Опера Верди «Трубадур»

Il trovatore

Опера Верди «Трубадур» / Il trovatore

Опера в четырех действиях Джузеппе Верди на либретто (по-итальянски) Сальваторе Каммарано, основанное на одноименной драме Антонио Гарсиа Гутьерреса, которая, в свою очередь, описывает некоторые реально произошедшие события.

Действующие лица:

ЛЕОНОРА, фрейлина принцессы Арагонской (сопрано)
АЗУЧЕНА, бискайская цыганка (меццо-сопрано)
МАНРИКО, полководец у принца Бискайского, считающийся сыном Азучены, трубадур (тенор)
ГРАФ ДИ ЛУНА, молодой арагонский аристократ (баритон)
ФЕРРАНДО, начальник графской стражи (бас)
ИНЕС, наперсница Леоноры (сопрано)
РЮИЦ, офицер в полку Манрико (тенор)

Время действия: XV век.
Место действия: Бискайя и Арагон (Испания).
Первое исполнение: Рим, театр «Аполло», 19 января 1853 года.

Со времени своей первой постановки в Риме в необычно темную и грозовую ночь полтора столетия назад «Трубадур» остается одной из самых популярных опер в мире. Причиной этой популярности, по крайней мере отчасти, может быть то, что в ней так много мелодий, которые все знают с детства. Хор «Miserere», «В горы родные мы возвратимся», хор цыган с ударами молота по наковальне, ария графа ди Луны «II balen del suo sorriso» («Свет ее улыбки ясной») — это лишь немногие из чудесных мелодий, которые формируют нашу культуру и которые звучат даже в исполнении школьников и на механических органах. Сюжет оперы основан на реальных фактах, которые действительно имели место в Испании в XV веке, но эпизоды оперы так скомпонованы, что многие ключевые обстоятельства происходят либо еще до начала основного действия оперы, либо в период времени, который, как предполагается, проходит между ее действиями. И вот еще что: поскольку музыка оперы необычайно выразительна, всегда бывает совершенно ясно, счастлив персонаж или грустен, любит он или ненавидит. И накал страстей в «Трубадуре» ни на минуту не ослабевает.

ДЕЙСТВИЕ I
ДУЭЛЬ

Опера Джузеппе Верди «Трубадур». Постер Рафала Ольбиньского

Сцена 1. Первое действие, которому композитор предпослал подзаголовок «Дуэль», открывается видом вестибюля дворца Альяферии, где живет наша героиня, Леонора. Сбоку дверь в апартаменты графа ди Луны. Феррандо, старый воин, начальник графской стражи, и слуги графа расположились у двери; несколько воинов прохаживаются по сцене. Феррандо рассказывает нескольким слугам и солдатам графа ди Луны одну семейную историю. Сам граф всю ночь бродит в саду дворца в ожидании Леоноры, к которой пылает любовной страстью и которую желает обольстить. У старого графа (отца того, которого сейчас все ждут) было два сына. Как-то раз, двадцать лет тому назад, у колыбели младшего, еще совсем младенца, кормилица застала одну цыганку, которая, по-видимому, околдовала — «сглазила» — его: младенец стал чахнуть. Старуху цыганку схватили и сожгли на костре. Но ее дочь, тоже колдунья, по имени Азучена, в отместку за это похитила малютку и бросила его в огонь костра, на котором сожгли ее мать. Все хотели поймать и сжечь эту молодую цыганку, но тогда дух старой цыганки — таково общее поверье — воспарил в виде совы и до смерти, еще и теперь, пугает каждого, кому встречается. Суеверные слушатели Феррандо в ужасе. Когда же башенный колокол бьет полночь, все, объятые страхом, проклинают колдунью.

Сцена 2. Лунная ночь в тенистом саду замка. Справа мраморная лестница, ведущая в апартаменты. Густые облака часто закрывают луну. Леонора признается своей наперснице Инес, что влюблена в таинственного рыцаря. Много лет назад она увенчала его голову как победителя на турнире, но потом он, как говорит Леонора, ушел на войну и не вернулся. С тех пор он стал являться ей в сновидениях. И вдруг... Неожиданно прошлой ночью (и здесь Леонора поет свою любовную арию (каватину) «Тасеа la notte placida» — «Кругом темная ночь была, и небо ясно было») он пел ей серенаду. Инее предостерегает Леонору от этой любовной страсти, но напрасно — сердце Леоноры навеки отдано таинственному трубадуру.

Вернувшись в замок, две девушки слышат за сценой песню трубадура, аккомпанирующего себе на лютне (романс Манрико). Леонора в любовном порыве устремляется к лестнице и — конечно же, по ошибке — попадает в объятия графа ди Луны, который, томимый страстью, уже давно поджидает ее здесь. В этот момент в лунном свете появляется фигура певца — трубадура. Дрожа от ревности, граф тут же вызывает соперника на дуэль. Рыцарь поднимает забрало, и граф узнает в ненавистном трубадуре своего старого врага — Манрико. Леонора бросается между ними, пытаясь предотвратить кровопролитие. В страстном терцете она молит пощадить жизнь рыцаря. Оба соперника удаляются, обнажив мечи. Леонора падает без чувств.

ДЕЙСТВИЕ II
ЦЫГАНКА

Сцена 1. Занавес поднимается. Развалины дома на склоне горы в Бискайе. В глубине большой костер, возле костра сидит Азучена. Рядом, укрытый плащом, полулежит Манрико. В его руке шпага, на которую он устремил свой взор. У его ног — шлем. Их окружают цыгане. Светает. Звучит хор цыган «Видишь, на небе заря заиграла», знаменитый тем, что его сопровождают удары молота по наковальне. В следующей сразу за хором арии «Stride la vampa!» («Пламя пылает!») Азучена описывает тот страшный день, когда она видела, как сожгли на костре ее мать. Тем временем цыгане снова повторяют свой дружный веселый напев и с ним удаляются на поиски пропитания. Теперь Азучена подробно рассказывает своему сыну Манрико, — который и есть тот трубадур из I действия, — страшную историю. Взволнованно повествует она о том, как она похитила младшего сына графа ди Луны и как, намереваясь бросить именно его в огонь, она по ошибке бросила в него своего собственного сына. Так мы узнаем, что Манрико является братом своего соперника, теперешнего графа ди Луны. Азучена в изнеможении опускается на скамью; Манрико поражен. На вопрос же Манрико, кто же он ей на самом деле, она настойчиво отвечает, что он ее сын, ведь именно она спасла ему жизнь. Манрико, как и слушатели, остается в смятении. И теперь, в восхитительной арии «Mal reggendo all' aspro assalto» («Бой меж нами был в полном разгаре»), он рассказывает о своей дуэли с графом. Манрико поверг его, обезоруженного, на землю, но в этот момент какая-то таинственная сила удержала его победоносную руку и сохранила жизнь графу. Теперь же мать и сын решают, что впредь не будет ему никакой пощады. В этот момент раздается звук рога — является вестник от принца Бискайского с приказом к Манрико прибыть на защиту замка Кастеллор от войск графа ди Луны. Рыцарь узнает также, что Леонора, считая его погибшим, собирается уйти в монастырь в Кастеллоре. Не обращая внимания на протесты Азучены, Манрико устремляется на защиту своего принца и своей возлюбленной.

Сцена 2. Действие происходит у стен монастыря в Кастеллоре. Ночь. Здесь мы застаем графа вместе с несколькими его приближенными, закутанными в плащи; он собирается похитить Леонору, которая вот-вот примет монашеский обет. Ожидая подходящего момента, он поет широко известную арию «II balen del suo sorriso» («Свет ее улыбки ясной»), в которой говорит о буре, бушующей в его сердце. Слышен звук колокола. Это звонят перед обрядом пострижения в монахи. Взволнованный граф зорко всматривается в ту сторону, откуда должна прийти Леонора. По пению монахинь, хор которых звучит за сценой, мы понимаем, что обряд пострижения начинается, и, когда монахини появляются на сцене (среди них Леонора и Инее), граф ди Луна преграждает Леоноре путь и требует, чтобы она шла с ним к алтарю венчаться. Здесь же люди графа. Кажется, спасения нет... Как по волшебству, неожиданно, к великой радости Леоноры, поскольку она думала, что он мертв, появляется Манрико. Вскоре к нему присоединяются его люди — Рюиц с воинами. Между двумя отрядами завязывается бой; граф ди Луна обезоружен и оттеснен. Леонора умоляет Манрико не убивать графа. Манрико уводит Леонору. Женщины скрываются в монастыре. Действие завершается большим ансамблем, в котором главенствует голос Леоноры, воспевающей счастье быть с любимым.

ДЕЙСТВИЕ III
СЫН ЦЫГАНКИ

Сцена 1. Третье действие приводит нас в военный лагерь графа ди Луны (его палатка на сцене справа), который взял в осаду замок Кастеллор (его башни видны вдали), куда привел Леонору Манрико, готовясь к женитьбе на ней. Хор солдат поет решительную и энергичную маршевую мелодию («Squilli, echeggi la tromba guerriera» — «Эй, трубачи, разбудите все живое»). Граф выходит из палатки и всматривается в замок Кастеллор. Слышится шум, он все ближе. Это солдаты графа ведут Азучену, грубо толкая ее. У нее связаны руки. На вопрос, кто она, она отказывается отвечать, но старый воин Фернандо узнает в ней ту таинственную женщину, которая много лет назад бросила в огонь младшего брата графа. В отчаянии она призывает на помощь Манрико. У графа теперь две причины ненавидеть старуху: она убила его брата и она мать его соперника. Он клянется страшно мстить. По знаку графа солдаты уводят ее. Так кончается эта сцена.

Сцена 2. Короткая вторая сцена происходит в замке, где Манрико готовится к двум важным событиям — предстоящему штурму замка войсками графа ди Луны и своей женитьбе на Леоноре. В пленительно нежной арии он успокаивает свою возлюбленную. В следующий момент, сразу после звуков органа, доносящихся из часовни замка, вбегает запыхавшийся Рюиц. Он сообщает, что Азучена схвачена графскими солдатами, и уже разжигают костер, чтобы ее сжечь. Манрико немедленно приказывает соратникам спасти его мать. Он поет энергичную арию «Di quella pira» («Пламенем адским, что все сжигает...»), в которой вдохновляет своих воинов на бой. Манрико убегает, за ним Рюиц и воины. За сценой слышен шум и звон оружия.

ДЕЙСТВИЕ IV
КАЗНЬ

Сцена 1. Темная ночь. К тюремной башне замка Альяферии подходят две закутанные в плащи фигуры: это Леонора и Рюиц. Леонора оплакивает потерю Манрико, который был схвачен в сражении и вскоре должен быть обезглавлен. Хор монахов внутри тюремной башни поет «Miserere», молитву за тех, кому суждено покинуть этот мир. Манрико (в башне) поет свою песню прощания с жизнью и Леонорой, аккомпанируя себе на лютне, а Леонора дает волю своему отчаянию, предвидя то, что теперь неминуемо должно свершиться. Это один из самых запоминающихся — равно как и наиболее банальных — эпизодов в опере.

Появляется граф, и Леонора молит его сохранить жизнь своему возлюбленному, она даже предлагает себя в качестве жертвы за него. Обрадованный граф соглашается на эту сделку. Леонора требует, чтобы дверь темницы была открыта. Появляется страж, и граф что-то шепчет ему на ухо. Через мгновение (во время которого Леонора успевает тайно выпить яд, хранившийся в ее перстне) граф сообщает ей, что Манрико свободен. Леонора ликует: она спасла Манрико, он будет жить! Ликует и граф... Но Леонора уже никогда не попадет в руки человека, которого ненавидит. Он обнимет хладный труп!

Сцена 2. Мрачная темница; в углу решетчатое окно, в глубине дверь. Мерцает светильник. Азучена лежит на рогоже; Манрике заботливо ухаживает за ней. Он поет об их доме в горах, куда они еще вернутся. Это мелодически необычайно выразительный дуэт «Ai nostri monti» («В горы родные мы возвратимся»). Дверь отворяется, и входит Леонора, она пытается убедить Манрико бежать. Подозревая, что Леонора купила его спасение ценой союза с графом, он приходит в ярость. «О, как бесчестно любовь предала ты!» — восклицает он. В этот момент начинает действовать яд, и тогда Манрико понимает, что произошло. Во время их дуэта Азучена в полузабытьи, она продолжает петь об их старом доме в горах.

Леонора умирает. Входит граф, с изумлением смотрит он на мертвую Леонору, лежащую в объятиях Манрико, и понимает, что любимая им женщина спаслась от него ценой своей смерти. В гневе он приказывает немедленно казнить Манрико, а сам толкает Азучену к окну, чтобы она видела смерть своего, как считает граф ди Луна, сына. Манрико казнен. И цыганка с ненавистью и торжествующе бросает ему в лицо страшное признание: « Egli era tuo Fratello!» («Он был твоим братом!»). Свершилась месть Азучены. Под звуки трагических аккордов оркестра занавес падает.

Генри У. Саймон (в переводе А. Майкапара)


Опера Джузеппе Верди «Трубадур». Норберто Мартини

Язык оперы столь напорист, столь богат музыкальными «идеями», ритмами и мотивами, что «идеи» либретто кажутся почти лишним грузом. Однако либретто — прекрасно, с тонкими, загадочными поворотами, на которые слушатель не обращает внимания, увлеченный, пораженный и взволнованный музыкой, не знающей покоя, не имеющей даже определенной конструкции в буквальном значении слова, хотя многие страницы словно вырезаны резцом. Необычайные страсти свободно развиваются и сталкиваются друг с другом, композитор дает им полную волю. Но персонажи, целиком сотворенные музыкой, созданы не только из кипящих звуков и яростных акцентов, подчиняются не только музыкальным законам редкостной красоты, но и четким, железным правилам сюжета. Подстерегающая героев жестокая судьба заставляет их отразиться в зеркале вспыхивающего ярким светом героического самопожертвования, к которому приводит логика мести. Основная ответственность лежит на цыганке Азучене, которую Верди считал главной героиней оперы. Но разве Азучена ведет к гибели своего приемного сына, ясно отдавая себе в этом отчет? Не жертва ли она собственного стремления к мести? Весь сюжет разворачивается в обстановке суеверной неопределенности, в обстановке фанатичной, призрачной, в которой не легко распознать, что же непосредственно обусловлено волей персонажей, а что, наоборот, неосознанно тяготеет над ними, как колдовские чары.

Ответ дает музыка. Когда в цыганском таборе при первых лучах зари Азучена ведет свой рассказ, то в этом чувствуется легкое коварство, ибо она, еще пользуясь близостью ночи, воскрешает призраков, способных поразить воображение Манрико (и оркестр подчеркивает ее агрессивность). Оказавшись в лагере графа ди Луна (среди бела дня), Азучена, хотя это для нее и неожиданность, поворачивает события в нужное ей русло: настал день победы. Ее гнев («Не в силах муки я сносить») искренен, но до определенной степени; оркестр в ее искренности не убежден и звучит очень тихо, когда цыганка произносит довольно загадочные в ее устах слова «Есть бог несчастных». Ясно, что она разыгрывает комедию и для достижения своей цели не остановится перед пытками и смертью.

Манрико же колеблется между юношеским лиризмом и волевой, наступательной мужественностью, между сыновней нежностью, рыцарской влюбленностью и воинственными порывами. Поэтому и пение его разное, и не столько бурное, сколько ищущее утешения в трелях и фиоритурах. Публика привыкла видеть в нем самый героический тенор во всей галерее оперных персонажей Верди, даже более героический, чем Эрнани. От него ждут звука самой верхней точки диапазона, ноты до, которую Верди все же не написал в кабалетте на словах «о teco almeno» («но мать оставить»). Публика забывает о чувствительности, которую предполагает его партия, об изяществе арии «О да, теперь я твой навек» (одной из самых красивых свадебных арий за всю историю музыки), но не может забыть его воинственного пыла. Однако кабалетта Манрико, получившего весть о готовящемся для Азучены костре, самая пылкая страница в опере, достигшая при подходе к кульминации большой интенсивности звучания «con tutta forza» («со всей силой»),— не более чем мальчишество, детское важничанье, игры в войну с деревянным мечом. Бравада скрывает ужасную двусмысленность положения: трубадур отстаивает свое детство, мчится на защиту матери, которая в действительности ею не является и заманивает его в смертельную ловушку. Обман делает ещё более трагическими два других персонажа драмы. Нерешительность графа ди Луна обрекает его на вечное одиночество, впрочем, сужденное ему изначально. Преданная, чистая Леонора не ждет объяснений, чтобы полностью пожертвовать собой ради любимого. Возвышенность чувства передает каждый изгиб ее вокальной партии, будь то нежное удивление или благородная, твердая решимость. Все четверо пылают в раскаленных, демонических ансамблях и любят в долгих рассказах возвращаться к прошлому. Жар этих рассказов усиливает производимое на зрителей впечатление и заставляет воздать должное тексту Каммарано, частично не законченному. Все эти достоинства привели к тому, что опера быстро покорила пол-Европы.

Г. Маркези (в переводе Е. Гречаной)


История создания

Джузеппе Верди. 1887 год, автор — Francesco Paolo Michetti

Сюжет «Трубадура» заимствован из одноименной пьесы испанского драматурга А. Г. Гутьерреса (1812—1884), с успехом поставленной в Мадриде в 1836 году. Это — типичная романтическая драма с запутанной интригой и кровавой развязкой, с непременными поединками, мщениями, ядом и роковыми тайнами. Романтическая драматургия привлекла Верди яркостью красок, остротой сценических ситуаций, кипением страстей. Душевная стойкость, героика борьбы с мрачными силами угнетения, воплощенные в драме Гутьерреса, живо волновали соотечественников Верди — современников и участников освободительных движений, потрясших Италию в XIX веке.

Сюжет увлек композитора — он тщательно обдумывал план оперы, а музыку «Трубадура» написал за 29 дней. Несмотря на то, что в либретто, созданном С. Каммарано (1801—1852), интрига оказалась излишне запутанной, освободительная идея произведения выявлена рельефно, крупным штрихом. К тому же недостатки либретто полностью искупаются музыкой Верди, мужественной, страстной, проникнутой пафосом свободолюбия.

«Трубадур» был задуман еще в 1850 году. Завершение оперы задержали ряд других работ, а также внезапная смерть либреттиста. По оставшимся эскизам Каммарано конец третьего и четвертое действие дописал молодой поэт Л. Э. Бардаре. Премьера «Трубадура» состоялась 19 января 1853 года в Риме. Опера сразу завоевала всеобщее признание. «Трубадур» стал одним из популярнейших произведений Верди.

Музыка

«Трубадур» — драма острых контрастов, бурных столкновений, сильных, романтически приподнятых чувств. Воссоздавая трагические судьбы героев оперы, воплощая их переживания, композитор большое внимание уделил показу жизненного фона разворачивающихся событий. Колоритные образы цыган, монахов, солдат и приближенных графа, очерченные в рельефных, запоминающихся хорах, придают опере разнообразие, оживляют действие. Музыка «Трубадура» богата красивыми, свободно льющимися мелодиями, близкими народным напевам. Не случайно многие из них стали в Италии широко известными и любимыми народом революционными песнями.

Первый акт — «Дуэль». Первая картина передает мрачную, гнетущую атмосферу средневекового замка, предвосхищая последующие жестокие и кровавые события. В центре картины — рассказ Феррандо с хором «Два у графа сыночка милых было». Рассказ начинается в спокойно-повествовательной манере, но все более насыщается тревожным чувством, взволнованной порывистостью.

Вторая картина переводит действие в иной план: она открывается светлой, безмятежной каватиной Леоноры «Полна роскошной прелести, ночь тихая стояла»; красивая, задумчивая мелодия, сменяется жизнерадостными танцевальными мотивами, украшенными колоратурами. Песня Манрико «Вечно один с тоскою» раскрывает лирические черты образа; арфа в оркестре подражает звучанию лютни, на которой импровизирует влюбленный трубадур. В терцете маршеобразная, воинственная музыкальная тема графа сопоставляется с напевной мелодией Леоноры и Манрико.

Второй акт — «Цыганка» — включает две картины. В первой хор цыган «Видишь, на небе заря заиграла» рисует мир вольнолюбивых людей; плавная мелодия переходит в бодрый, энергичный марш, сопровождаемый звонкими ударами молота о наковальню. В этом обрамлении печально звучит песня Азучены «Пламя, взвиваясь, все озаряет»; ее страстный напев появляется в музыке оперы неоднократно. За песней следует скорбный, трагический рассказ Азучены «В оковах в огонь с проклятьем». В дуэте с Азученой образ Манрико приобретает новые черты — в его партии появляются призывные, героические мелодии. В начале второй картины второго акта — большая ария графа ди Луна «Взор ее приветный, ясный». Центральный эпизод финала — развернутый ансамбль с хором, который передает оцепенение героев, пораженных неожиданной встречей.

Третий акт — «Сын цыганки». В первой картине царит воинственное оживление; энергичные возгласы хора, блестящие фанфары приводят к маршевой мелодии «Вот нас сзывает труба полковая». В терцете Азучены, графа и Феррандо господствуют мелодии Азучены. Ее грустная песня «В страшной бедности жила я» передает нежную любовь к сыну, а героический напев «Зачем вы так безжалостны» — ненависть и гордое презрение к врагам.

В центре второй картины — образ Манрико. Его ария «Когда пред алтарем ты поклялась моей быть вечно» отмечена красотой и благородством мелодии. Знаменитая кабалетта «Нет, не удастся дерзким злодеям», подхватываемая хором, насыщена могучей волей, героическим порывом.

Четвертый акт — «Казнь». Ария Леоноры «Вздохи любви и печали» перерастают в большую драматическую сцену; проникновенная, полная страстного чувства мелодия сочетается со зловещими напевами заупокойной молитвы и с прощальной песней Манрико. Дуэт Леоноры и графа ди Луна основан на столкновении контрастных музыкальных тем — стремительной, полетной мелодии героини и упорно непреклонных реплик графа; второй эпизод дуэта (Леонора обещает стать женой графа ди Луна) проникнут восторженным ликованием (своей смертью самоотверженная Леонора надеется спасти горячо любимого Манрико).

Этой ликующей музыке противостоит мрачное начало последней картины оперы. Дуэттино Азучены и Манрико передает смену горестных настроений; в оркестре звучат мотивы первой песни Азучены, рисуя жуткие видения казни; тихой печалью пронизано напевное обращение цыганки к сыну «Да, я устала, ослабли силы»; ее мечты воплощены в безыскусственной колыбельной мелодии. Краткое успокоение нарушается появлением Леоноры — возникает взволнованный ансамбль; гневной речи Манрико отвечают умоляющие фразы Деоноры, с ними сплетается просветленная песня Азучены, грезящей о вольных просторах.

М. Друскин


Верди обдумывал план оперы «Риголетто» и работал над ней около года (апрель 1850 — март 1851), причем музыка была написана в предельно короткий срок — сорок дней. Одновременно у него созрел новый замысел. Композитор увлекся пьесой «Трубадур» испанского драматурга А. Гутьерреса, последователя Гюго (поставлена в Мадриде в 1836 году). Работа протекала в тяжелых условиях: мытарства с постановкой «Риголетто», кончина горячо любимой матери, смерть либреттиста — все это, естественно, затягивало сроки окончания оперы. Постановка «Трубадура» (1853) ознаменовалась горячими овациями в честь Верди. Опера прочно и надолго вошла в репертуар мирового музыкального театра.

Пьеса Гутьерреса — типичное порождение романтической школы с ее пристрастием к обрисовке вопиющих жизненных контрастов, необычных происшествий, исключительных человеческих судеб. В либретто, по сравнению с пьесой, еще более нарушена логика драматического действия. В хаотическом нагромождении сцен в средневековых замках, цыганских лагерях, тюремных застенках крайне запутывается сценическая интрига, к тому же в изобилии обремененная мелодраматическими эффектами. (Действительно, либретто настолько запутано, что даже при его внимательном чтении остается неясным, кто из детей был украден, кто сожжен и, следовательно, кто является подлинным представителем рода графа Луна. Каким образом Манрико, воспитанный цыганами, чтобы завоевать любовь Леоноры, становится трубадуром? Почему среди цыган он окружен таким почетом? Каким образом он получает от испанского короля высокий чин и по его приказу защищает замок Кастеллор, к тому же совместно с цыганами?..)

Что же в этом сюжете могло привлечь Верди, ныне прочно ставшего на путь реализма? Прежде всего идейное содержание драмы, яркое выражение в ней мятежного духа, героики борьбы за свободу личности, что нашло выражение в резко очерченных характерах. Пусть не все логично в их поступках и в мотивировках действия — смысл происходящего раскрывается в музыке. Именно в ней получил образное воплощение конфликт между свободолюбивым цыганским лагерем и миром жестокого насилия, возглавляемым графом Луна. Тем самым опера приобрела революционное звучание. Цыганские песни II акта и особенно знаменитая кабалетта с хором Манрико (стретта финала III акта) представляют собой замечательные образцы мужественной героики Верди. Они стали патриотическими песнями итальянского народа.

Но не только этими номерами славится музыка «Трубадура». В опере, по меткому слову Лароша, «ярким пламенем горит гений Верди». Композитор создает неиссякаемое богатство певучих мелодий, надолго врезывающихся в память. Мелодии эти не только вокальны и красивы — они правдиво характеризуют действующих лиц и ситуации. Богата таким мелодизмом партия Азучены:

В этом образе Верди прежде всего подчеркнул народные черты. Вокальная партия Азучены пронизана песенностью.

Ярко выражен в музыке героический характер трубадура Манрико. На склад его речи несомненное влияние оказали освободительные песни итальянского народа:

Образ Леоноры обрисован менее индивидуальными красками, но и в ее партии, главным образом во второй половине оперы, много подлинного драматизма.

Подобно гениальному квартету из «Риголетто», с замечательным мастерством совмещены контрастные жизненные явления в Miserere IV акта «Трубадура»: в едином ансамбле сочетаются заупокойные католические гимны, горестные возгласы Леоноры, героическая песнь заточенного в башне Манрико и похоронный марш оркестра (Это Miserere, где заупокойной католической молитвой отпевается обреченный на казнь узник, послужило Верди, по его словам, прообразом сцены суда над Радамесом (1-я картина IV акта «Аиды»). Есть общие черты и в горестных возгласах Леоноры и Амнерис. Но сцена суда разработана шире, симфоничнее.).

Глубоко впечатляет также финальный терцет, в котором предсмертное драматическое объяснение Манрико с Леонорой происходит на фоне песни Азучены, грезящей о вольных просторах родины. В подобных эпизодах — а их немало в опере — сюжет, явно страдающий романтическими преувеличениями, получает реалистическое истолкование в музыке.

М. Друскин

реклама

Публикации

Новый «Трубадур» в Мюнхене (operanews.ru) 07.07.2013 в 15:15
Цыганский наряд Трубадура (operanews.ru) 23.12.2012 в 22:00

Главы из книг

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Композитор

Джузеппе Верди

Дата премьеры

19.01.1853

Жанр

оперы

Страна

Италия

просмотры: 45682
добавлено: 12.01.2011



Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть
Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть