Гигантские шаги страсти

В Москве прошел X Международный фестиваль «Триумф джаза»

18.02.2010 в 19:21

Помимо российских звезд, в этом юбилейном году арт-директор фестиваля Игорь Бутман пригласил музыкантов с родины джаза, США, и из Японии. Два концерта в Светлановском зале Московского международного Дома музыки сопровождались выступлениями тех же артистов в Клубе Игоря Бутмана, где можно было услышать несколько другие программы, рассчитанные на камерную, клубную атмосферу. Но все же главные события разворачивались в ММДМ.

Первый вечер начался с рассказа Игоря Бутмана, как и где зарождалась идея проекта. Как оказалось, это произошло на ледовом катке ЦСКА, где наш известный саксофонист играл в хоккей с другим Игорем — Шабдурасуловым. За поддержку фестиваля Шабдурасулов получил от Бутмана публичную благодарность, а зрители получили исчерпывающее представление о хобби маэстро.

На разогрев публики Игорь Бутман поставил трио своего брата, барабанщика Олега Бутмана с пианисткой Натальей Смирновой и басистом Антоном Давидянцем. Они сразу же задали нужную температуру композицией «Страсть», а позже к их ансамблю присоединилась знойная афроамериканская вокалистка Шенда Рул — одна из многочисленных джазовых див, которых Олег Бутман, живущий между Нью-Йорком и Москвой, регулярно привозил на гастроли в Россию.

Электрогитарист Майк Стерн со своим трио и Игорем Бутманом в качестве специального гостя исполняли фьюжн с минимальным набором электронных примочек вроде ревера. Все было качественно, но как-то слишком ожидаемо. Вообще идея фикс Игоря Бутмана — объединять в ансамблях российских джазменов и иностранных гостей, чтобы способствовать интеграции российского джаза с мировым. Так что большинство коллективов на фестивале — международные.

Во втором отделении выступал российско-американский квартет Леонида Винцкевича, пианиста из Курска. Его композиции всегда ярки по материалу, даже если в них не присутствуют фирменные включения в виде русского фольклора.

Этно-джаз из Бенина представил поющий гитарист Лионель Луэке со своим американским трио. У Луэке обостренное даже для джазмена чувство ритма, не говоря уже о том, что он — носитель глубинных традиций африканской этнической музыки, к которой сегодня джаз обращается как своему изначальному источнику, своим корням. Впрочем, иногда гитара Луэке звучала и вовсе как какой-нибудь национальный африканский инструмент, а пел он при этом чистую этнику без какого-либо вмешательства джаза. Под конец своего сета Лионель Луэке решил слегка поиграть с публикой подобно тому, как это делает в своих шоу Бобби МакФеррин, — попросил слушателей повторять за ним небольшие фразы, которые ему казались простыми. Но аудитория адекватно отреагировать не смогла...

Ну а завершил концерт сет биг-бэнда Игоря Бутмана, сыгравшего два стандарта — «Гигантские шаги» Джона Колтрейна и «Караван» Хуана Тизола — Дюка Эллингтона (в красочных, но грубоватых аранжировках Николая Левиновского), а также джазовую балладу самого Бутмана «Ностальгия», исполненную в память об ушедшем отце (в аранжировке блестящего знатока биг-бэнда Виталия Долгова). На встрече с журналистами Бутман говорил о том, что ему самому не очень-то удается вдоволь поиграть на собственном фестивале: мол, организационные вопросы и статус руководителя отнимают много времени. Но, думается, на этот раз он сумел отыграться, выступив и с биг-бэндом, и в ансамблях.

Закрытие «Триумфа джаза» стало триумфом пианистов — лидеров групп. Это Тихиро Яманака (Япония), Иван Фармаковский (Россия) и самый представительный участник фестиваля МакКой Тайнер (США). Тайнер — член знаменитого квартета Джона Колтрейна первой половины 1960-х, в минувшем декабре ему исполнился 71 год. Как ни странно, во второй вечер фестиваля было далеко до аншлага, заполненность зала была значительно меньшей, чем накануне. Вероятно, это объясняется тем, что джаз — давно уже не популярное искусство, и даже афиши с именем легендарного музыканта сегодня что-либо говорят далеко не всем.

Вначале на сцену вышел интернациональный японско-российский коллектив: Тихиро Яманака (фортепиано), Александр Зингер (ударные) и Макар Новиков (контрабас), которых затем дополнили Игорь Бутман на саксофоне и Александр Беренсон на трубе. Тихиро — молодая, элегантная, хрупкая девушка, ее манера вежливо улыбаться залу во время игры, казалось бы, должна соответствовать столь же благополучной музыке. Тем более неожиданны были стремительный напор и жесткий темперамент, которые она продемонстрировала в первом же номере — своей оригинальной композиции в духе предельно обостренного, модернизированного бопа. Дальше были стандарты — «Take Five» Пола Дезмонда, «All the Things You Are» Джерома Керна. В последнем и Бутман, и Беренсон играли невероятное количество нот на единицу времени — в темпе Диззи Гиллеспи. Единственное, что мешало и музыкантам, и слушателям — треск плохо настроенного микрофона (и это притом что звукорежиссер лично присутствовал на сцене).

Затем еще один международный коллектив — Квартет Ивана Фармаковского с американским барабанщиком Дональдом Эдвардсом и гостьей, певицей и автором песен Кармен Ланди, обладательницей глубокого сильного голоса, в чем-то близкого вокалу Эллы Фицджеральд. В последнее время Фармаковский стал записывать сольные альбомы с собственными композициями (некоторые из них прозвучали на сцене Дома музыки), но его прошлое сайдмена дает о себе знать: пока его проекты не отягощены поисками подлинно оригинальной интонации и индивидуального стиля.

Все ждали второго отделения, когда появится МакКой Тайнер со своим трио и саксофонистом Гэри Бартцем. Казалось бы, когда Тайнер ушел от Колтрейна делать свои проекты, он играл все тот же ладовый джаз, стал совершенно предсказуем, еще записал пару дисков со стилизациями под старых джазовых классиков. Но если его слышишь живьем, поражаешься некоей природной стихийной силе звучания и ощущению абсолютной свободы. Впечатляет и тайнеровская педальная сонористика, благодаря которой нагромождения сложных гармоний складываются в нечто объемное, многомерное, имеющее почти осязаемую форму. Рояль при этом звучит так, будто это оркестр роялей... Гэри Бартц играл на альт-саксофоне и сопранино открытым литым звуком, летящим в зал, и этот саунд был в том же русле тайнеровской свободы. Именно так были исполнены многие авторские вещи, а также композиция «In a Mellow Tone» Дюка Эллингтона. Впрочем, было и утонченно-романтическое соло Тайнера с почти шопеновским туше.

Завершился фестиваль выступлением молодых музыкантов — мощным и ослепительно ярким звучанием «Академик-бэнда» Анатолия Кролла, который считает соседство с мэтрами лучшим педагогическим приемом для своих воспитанников. Правда, до этого момента мало кто досидел, а закончилась программа уже около полуночи.

Ирина Северина

реклама

вам может быть интересно

Приключения духа летней ночью Классическая музыка
Памяти Учителя Классическая музыка

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

статьи

Раздел

культура

Театры и фестивали

Московский международный Дом музыки

Словарные статьи

джаз

просмотры: 53



Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть
Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть