт-Петербурге»

Одновременно с вернисажем проходили презентации первой в России монографии о творчестве Ноймайера — книги Наталии Зозулиной «Джон Ноймайер в Санкт-Петербурге» («Алаборг», СПб., 2012). На 424 страницах автор рассказывает о шести явлениях Ноймайера в городе на Неве.

Самый захватывающий рассказ содержится в начале книги, посвященный первым гастролям Гамбургского балета в 1981 году, когда в СССР вообще ничего про него не знали. Кроме спектакля «Сон в летнюю ночь», который вызвал невероятный фурор у зрителей, Ноймайер провел на сцене Малого оперного театра мастерскую «Шекспир и танец».

Ему было всего 39 лет, и он дерзнул выйти перед ленинградцами со своими рассказами о процессе работы хореографа.

Переводила слова Ноймайера специальная дама-офицер, одного взгляда на которую Ноймайеру хватило, чтобы сначала медленно ретироваться в кулису, и там уже взять себя в руки и снова выйти к страждущей публике.

Н. Зозулина сохранила свои записи с того вечера, сделанные без всякого диктофона, и привела в книге с максимально возможной точностью. Есть там и фрагмент, где Ноймайер объясняет, как он нашел танцевальный элемент в казалось бы совсем нетанцевальном «Гамлете».

Второй приезд Ноймайера состоялся в 1990-м

— зрители оказались более подготовленными к сюжетным балетам хореографа, но открыли его как постановщика симфоний Малера («Сон в летнюю ночь» и «Пятая симфония Малера»). На примере «Пятой» автор формулирует основные принципы «хореографирования» симфонического материала Ноймайером.

Автор фото — Николай Круссер

Целая глава посвящена конкурсу «Майя» в 1994 году, в котором участвовала хореография Ноймайера (номер «Кармен. Карты» для Анны Поликарповой). Ноймайер приезжал «налегке», без труппы, и дал большое интервью, в котором говорит в том числе и о бессмысленности обучения искусству хореографа.

Дальше идет подробное описание репетиционного периода в Мариинском театре, когда в 2001 году Ноймайер осуществлял свою первую для России постановку. Полный разбор трех балетов, включая мировую премьеру «Звуки пустых страниц» на музыку Шнитке, а также анализ актерских работ (Дианы Вишневой, Светланы Захаровой, Андриана Фадеева и др.) прилагается.

Самая большая часть книги посвящена грандиозным гастролям Гамбургского балета в 2003-м юбилейном для города году,

когда Ноймайер привозил «Нижинского», «Чайку» и «Даму с камелиями». В финале книги в фокус попали предпоследние гастроли труппы в 2009-м. Монография роскошно иллюстрирована рисунками Аллы Буряковой, питерской художницы и свидетельницы всех приездов Ноймайера. В книге собрано много полезного справочного материала о балетной жизни Петербурга, начиная с 1981 и заканчивая нашими днями.

Наталия Зозулина также организовала и провела первую в России и, как позже выяснилось, в мире международную научную конференцию, посвященную аспектам творчества Джона Ноймайера.

Автор фото — Николай Круссер

«Даму с камелиями» давали с двумя составами — как манифест русско-немецкой дружбы, о которой в этом перекрестном году Германия — Россия положено говорить. Диана Вишнёва из Мариинки и Александр Рябко из Гамбурга (изначально из Киева) блистали в первый день, а Элен Буше и Тьяго Бордин — во второй.

Спектакли получились совсем разные, поскольку

Вишнёва умеет находиться в фокусе — притягивать к себе внимание, даже мелькнув на заднем плане.

И оценивать стоит прежде всего ее в спектакле, а не спектакль с ней. Ее Маргарита Готье получилась разная — необычная чувственная куртизанка, способная влюбиться как девчонка, тонкая пейзанка, совестливая женщина, для которой чужие семейные устои становятся важнее, чем ее личное счастье, прекрасная Дама с камелиями — женщина-загадка, блоковская Незнакомка, парящая над Парижем, и наконец, несчастная уродливая травиата, пафосно по-оперному умирающая в своей холодной квартире. Все эти женские образы проживает за два часа спектакля Диана Вишнёва.

Абсолютного положительного героя танцует Александр Рябко —

бесконечно преданного своей Маргарите мальчишку. Самое трудное для него место, когда он должен кинуть деньги Маргарите на последнем балу. Он их тихо так подает, и затем его герой будто умирает, убитый злым Роком.

Спектакль с участием этих артистов получился очень актерским, словно поставленным на индивидуальности, что, как известно, не так, но присутствие личностей опрокидывает историю.

Автор фото — Николай Круссер

А во втором спектакле, где царила прекрасная и сдержанно холодная француженка Элен Буше, зритель больше погружается в созерцание хореографии, в музыку, и в очаровательную и легкую, но с привкусом увядания, атмосферу Парижа сороковых годов XIX века, в чистый эстетизм Ноймайера.

Хореограф использовал для своего балета исключительно музыку Шопена,

причем большинство произведений идут без купюр (Второй фортепианный концерт в первом акте, например). Композитор незримо присутствует в спектакле. Как и его друг Ференц Лист, знававший лично даму с камелиями (реальную Альфонсин Плесси, ставшую Мари Дюплесси и потом романно-оперно-балетной Маргаритой Готье и Виолеттой Валери), и Александр Дюма-сына и его тиран-отец. В балете Ноймайера весь этот полубогемный полуаристократический Париж обрел невероятную выпуклость.

Элен Буше и Тьяго Бордин, образующие на сцене постоянную пару, — любимцы Ноймайера из среднего поколения.

Они пока не такие харизматы, как Анна Поликарпова, Ллойд Риггинс, Иван Урбан, Александр Рябко, Отто Бубеничек, которые экспериментировали вместе с Ноймайером последние пятнадцать лет, и сегодня могут горделиво нести себя, но покладистость и трепет этих юных кристаллизует эстетику старых балетов Ноймайера. Поэтому первая «Дама» была мощным именно актерским высказыванием, вторая — абсолютным воспеванием хореографии гамбургского мэтра.

Автор фото — Николай Круссер

Год назад Ноймайер сделал еще одну очень важную для будущего вещь.

Он организовал Национальную молодежную труппу, которая финансируется государством.

Труппа не будет принадлежать никакому конкретному городу, но ее репетиционная база находится в Гамбурге. Труппа компактная — 8 танцовщиков, возраст артистов от 18 до 23 лет. Сам Ноймайер стал ее интендантом, Кевин Хейген — худруком, а Йохан Штегли — балетмейстером. Выступает компания на необычных площадках — в школах, музеях, домах престарелых и даже тюрьмах. Репертуар самый разный — балеты Ноймайера, классика и новые балеты молодых хореографов.

Эти восемь танцовщиков приехали в Петербург вместе с учениками Гамбургской балетной школы, чтобы принять участие в гала-концерте «Ноймайер без границ». Они исполняли фрагменты из балета «Yondering» (название восходит к американскому выражению out yonder — «странствия с приключениями» на песни Стивена Фостера в исполнении Томаса Хэмпсона).

Отличное начало для амбициозных молодых артистов, которые хотят стать кем-то в профессии и при этом не заскучать.

Полностью спектакль был поставлен и в Гамбургской балетной школе, и Школе танца при Парижской Опере, и в Школе балета Сан-Франциско, Королевской балетной школе в Лондоне, Национальной балетной школе Канады.

Автор фото — Николай Круссер

Стайка молодых людей скачет по сцене, купаясь в своей молодости и хорошем настроении, периодически пара-тройка отделяется от остальных и начинает разыгрывать сценки на сюжеты песен, которые душевно поет Хэмпсон: «Я мечтаю о Дженни», «Молли, ты меня любишь?», «Прекрасный мечтатель», «Что за вопрос». Здесь есть аллюзии на американский стиль Джерома Роббинса, Пола Тэйлора, Энтони Тюдора, но в основном это чистый Ноймайер — его фирменные движения, любимые спайки, связки, паузы, половая амбивалентность.

В финале Ноймайер смешал всех — школьников, артистов молодой труппы и своих лучших артистов,

и они станцевали пять фрагментов балета «Танцы под Бернстайна». Приятно было смотреть, как стараются старшие звезды, которых подстегивают своей дерзостью юные.

Еще на гала показали большие фрагменты из «Смерти в Венеции» — топового балета Ноймайера по новелле Томаса Манна. Здесь блистали премьерные исполнители Ллойд Риггинс — Ашенбах и Эдвин Ревазов — Тадзио.

Анна Поликарпова подготовила тот свой номер «Кармен. Карты»,

который прогремел в 1994 на «Майе». Ну, это чистая ностальгия. Зловеще мелькали ладони и ступни, которые, экспрессивно выворачиваясь, вырастали до гигантского размера, что замечательно передала Алла Бурякова в своих зарисовках.

Автор фото — Николай Круссер

Датчане привезли дуэт из «Ромео и Джульетты», прихватив с собой софу с пологом и батистовое белье — гениальные артефакты оформления Юргена Розе. Этому балету сорок лет — именно с ним в 1971 году Ноймайер родился как хореограф большого стиля (премьера прошла во Франкфурте, где Ноймайер успел поработать худруком — прим. ред.). В одном только этом дуэте можно рассмотреть весь будущий протест молодого человека против устоявшихся законов балетного театра. Границы сценического «нельзя» в трехактном балете начали отодвигаться к линии горизонта как раз с этого «Ромео».

Голландцы показали фрагменты из балета «Сильвия», артисты МАМТа — из «Русалочки».

Но сразил всех «Эпилог» из балета «Пятая симфония Малера» (Адажиетто)

в исполнении Элен Буше и Тьяго Бордина. С его чередованиями геометрии и кружева, острых углов и мягких конусов, трапеций и сфер, в которые складываются два тела. При этом ни за что не скажешь, что Ноймайер играет с формой, скорее он так причудливо излагает содержание.

Автор фото — Николай Круссер

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть
Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть