На старте фестиваля «Звёзды белых ночей»

Иван Фёдоров, 04.06.2013 в 22:38

Мариинский-2. Фото: bigpicture.ru

24 мая премьерой оперы Даргомыжского «Русалка» на новой сцене Мариинского театра открылся очередной фестиваль «Звёзды белых ночей».

За двадцать лет начинание неутомимого Валерия Гергиева превратилось в один из наиболее масштабных и известных фестивалей в мире. Так,

на нынешнем смотре в течение двух месяцев состоится около 140 спектаклей и концертов,

которые пройдут уже на трёх площадках, включая недавно открывшуюся Мариинку-2, рассчитанную на 2000 зрителей.

Что и говорить, размах впечатляет, но закрадываются сомнения: как можно при таком количестве спектаклей обеспечить должный уровень качества, не станет ли погоня за поистине промышленными объёмами театрально-концертной продукции губительной для репутации фестиваля и театра?

Да, нелёгкую ношу взвалил на себя Мариинский театр...

Впрочем, его коллективу не привыкать к ежедневной изнурительной борьбе на грани выживания. Опыт трагических 90-х годов, когда несмотря на полную разруху и хаос во всех без исключения сферах жизни в России, театр сумел не только выстоять, но и подняться на новый качественный уровень, вселяет надежду на лучшее.

Мариинский-2. Фото: bigpicture.ru

Но в искусстве нельзя почивать на лаврах — каждым новым спектаклем или концертом нужно заново завоевывать публику, которая не прощает халтуры и не слишком-то принимает в рассчет былые заслуги...

С грустью отметим, что в целом старт фестиваля не задался.

Открылся он, как уже было сказано, «Русалкой» — сам факт обращения к которой в год двухсотлетия полузабытого Даргомыжского достоин всяческих дифирамбов — в неоднозначной, но запоминающейся постановке Василия Бархатова. Продукция молодого режиссёра цельна, содержит ряд оригинальных решений и по своему уровню явно выделяется на фоне его предыдущих работ.

Оркестр под управлением Валерия Гергиева стилистически точно озвучил все нюансы партитуры, порадовав собранным деликатным звучанием.

Но всё впечатление перечеркнули неубедительные выступления певцов.

За исключением блистательно исполнившего роль Князя Сергея Семишкура, уровень солистов мало соответствовал статусу мероприятия.

Премьера «Русалки» Даргомыжского в Мариинском театре. Фото Наташи Разиной

Ирина Матаева в партии Наташи, должно быть от волнения, допустила изрядное количество вокального брака; тембр голоса Анны Кикнадзе (Княгиня) не очаровывает, а регистровая «разношёрстность» утомляет; пение Сергея Алексашкина (Мельник) имеет ярко выраженные возрастные дефекты, среди которых тремоляция и отсутствие полноценных верхних нот.

3 июня на исторической сцене Мариинки давали «Дон Карлоса» Верди,

и здесь вокальный уровень был на порядок выше.

В партии Филиппа II неподражаемо выступил один из самых востребованных певцов на мировой сцене, наш соотечественник Ильдар Абдразаков.

Вот уж действительно — настоящий бриллиант в короне Мариинского театра!

Роскошный тембр голоса, безукоризненное вокальное мастерство, выдающийся актёрский талант, яркая сценическая внешность — все эти качества в полной мере присущи Абдразакову. Каждую роль он не «играет», но живёт в ней.

Участие артиста такого уровня превращает любой спектакль в незабываемое событие.

Баритон Владислав Сулимский в роли Родриго оказался достойным партнёром Абдразакову. Полётный красивый голос и актёрская харизма — вот основные составляющие запоминающегося выступления артиста.

«Дон Карлос» в Мариинском театре. Фото — Н.Разина

Темпераментно и технично выступила в партии принцессы Эболи Екатерина Семенчук, покорившая зал.

А вот Виктория Ястребова (Елизавета) оставляет двойственное впечатление. На одной чаше весов — прекрасные внешние данные, богатый тембр голоса, техническая оснащённость, на другой — налёт анемичности, присущий в равной степени всем персонажам, которые воплощает артистка, будь то Аида, Чио-Чио-сан или Татьяна. Справедливости ради, нужно сказать, что к пятому действию певица «ожила» и арию «Tu che le vanita conoscesti del mondo» спела достойно.

Тенор Виктор Луцюк в заглавной партии был маловыразителен актёрски и к тому же испытывал очевидные вокальные проблемы. Если на форте его голос временами звучал неплохо, то на мецца-воче и пиано он слетал с опоры, переставая попадать в резонаторы. О вокальных недостатках Сергея Алексашкина (Великий Инквизитор) было сказано выше.

Как ни странно, главным аутсайдером этого вечера стал оркестр, ведомый Валерием Гергиевым — коллектив как-будто подменили...

Отсутствие цементирующей партитуру дирижёрской воли и, как следствие, вялые темпы и разползающаяся по всем швам музыкальная форма, неряшливая игра отдельных групп оркестра, особенно духовой, фальшивые унисоны — в этот день в оркестровой яме царила усталость, переходящая в апатию. А происходило это на фоне одной из самых скучных и статичных постановок, которые доводилось видеть.

Лишь с четвёртого действия в опере, начиная с проникновенно исполненного Абдразаковым монолога короля Филиппа «Ella giammai m’amo» («Нет, не любила меня»), появилась какая-то динамика, и сонное состояние оставшейся части публики начало улетучиваться...

Фотографии Наташи Разиной (Мариинский театр) и с сайта bigpicture.ru

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть
Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть