«Карло Колла и сыновья»: вперёд в прошлое!

В плену марионеточных страстей «Трубадура» Верди

Игорь Корябин, 06.10.2011 в 19:37

«Трубадур». Сцена из спектакля
«Трубадур». Сцена из спектакля «Трубадур». Сцена из спектакля «Трубадур». Сцена из спектакля «Трубадур». Сцена из спектакля Эудженио Монти Колла и Карло III Колла

Итальянский год в России уже давно перевалил за две трети отведенного ему срока, но, кажется, с началом нового театрально-концертного сезона он вовсе и не собирается сдавать своих активных позиций: его официальные мероприятия продолжают оставаться необычайно разнообразными, художественно яркими, неизменно вызывающими немалый интерес публики. Среди подобных проектов — и гастроли итальянского театра марионеток «Карло Колла и сыновья» («Compagnia marionettistica Carlo Colla e Figli») со спектаклем по опере Верди «Трубадур». Несмотря на то, что приезд миланской кукольной труппы в Россию — уже не первый, это событие всё равно уникально, ибо речь идет об одном из старейших театров марионеток. Широко известным в Италии он стал еще в первой половине XIX века, точнее — начиная с марта 1835 года, с того самого времени, когда в отчетную книгу семьи Колла взялось за правило ежедневно заносить сведения о показанных представлениях и сопутствовавших им расходах и сборах. Постепенно, на волне всё возраставшего успеха у миланской публики, труппа, выйдя за пределы Ломбардии, начала давать представления и в других регионах Италии. Сведения о них также заносились в семейную книгу (в основном в ней отражены выступления артистов на территории Пьемонта). Иными словами, свою профессиональную деятельность эта семейная труппа начинала как передвижной театр.

Основоположником династического бренда «Карло Колла и сыновья» является Карло I (1833—1906), но самым первым кукловодом марионеток в этой семье, от которого он перенял традицию, был его отец, изначально преуспевавший коммерсант Джузеппе Колла (1805—1861). После его смерти трое из четырех его сыновей – Карло I, Антонио и Джованни – создали три самостоятельные труппы, которые с этого момента имели совершенно разные пути в творчестве, однако, как показала жизнь, со временем на плаву осталась лишь ветвь Карло I. В 1889 году его старший сын, шестнадцатилетний Карло II (1873—1962), заменил своего отца в семейной труппе в качестве артиста и постановщика, став его главным помощником. Но у Карло I были еще два сына – Джованни (1877—1956) и Микеле (1883—1946). И Карло III (род. 1935), который в настоящее время продолжает работать в труппе кукольником и отвечать за постановочную часть спектаклей, приходится младшим сыном Джованни (1877—1956), то есть племянником Карло II и внуком Карло I. В тесном контакте с Карло III работает Эудженио Монти Колла (род. 1939), который занимая в компании пост художественного руководителя, также является кукольником и обычно отвечает за режиссуру и дизайн костюмов. Он – правнук Карло I и двоюродный племянник Карло III по линии его двоюродной сестры Карлы (1916—2001), дочери Микеле. Таким образом, несмотря на то, что Карло III и Эудженио Монти Колла представляют «соседние» поколения знаменитой династии, они являются практически ровесниками.

Карло II заменил своего отца Карло I, когда тот вынужден был оставить театр из-за тяжелой болезни. В то время молодой человек искренне восхищался успехами труппы своего дяди Антонио и, наблюдая за его работой, подмечал многие вещи, перенимая бесценный профессиональный опыт. Несомненные находки в драматургическом и сценографическом воплощении постановок Карло II, а также высокий уровень достигнутого труппой мастерства (как в изготовлении кукол, так и в их вождении) не замедлили привлечь к себе пристальное внимание. Всё это после долгих скитаний, а также переменчивых контрактов на сценах театров крупных городов Италии впоследствии закономерно и вывело труппу на подмостки легендарного теперь уже театра «Джероламо», публика которого, как известно, отличалась особой изысканностью и требовательностью. Итак, небывалый расцвет бизнеса семейства Колла связан с Карло II: окончательно к руководству компанией он вернулся в 1896 году, после того как на протяжении всего периода его военной службы труппу возглавлял его родной брат Джованни (1877—1956). Год 1906-й явился поистине драматичным и переломным для семьи: в этом году умер Карло I, и в этом же году, благодаря огромному успеху спектакля «Пьетро Микка» в пармском театре «Сан-Джованни», где труппа выступала с 1899 года, перед ней распахнулись двери театра «Джероламо». Его импресарио специально приезжал в Вигевано, чтобы увидеть этот спектакль. Это решило всё: компания «Карло Колла и сыновья» сразу же воцарилась на миланских подмостках на целых полвека!

Новый театр под названием «Джероламо» открылся в Милане в 1868 году на Piazza Beccaria. Небольшой по числу зрительских мест, он имел, тем не менее, традиционную для Италии подковообразную форму зала с партером и тремя ярусами лож (архитектор — Джузеппе Менгони). «Джероламо» стал первым европейским театром, который был специально предназначен для кукольного действа. Изначально он был отдан в распоряжении марионеточной компании Джузеппе Фьяндо, но затем, в 1906 году, был передан семье Колла — династии, ставшей, пожалуй, самой знаменитой в мировой истории театра марионеток. В 1956 году театр «Джероламо» был объявлен национальным достоянием, однако деятельность компании «Карло Колла и сыновья», за которой к этому моменту давно уже закрепился подобный бренд, продолжилась лишь вплоть до следующего года (1957-го). В связи с передачей здания в ведение объединения Piccolo Teatro di Milano, а также c перепрофилированием этого заведения под театр-кабаре и площадку авангардных экспериментов, Карло II принял решение о роспуске труппы. После этого в ее истории наступил восьмилетний период бездействия, который окончился в 1965 году (к этому моменту Карло II уже не было в живых). Представители семьи Колла в составе Карло III, Эудженио Монти Коллы, сестер Анджелы и Чезарины (дочерей Карло II), а также сестер Терезы и Карлы (дочерей Микеле) решили возобновить семейную деятельность, но возврата к театру «Джероламо» уже не было: началась новая жизнь. Завершая тему этого необычного театра, стоит, наверное, сказать, что 1983 году, из-за проблем безопасности здания, «Джероламо» был закрыт под предлогом реконструкции, но, увы, запустение и бездейственность этого храма искусства затянулись на десятилетия. Кажется, театр должен был открыться в 2009 году, но открылся ли в действительности, не знаю – знаю лишь одно: трогательные марионетки в своем родном доме больше не живут, и от этого очень грустно…

Сегодня в качестве основной прокатной площадки в Милане труппа использует зал Atelier Carlo Colla e Figli, что на via Montegani. Однако с изменением стационарной площадки славные художественные традиции семьи Колла не забыты – они свято чтутся и по сей день, а нынешняя деятельность компании лишь приумножает ее достижения. Сегодня Карло III и Эудженио Монти Колла – это осколки легенды первой половины XX века: после ухода из жизни Анджелы, Чезарины, Терезы и Карлы эти двое представителей мужской части династии являются последними кукольниками, работавшими на сцене «Джероламо» и создававшими его легенду. С 1984 года деятельностью компании руководит Associazione Grupporiani Milano, а в 2008 году по инициативе Кристины Колла (дочери Карло III и правнучки Карло I) был основан фамильный фонд, получивший название Fondazione Carlo Colla. А это значит, семья Колла на деле радеет о сохранении своего творческого наследия. Ныне коллектив тесно сотрудничает с Piccolo Teatro – Teatro d’Europa в Милане (в частности, выступает на сцене Piccolo Teatro Paolo Grassi) и много гастролирует в США, Латинской Америке, странах Европы. Отрадно, что с этим уникальным театром хорошо знакома и русская публика: волшебству его маленьких, то таких живых персонажей-марионеток не раз аплодировали Москве и Санкт-Петербурге. Впервые труппа «Карло Колла и сыновья» выступала еще в Ленинграде в 1989 в рамках фестиваля «Миланская неделя». Два года спустя она приняла участие в фестивале итальянских театров в Москве, а в 2005 году – в фестивале «Итальянский сезон в России» со сценической кукольной версией оперы Верди «Аида». Последний раз труппа выступала в России в 2008 году с кукольными фантазиями «Шехеразада» и «Петрушка» на музыку Римского-Корсакова и Стравинского.

На этот раз – снова опера, и снова Верди. Если «Аида» в 2005 году была изящной экзотической сказкой со счастливым финалом, в которой главные герои чудесным образом спасались, то в «Трубадуре», где страсти буквально «рвутся в клочья», а души страдающих персонажей «изранены в кровь», страдают и умирают даже марионетки. Популярнейший шедевр Верди на либретто Каммарано по пьесе Гутьерреса – запутанный детектив в чистом виде, так что связно рассказать его содержание постараться надо даже взрослому! И поэтому, несмотря на пояснение, что привезенный спектакль – «сценическая версия для детей и взрослых», он всё же гораздо в большей степени предназначен взрослым. А если и детям, то умеющим бегло читать синхронный перевод текста и хотя бы в общих чертах знакомым со спецификой оперного жанра. Спектакль частично идет под знаменитую историческую фонограмму 1957 года под управлением Герберта фон Караяна, а частично – под тексты для пения, которые, не поются, а декламируются. Раскладка «фонограммных вокальных сил» была следующая: Леонора – Мария Каллас; Манрико – Джузеппе ди Стефано; Граф ди Луна – Роландо Панераи; Азучена – Федора Барбьери; хор и оркестр миланского театра «Ла Скала». Как и в случае с «Аидой», которую мы видели шесть лет назад, постановку «Трубадура» в магическом и изысканном пространстве театра марионеток осуществил Карло Колла III, а над режиссерским воплощением и дизайном кукольных костюмов потрудился Эудженио Монти Колла. Все куклы и костюмы к спектаклю, изготовлены в собственной мастерской театра, а перед московскими показами в конце сентября – начале октября итальянские кукольники успели показать этот спектакль в Красноярске и Новосибирске.

Прошлый спектакль «Аида» был достаточно компактен, а нынешний «Трубадур» весьма продолжителен (два акта длятся порядка двух часов суммарного времени без антракта). Понятно, что спектакль театра марионеток по опере имеет к таковой отношение лишь номинальное. Но марионеточное действо «Трубадура» одновременно изумляет своей детской наивностью и «взрослой» психологической глубиной: волшебное очарование сродни захватывающему кукольному мультфильму, но в трехмерном «объемно-живом» воплощении. В век шокирующих театральных инсталляций погружение в безмятежную кукольно-мелодраматическую атмосферу воспринимается с радостью, несмотря на то, что романтически музыкальная (но при этом «кровавая») драма Верди превращается, в сущности, в чувственный фарс, и он неизбежно воспринимается, как псевдореальная субстанция, как фантастическое наваждение, как цветной сон наяву. Но специфика марионеточного действа именно в том и заключается, что изначально заложенный в его природе чувственный фарс способен вызывать и неподдельные слезы сопереживания. И искусство этого уникального и благороднейшего театрального фарса в представлении актеров и кукол сегодняшней труппы «Карло Колла и сыновья», несомненно, впитало в себя лучшие традиции театра марионеток XIX века…

Если в 2005 году «Аиду» давали на сцене Центра оперного пения Галины Вишневской, и выбор этой камерной площадки для специфики театра марионеток был просто идеальным, то в огромных объемах зрительного зала Московского детского музыкального театра имени Наталии Сац такой чудесный, такой по-настоящему восхитительный спектакль, увы, просто потерялся. Лично я, присвоив себе статус «большого ребенка», удовольствие об этого синтетического действа получил огромное. Но я отчетливо наблюдал, что детям воспринимать происходящее на миниатюрной сцене было тяжело еще и потому, что кукол-марионеток надо, прежде всего, видеть – видеть близко: только тогда можно почувствовать, как они страдают и плачут. Именно поэтому прекрасной прелюдией к показу «Трубадура» в рамках нынешних гастролей театра «Карло Колла и сыновья» в Москве стал цикл лекций-спектаклей под общим названием «Приглашение в мир волшебных марионеток». Он состоялся на сцене Центра оперного пения Галины Вишневской. На показах «Трубадура» в огромном зале Детского музыкального театра мы «в чистом виде» восхитились совершенством мастерства итальянских кукольников и, несомненно, испытали эстетическое наслаждение, а на лекциях-концертах в Центре оперного пения Галины Вишневской нам удалось заглянуть марионеткам в душу…

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

рецензии

Раздел

опера, культура

Произведения

Трубадур

просмотры: 3047



Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть
Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть