Даёшь новое искусство!

Татьяна Любомирская, 07.09.2017 в 21:07

Автор фото — Ирина Шымчак

В начале было зрелище.

Ведь на этот раз фестиваль «Viola is my life» совместил два в одном: традиционный музыкально-энергетический заряд и остановившиеся прекрасные мгновенья — фотовыставку работ Григория Цыганова. Так что в ожидании концерта и между его отделениями гости приобщались к визуальному искусству: вдумчиво разглядывали фотографии, вели светские беседы и глубокомысленно рассуждали на темы ракурса, освещения и фона. Церемонность сего действа довершала чинная атмосфера музея Скрябина — весьма неожиданное пристанище для призревших консерватизм музыкантов. Впрочем, этот альтовый фестиваль преподнес немало сюрпризов, среди которых сочетание академических стен и альтернативной музыки — самый невинный.

Говорят, чувство композиции в живописи, а также в светописи (если дать волю дотошным филологам, слово «фотография» они переведут именно так) сродни музыкальному слуху: либо оно есть, либо его нет. В данном случае фотограф мог похвастаться обоими талантами, так как помимо своей художественной деятельности Григорий Цыганов — замечательный музыкант и неизменный участник братии альтистов, создавших этот удивительный фестиваль.

Снимки, представленные на выставке, удачно вписались в фестивальную концепцию: вытащить на свет Божий такую красоту, которую, как правило, игнорируют.

Так, в урбанистических пейзажах и бытовых сценах фотограф отыскал возвышенные материи: Андреевский крест — в переплетении металлических прутьев решетки, глубинную мудрость — в лике старца, поэтическую меланхолию — в железнодорожном депо. Фотографии оказались многоплановыми, их смысл, отчасти отображенный в названиях, раскрывался не сразу, требуя сосредоточенности внимания. Словом, сей вернисаж стал ярким штрихом, украшающим это впечатляющее альтовое действо.

Автор фото — Ирина Шымчак

Еще в прошлом году, во время Второго альтового фестиваля, я задумалась о том, где музыканты смогут найти столько высококлассных произведений для альта, чтобы поддержать планку позапрошлогоднего старта. Нашли! Более того, программа и Третьего фестиваля ничуть не уступала по прелести и оригинальности своим предшественницам. А продолжительность концерта, который в лучших традициях Вагнера шел почти 5 (!) часов, свидетельствовала о том, что художественный руководитель фестиваля Сергей Полтавский, очевидно, знает местонахождение неиссякаемого источника отменных альтовых сочинений.

Итак, завсегдатаи фестиваля из числа публики настроились на привычный драйв, удобно расположились в креслах, но, едва заглянув в программки, тут же вытянулись в струнку.

В первом отделении Брамс, Мендельсон, Шуберт! А как же фестивальное кредо — исполнить то, что не исполняют в консерваториях?

Впрочем, консерваториям еще не доводилось слышать транскрипции «Песен без слов» и «Зимнего пути» для альта и фортепиано. Да и первое в истории музыки произведение для голоса, альта и фортепиано — 2 песни Брамса — всякий раз, сколько бы ни исполнялось, звучит оригинально и свежо, несмотря на свой почтенный возраст. Так, глубокое, чистое, бархатное меццо-сопрано Евгении Сегенюк в сочетании с поющей «меццо-скрипкой» Андрея Усова и гладким фортепианным сопровождением Людмилы Усовой стали прекрасным началом концерта.

Два последующих номера-переложения, вопреки своим знаменитым первоосновам, лично мне всё-таки показались немного не уместными в контексте данного фестиваля. Возможно, дело в привычке, ведь до сих пор организаторы «Viola is my life» верно и преданно пестовали ХХ-ХХI века, а тут — Мендельсон и Шуберт. Так, от «Песен без слов» (переложение и исполнение Григория Цыганова в сопровождении Сергея Жилкина) повеяло салонностью, кринолинами и прочей седой стариной. Кроме того, мелькнула мысль, что эти песни — те редкие сочинения, которые гораздо более выигрышно звучат в записи, нежели в живую: они создают уют, но не апеллируют к эмоциям и впечатлениям.

Что же касается «Зимнего пути», то излюбленный шедевр в транскрипции Ильи Гофмана (он же прекрасно исполнял партию альта в сопровождении мэтра ансамблевого исполнительства Михаила Мунтяна) публика приняла на «ура». Да, новая версия только подчеркнула сходство альтового тембра с человеческим голосом, однако никакой инструмент не в состоянии воспроизвести утонченность, нюансировку и чувственность шубертовских вокальных партий. Впрочем, такая задача и не стояла, а альтисты наверняка поблагодарят Гофмана и Цыганова за обогащение альтового репертуара золотыми страницами классики.

Пора вспомнить и про название концерта, анонсирующее «Альт. Голос. Фолк».

До сих пор приношения воздавались богам альта и голоса, а что касается этнических штрихов, то они впервые проявились в сочинении Губайдулиной «Сад радости и печали» для флейты (Наталья Береславцева), арфы (Валентина Борисова) и альта (Сергей Полтавский). Этот инструментальный состав, в свое время апробированный Дебюсси, воссоздал очарование туманного, малахитово-зеленого уголка Поднебесной, поющую тишину которого — мерцающий плеск воды, стрекот цикад, шепот ветра — сумели передать исполнители.

Выходом из дзэна стал небольшой антракт, после которого современные и совершенно очаровательные альтовые кунштюки посыпались один за другим. Таковым, например, было сочинение Кееса Шонебика для квартета альтов под многообещающим названием «Dream». И чтец, и жнец, и на альте игрец по имени Сергей Полтавский (взявший на себя не только организацию фестиваля и непосредственное в нем участие, но и роль ведущего) метко заметил, что четырем скрипачам сложно было бы ужиться в квартете; альтисты же — создания более коммуникабельные. Так или иначе, но альтовый квартет — жгучая помесь минимализма и Штокхаузена — состоялся, а ансамбль Григория Цыганова, Сергея Тищенко, Дарьи Филиппенко и Святослава Белоногова и впрямь порадовал слаженностью и единением.

Номинацию «Фолк» представили следующие несколько сочинений.

Так, исполнители фестиваля добавили немного перца в произведение заядлого фольклориста Белы Бартока, переложив его фортепианные «Багатели» для необычного состава: альт и цимбалы. Это тембровое сочетание органично вплелось в паутину венгерских ритмов и мотивов, которые с воодушевлением были исполнены Дарьей Филиппенко и Катериной Анохиной. Вслед за ними страстным вихрем прозвучало сочинение для солирующего альта «Pirin» болгарского композитора Добринки Табаковой в пламенном исполнении Павла Романенко. Пожалуй, это одно из самых показательных произведений для раскрытия «актерских способностей» инструмента, представлявшегося то цыганской скрипкой, то волынкой, то темпераментным человеческим голосом.

Не менее чувственно и стихийно прозвучал диалог блистательных Сергея Полтавского и Дарьи Филиппенко — альтовый дуэт Катрины Рид «Lil' Phrygian Rondo». Эклектичность жанров и этносов, из которых, казалось, соткана эта музыка, соединилась с огненными ритмами залихватского танца с элементами кантри. И абсолютную противоположность им составил еще один дуэт, на этот раз для альта и виолончели, Пауля Хиндемита. Если не знать, что в своё время Хиндемит настрочил это произведение за несколько часов до студийной звукозаписи с единственной целью не оставлять пустого места на пластинке, можно было бы говорить о глубине композиторской мысли, детальной проработанности музыкальной речи. Но Хиндемит — гениальный притворщик — выдал за серьезное, солидное и технически витиеватое сочинение вынужденный экзерсис, который на суд публики блестяще представили Сергей Полтавский и Сергей Суворов.

Изюминкой вечера стали два вокальных номера в исполнении очаровательной Алисы Тен

с ее редким, на четверть эстрадным, на четверть фольклорным, на четверть джазовым и на оставшуюся четверть академическим тембром. Медитативная песня чешского композитора Владимира Годара на идише «Majkomašmalon» навеяла картины пустынного морского побережья, уставшего солнца, заходящего за горизонт, ведущей в никуда дороги, по которой медленно бредет одинокий путник.

А кульминацией второго отделения стали несколько Народных песен Лучано Берио, где к певице присоединились Наталья Береславцева, Сергей Полтавский, Сергей Суворов, Валентина Борисова, Сергей Елецкий и Елисей Дрегалин. Пройдя красочный путь от проникновенной лирической баллады до танцевальной восточной песни, музыканты как бы подытожили этническую линию концерта.

В конце было зрелище.

Ибо самые стойкие слушатели, презревшие ночную мглу ради третьего отделения, были вознаграждены за верность альтам новыми визуальными впечатлениями. В сочинении Яниса Кириакидеса «Слова и Песни без слов», исполненного Сергеем Полтавским, видеопроекция на экран была частью концептуального замысла, в котором музыка сочетается с «субтитрами» — цитатами из письма Мендельсона. В остальных же случаях анимационный фон создавал просто эффектный задник, но смотреть на него было одно удовольствие.

Прелюбопытный альтовый дуэт Антона Пейсахова «Fleeting Shadows» сыграли Сергей Тищенко и Сергей Полтавский. Я не сразу догадалась, почему в программке заявлены двое исполнителей, а на сцене присутствует только один, и какое-то время ждала, что креативный директор «Viola is my life» вдруг чудесным образом материализуется как Гудини или Копперфильд. Но, оказывается, Полтавский и не думал посягать на славу великих иллюзионистов и исполнял свою партию за кулисами, а сообщение с партнером по ансамблю было через наушники. Получился этакий альтовый антифон.

Меньшее впечатление произвела пьеса Ольги Викторовой «Jesus the Dulcet», замысел которой заключался в переплетении музыкальной ткани с элементами христианской псалмодии и древних распевов. Результат получился довольно растянутым и однообразным, впрочем, добротное исполнение Григория Цыганова отчасти компенсировало недостатки произведения. А уж после этого зажигательный квартет альтов Луи Тассо Сантоса, в котором к Цыганову присоединились Сергей Тищенко, Дарья Филиппенко и Павел Романенко, и вовсе поднял боевой дух публики.

Такое разнообразие стилей, жанров, настроений на протяжении целого вечера, одной ногой переступающего в ночь, требовало грандиозного завершения, и музыканты не подкачали.

Финал концерта — перфоманс Фредерика Ржевского «Маяковский», для исполнения которого собрались Николай Саченко, Игорь Балашов, Сергей Полтавский, Сергей Суворов, Павел Домбровский, а также Григорий Кротенко, на время расставшийся с контрабасом, — открыл у слушателей второе дыхание — хватило бы еще на парочку отделений этой безумной и потрясающей альтовой вечеринки. Скандируя под экстатическое звучание ансамбля лозунг поэта: «Товарищи! Дайте новое искусство — такое, чтобы выволочь республику из грязи!», Григорий Кротенко продемонстрировал, что музыканты — дай им волю — заткнут за пояс любого из ораторов.

Ну как после такого не дать это новое искусство? — Невозможно! Поэтому раздача состоится 10 сентября в культурном центре «ДОМ», на втором и заключительном фестивальном концерте «Альт. Любовь. Рок-н-ролл. Макдональдс». Торопитесь! Количество порций ограничено.

Автор фото — Ирина Шымчак

реклама

вам может быть интересно

Кто такой Густаво Дудамель Классическая музыка

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

рецензии

Раздел

классическая музыка

Персоналии

Николай Саченко

Словарные статьи

альт

просмотры: 1665



Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть
Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть