«Новая опера» отметила юбилей Шуберта

Мария Жилкина, 11.02.2017 в 01:09

Московский театр «Новая опера» отметил 220-летие Франца Шуберта камерным концертом солистов театра. В исполнении Ольги Ионовой (сопрано), Георгия Фараджева (тенор), Алексея Антонова (бас), Татьяны Сотниковой (фортепиано) и Александра Жиленкова (фортепиано) прозвучали сочинения композитора, написанные в разные годы жизни.

Ведущий концерта — музыковед Михаил Сегельман отметил, что Шуберт, не объявляя себя революционером, совершил революционный переход в век романтизма. Формально в произведениях Шуберта не было ничего, не вписывающегося в рамки классицизма, однако содержательно это уже было явление новой музыкальной эпохи. По словам Сегельмана, у Шуберта «моцартовский тип таланта», с ярким раскрытием способностей в первой половине жизни. Шуберт умер в 31 год, успев оставить не только блестящие фортепианные и симфонические произведения, а также (не будем сейчас судить об их удачности) оперные опусы, но и порядка 600 «lieder».

«Lieder» Шуберта — это все-таки не просто «песни», корректнее будет сказать «вокальные миниатюры»,

поскольку некоторые из них больше похожи на фрагмент оперы или зингшпиля, другие – ближе к салонному романсу, третьи вообще всецело инструментальны, пианистичны, недаром их часто исполняют в инструментальных переложениях.

Какие-то из вокальных миниатюр созданы композитором еще в 17-летнем возрасте, но уже поражают зрелостью письма, другие – опубликованы только после его смерти (в том числе знаменитая «Серенада» – эталон камерной вокальной музыки на века). Но все они до одного отражают этот самый революционный переход в романтизм, поскольку ни про какой номер нельзя сказать, что он в чем-то повторяет, к примеру, Моцарта или Бетховена, скорее, наоборот, у Шуберта можно разглядеть то, что потом разовьет Вагнер или даже Рахманинов.

Программа концерта не была сформирована по хронологическому принципу.

Хотя совсем поздние произведения собрались ближе к финалу, но завершили концерт (как впрочем, и начали) фрагментом из самого светлого цикла молодого Шуберта на стихи В. Мюллера «Прекрасная мельничиха», вышедшего в 1823 году.

Первым номером Георгий Фараджев исполнил песню из этого цикла «Am Feierabend» («Праздничный вечер»). Певец хорошо уловил специфику немецкой вокальной музыки и смог совместить определенную инструментальность своего тембра с задачами камерного исполнения, требующего задушевности и контакта со зрителем. Однако это проявилось, скорее, в последующих номерах, первый же он все-таки трактовал почти как оперную арию.

Затем Ольга Ионова спела два очень разных произведения, носящих одинаковое название «An die Nachtigall» — «К соловью», причем оба написаны композитором в юности: на стихи М. Клаудиуса в 1816-м году и на стихи Л. Хельти в 1815-м.

Ионова комфортно чувствует себя в камерном жанре,

конечно «большой оперный голос» время от времени прорывается, но певица умеет гармонично вписать яркие ноты в общую ткань так, что они сияют на ней, как прекрасное украшение. Вообще немецкоязычная музыка для певицы – что называется, «ее конек», она уже хорошо зарекомендовала себя, с технической точки, зрения в сопрановых партиях Баховских духовных сочинений и произведениях венских классиков, но ведь и немецкий романтизм тоже в своем роде технократичен.

Следующий номер, который также исполнила Ионова – «Зулейка» на стихи И. В. Гете (1821 г.). История запретной любви Юсуфа (Иосифа) к жене своего господина Зулейке в изложении Шуберта – образец следующего, более зрелого этапа творчества композитора, отмеченного определенным экспериментаторством. К сожалению, о чем почти 10-минутное повествование, не зная немецкого (а концерт шел на языке оригинала без титров) можно было только фантазировать, но переменчивость музыкальных красок использовалась певицей профессионально.

Тему поэзии Гете в произведениях Шуберта продолжил Георгий Фараджев — прозвучал «Ганимед» (1817).

Легкая, похожая на любовную серенаду песня, начинается, казалось бы беззаботно, но в нее постепенно прорываются тревожные интонации – все-таки романтизм Шуберта не обходится без грусти, в этом диалектика его творчества.

Следующий номер «Der Hirt auf dem Felsen» («Пастух на скале»), написанный на стихи В. Мюллера и В. Шези в 1828 году, исполнила Ольга Ионова. В песне отчетливо слышны народные альпийские мотивы, певица технично исполнила мелодические украшения, напоминающие йодль.

Алексею Антонову достался серьезный философский номер

— «Grenzen der Menschheit» («Границы человечества») на стихи И. В. Гете (1821). К сожалению, четкость интонации у певца пока не дотягивает до уровня, необходимого для филигранного салонного исполнения, однако красивый бархатный тембр это в какой-то мере компенсирует, а в какой-то даже прикрывает. Определенно, с таким тембром имеет смысл развиваться не только в сторону большой оперной сцены, но и поискать удачи в камерном жанре.

Следующий номер — знаменитую «Форель» (на стихи К. Ф. Д. Шубарта, 1817) исполнила Ольга Ионова, но хотелось бы здесь сказать не о ней, а о прекрасном концертмейстере Татьяне Сотниковой, исполнившей партию фортепиано во всех вокальных номерах. «Lieder» Шуберта – де факто произведения для двух солистов,

роль пианиста ничуть не менее важна, чем роль вокалиста, разве что словесного текста у него нет,

но образность, атмосферность, фактура, звукоимитация — это все задачи именно пианиста. Бурлящие потоки горного ручейка в «Форели» звучали удивительно достоверно, и в холодный февральский вечер повеяло теплым весенним альпийским ветерком.

Дальше шел практически театральный номер – терцет «Der Hochzeitsbraten» («Свадебное жаркое»), написанный на стихи А. Ф. Шобера в 1827 году. Это история о том, как супруги со сложными отношениями (сопрано и тенор) отправились в лес, подстрелить зайца, встретили там баса — нет, не любовника, как можно было подумать, а егеря, ловящего браконьеров…

Но не стоит пугаться, все кончится хорошо, и даже плюшевый зайчик мило поклонится зрителям в руках Ольги Ионовой в финале. Тут уж участники дали волю своей сценической профессии, вынесли театральный реквизит, отпустили голоса на полную силу красок и создали милый комический спектакль внутри концерта.

Суперответственный номер — «Standchen» («Серенада») на стихи Л. Рельштаба достался тоже Ионовой, нежный и светлый номер, написанный в последний год жизни и изданный после смерти композитора. «Серенаду» иногда объявляют как номер из цикла «Лебединая песня», но

в действительности такого цикла Шуберт не писал, а в 1828 году под этим названием вышло посмертное издание его последних вокальных произведений.

Ионова дала свой взгляд на популярный номер, сделала его контрастным, неодинаковым, начав как, собственно, серенаду, ласково и проникновенно, и закончив воистину романтически, в полную мощь, уверенным провозглашением победы любви над мраком.

Единственный не вокальный номер в концерте — фортепианная фантазия фа-минор в четыре руки (также сочиненная в 1828 году). Она прозвучала в исполнении Татьяны Сотниковой и Александра Жиленкова. Это невероятно драматичное произведение воспринимается как своего рода обобщение гениального творчества композитора, а может быть, и романтизма как явления вообще.

И пианисты тонко и осмысленно смогли передать всю трагедию одиночества композитора, его сопротивления обстоятельствам и бесконечной преданности музыке и красоте.

Но закончился концерт не на мрачной трагической ноте, а как уже было сказано, возвратом к более оптимистичному юношескому циклу «Прекрасная мельничиха». Георгий Фараджев исполнил еще один «концертный хит» – «Der Muller und der Bach» («Мельник и ручей»). Грустная, но светлая и умиротворенная мелодия в трактовке Георгия Фараджева перестроила зрителей на более спокойный, задумчивый, медитативный лад.

И вот в таком состоянии, без бисов, мы и разошлись с концерта, где, благодаря мастерству музыкантов, грамотному построению программы и компетентному ведущему,

людям было не только что послушать, но и о чем подумать.

Очень хочется надеяться, что после концерта слушатели, большинство из которых составляли поклонники оперы, продолжат общение с камерными вокальными сочинениями Шуберта и самостоятельно. Ведь это его наследие необъятно велико по объему, по разнообразию исполнительских трактовок и по своей значимости для вокальной культуры.

реклама

вам может быть интересно

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

рецензии

Раздел

классическая музыка

Театры и фестивали

Новая Опера

Персоналии

Франц Шуберт

просмотры: 1595



Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть
Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть