Жан Филипп Рамо

Jean-Philippe Rameau

...Надо его любить с тем нежным почтением, которое сохраняется по отношению к предкам, немного неприятным, но умевшим так красиво говорить правду.
К. Дебюсси

Жан Филипп Рамо (Jean-Philippe Rameau)

Ставший знаменитым лишь в зрелые годы, Ж. Ф. Рамо так редко и скупо вспоминал о своем детстве и юности, что даже его жена почти ничего об этом не знала. Лишь по документам и отрывочным воспоминаниям современников мы можем восстановить путь, приведший его на парижский Олимп. День его рождения неизвестен, а крещен он был 25 сентября 1683 г. в Дижоне. Отец Рамо работал церковным органистом, и первые уроки мальчик получил от него. Музыка сразу стала его единственной страстью. В 18 лет он отправился в Милан, но вскоре вернулся во Францию, где вначале странствовал с бродячими труппами в качестве скрипача, потом служил органистом в ряде городов: Авиньоне, Клермон-Ферране, Париже, Дижоне, Монпелье, Лионе. Так продолжалось до 1722 г., когда Рамо выпустил в свет свой первый теоретический труд — «Трактат о гармонии». О трактате и его авторе заговорили в Париже, куда Рамо переехал в 1722 или в начале 1723 г.

Человек глубокий и искренний, но совершенно не светский, Рамо приобрел среди выдающихся умов Франции как приверженцев, так и противников: Вольтер называл его «нашим Орфеем», но Руссо, поборник простоты и естественности в музыке, резко критиковал Рамо за «ученость» и «злоупотребление симфониями» (по свидетельству А. Гретри, враждебность Руссо была вызвана чрезмерно прямодушным отзывом Рамо о его опере «Галантные музы»). Решившись выступить на оперном поприще лишь почти в пятидесятилетнем возрасте, Рамо с 1733 г. стал ведущим оперным композитором Франции, не оставляя также научную и педагогическую деятельность. В 1745 г. он получил звание придворного композитора, а незадолго до смерти — дворянство. Однако успех не заставил его изменить своей независимой манере держаться и высказываться, из-за чего Рамо прослыл чудаком и нелюдимом. Столичная газета, отзываясь на кончину Рамо — «одного из знаменитейших музыкантов Европы», — сообщала: «Он умер со стойкостью. Разные священники не могли ничего от него добиться; тогда появился священник... долго разглагольствовал так, что больной... с яростью воскликнул: „Кой черт пришли вы сюда петь мне, господин священник? У вас фальшивый голос!“» Оперы и балеты Рамо составили целую эпоху в истории французского музыкального театра. Его первая опера «Самсон» на либретто Вольтера (1732) не была поставлена из-за библейского сюжета. С 1733 г. произведения Рамо шли на сцене Королевской академии музыки, вызывая восхищение и споры. Связанный с придворной сценой, Рамо был вынужден обращаться к сюжетам и жанрам, унаследованным от Ж. Б. Люлли, но трактовал их по-новому. Поклонники Люлли критиковали Рамо за смелые нововведения, а энциклопедисты, выражавшие эстетические запросы демократической публики (особенно Руссо и Дидро), за верность жанру «версальской оперы» с ее аллегоризмом, царственными героями и сценическими чудесами: все это казалось им живым анахронизмом. Гениальное дарование Рамо определило высокие художественные достоинства его лучших произведений. В музыкальных трагедиях «Ипполит и Арисия» (1733), «Кастор и Поллукс» (1737), «Дардан» (1739) Рамо, развивая благородные традиции Люлли, прокладывает путь к будущим открытиям К. В. Глюка, сумевшего возвратить античным сюжетам их первозданную строгость и страстность.

Проблематика оперы-балета «Галантная Индия» (1735) созвучна идеям Руссо о «естественном человеке» и воспевает любовь как силу, объединяющую все народы на свете. Опера-балет «Платея» (1735) сочетает в себе юмор, лирику, гротеск и иронию. Всего Рамо создал около 40 сценических произведений. Качество либретто в них нередко было ниже всякой критики, однако композитор в шутку говорил: «Дайте мне „Голландскую газету“, и я положу ее на музыку». Но к себе как к музыканту он относился очень требовательно, считая, что оперному композитору надо знать и театр, и человеческую натуру, и всевозможные характеры; разбираться и в танце, и а пении, и в костюмах. И живая красота музыки у Ра-мо обычно одерживает победу над холодным аллегоризмом или придворной пышностью традиционных мифологических сюжетов. Мелодика арий отличается яркой выразительностью, оркестр подчеркивает драматические ситуации и живописует картины природы и сражений. Но Рамо не ставил перед собой задачу создания целостной и оригинальной оперной эстетики. Поэтому успех оперной реформы Глюка и спектаклей эпохи французской революции обрек сочинения Рамо на длительное забвение. Лишь в XIX-XX вв. гениальность музыки Рамо вновь была осознана; ею восхищались К. Сен-Санс, К. Дебюсси, М, Равель, О. Мессиан.

Значительная область творчества Рамо — клавесинная музыка. Композитор был выдающимся исполнителем-импровизатором, 3 выпуска его пьес для клавесина (1706, 1722, ок. 1728) включали 5 сюит, в которых танцевальные пьесы (аллеманда, куранта, менуэт, сарабанда, жига) чередовались с характеристическими, имевшими выразительные названия («Нежные жалобы», «Беседа муз», «Дикари», «Вихри» и др.). По сравнению с клавесинным письмом Ф. Куперена, прозванного за свое мастерство еще при жизни «великим», стиль Рамо более броский и театральный. Уступая иногда Куперену в филигранной утонченности деталей и хрупкой переливчатости настроений, Рамо в лучших своих пьесах достигает не меньшей одухотворенности («Перекликание птиц», «Крестьянка»), взволнованной пылкости («Цыганка», «Принцесса»), тонкого сочетания юмора и меланхолии («Курица», «Хромуша»). Шедевром Рамо является Гавот с вариациями, в котором изысканная танцевальная тема постепенно обретает гимническую суровость. В этой пьесе словно бы схвачено духовное движение эпохи: от утонченной поэзии галантных празднеств на картинах Ватто к революционному классицизму полотен Давида. Помимо сольных сюит, Рамо написал 11 концертов для клавесина с сопровождением камерных ансамблей.

Современникам Рамо стал известен сначала как музыкальный теоретик, а потом уже как композитор. Его «Трактат о гармонии» содержал ряд блестящих открытий, заложивших основы научной теории гармонии. С 1726 по 1762 гг. Рамо опубликовал еще 15 книг и статей, в которых излагал и отстаивал свои взгляды в полемике с противниками, возглавляемыми Руссо. Академия наук Франции высоко оценила труды Рамо. Популяризатором его идей стал другой выдающийся ученый — Д’Аламбер, а Дидро написал повесть «Племянник Рамо», прообразом героя которой стал реально существовавший Жан-Франсуа Рамо, сын брата композитора Клода.

Возвращение музыки Рамо в концертные залы и на оперные сцены началось только в XX в. и в первую очередь благодаря усилиям французских музыкантов. Напутствуя слушателей премьеры оперы Рамо «Ипполит и Арисия», К. Дебюсси писал в 1908 г.: «Не будем бояться показать себя ни слишком почтительными, ни слишком растроганными. Прислушаемся к сердцу Рамо. Никогда не было голоса более французского...»

Л. Кириллина


Родился в семье органиста; седьмой из одиннадцати детей. В 1701 году решает посвятить себя музыке. После короткого пребывания в Милане становится руководителем капеллы и органистом сначала в Авиньоне, затем — Клермон-Ферране, Дижоне, Лионе. В 1714 году переживает тяжелую любовную драму; в 1722 году публикует «Трактат о гармонии», что позволило ему получить давно желанную должность органиста в Париже. В 1726 году женится на Мари-Луизе Манго из семьи музыкантов, от которой у него будет четверо детей. С 1731 года дирижирует частным оркестром знатного сановника Александра де Ла Пуплиньера, любителя музыки, друга художников и интеллектуалов (и, в частности, Вольтера). В 1733 году представляет оперу «Ипполит и Арисия», вызвав бурную полемику, возобновленную в 1752 году благодаря Руссо и Д'Аламберу.

Основные оперы:

«Ипполит и Арисия» (1733), «Галантная Индия» (1735—1736), «Кастор и Поллукс» (1737, 1154), «Дардан» (1739, 1744), «Платея» (1745), «Храм Славы» (1745—1746), «Зороастр» (1749—1756), «Абарис, или Бореады (1764, 1982).

По меньшей мере за пределами Франции театр Рамо еще предстоит узнавать. Существуют препятствия на этом пути, связанные с характером музыканта, с его особой судьбой как автора театральных произведений и отчасти не поддающимся определению талантом, то опирающимся на традицию, то очень раскованным в поисках новых гармоний и особенно новой оркестровки. Другая трудность состоит в характере театра Рамо, изобилующего длинными речитативами и аристократическими танцами, величавыми даже в своей непринужденности. Его склонность к серьезному, соразмерному, обдуманному, к музыкальному и драматическому языку, почти никогда не становящемуся импульсивным, его предпочтение подготовленных мелодических и гармонических оборотов — все это придает действию и выражению чувств монументальность и церемониальность и как бы даже превращает персонажей в фон.

Но это лишь первое впечатление, не принимающее в расчет драматических узлов, в которых взор композитора устремляется на персонажа, на ту или иную ситуацию и высвечивает их. В эти моменты вся трагическая сила великой французской классической школы, школы Корнеля и в еще большей степени Расина, оживает вновь. С таким же тщанием декламация моделируется на основе французского языка — эта черта сохранится вплоть до Берлиоза. В области мелодики ведущее место занимают ариозные формы, от гибко-нежных до неистовых, благодаря которым утвердился язык французской оперы-сериа; здесь Рамо предвосхищает композиторов конца века — таких, как Керубини. А некоторая приподнятость воинственных хоров воинов может напомнить Мейербера. Поскольку Рамо предпочитает мифологическую оперу, постольку он начинает закладывать основы «большой оперы», в которой мощь, величие и разнообразие должны сочетаться с хорошим вкусом в том, что касается стилизации, и с красотой декораций. Оперы Рамо включают хореографические эпизоды в сопровождении зачастую прекрасной музыки, имеющей описательную драматургическую функцию, что придает спектаклю очарование и привлекательность, предвосхищая некоторые очень современные решения, близкие Стравинскому.

Проживший больше половины своих лет вдали от театра, Рамо возродился к новой жизни, когда был призван в Париж. Его ритм меняется. Он женится на очень молодой женщине, выступает в театральных периодических изданиях с научными трудами, и от его позднего «брака» рождается французская опера будущего.

Г. Маркези (в переводе Е. Гречаной)

реклама

вам может быть интересно

Произведения

Дардан (Рамо) 30.08.2011 в 15:55
Ипполит и Арисия (Рамо) (classic-music.ru) 29.05.2011 в 17:14

Публикации

Главы из книг

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Дата рождения

25.09.1683

Дата смерти

12.09.1764

Профессия

композитор, писатель

Страна

Франция

просмотры: 14273
добавлено: 04.12.2010



Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть
Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть