«Восток — дело тонкое»

Пятый фестиваль симфонических оркестров мира в Москве

Игорь Корябин, 15.06.2010 в 10:02

Дом Союзов

Юбилеи бывают разные: круглые и «не очень», а бывают и совсем не круглые, но просто очень красивые, как, например 5-летие Фестиваля симфонических оркестров мира в Москве, музыкального форума, по историческим меркам еще очень молодого, но за эти годы успевшего снискать самую высокую международную репутацию. Этот фестиваль каждый год не только дает возможность на протяжении первой декады июня услышать игру различных зарубежных и отечественных симфонических коллективов, но также окунуться в особую обстановку Колонного зала Дома Союзов – столичной площадки, с весьма и весьма неплохой акустикой, но, к сожалению, вот уже на протяжении долгих лет выпавшей из сферы активной концертной деятельности. Однако не всё так просто: если первые два года фестиваль явно «не любил» прессу, вернее «любил, но исключительно тех, кого надо», то по-настоящему приветливым и теплым домом, где тебе рады просто потому, что ты журналист, а не представитель какого-нибудь «крутого» издания, лично для меня он стал, лишь начиная с третьего года существования. Нет, за пять фестивальных лет я не пропустил ни одного состоявшегося концерта: вопрос не в том, а в самой атмосфере, которая может быть как «враждебной» – а именно так и было по отношению к прессе в первые два года, – так и доброжелательной, что можно устойчиво наблюдать на протяжении последних трех лет. И Пятый фестиваль закономерно не преминул подарить атмосферу радушия и музыкального гостеприимства!

По отношению же к самой широкой слушательской аудитории этот смотр всегда отличался весьма высокой демократичностью: чтобы иметь возможность – хотя бы и виртуально! – окунуться в атмосферу этого праздника симфонической музыки, не надо даже покупать билет или жить в Москве! В прошлые годы выручало телевидение – в этот же раз, записав всего лишь два концерта, вести подробную «видеолетопись» смотра оно, как это было ранее, к сожалению, не стало. Однако фестиваль изыскивает и нетрадиционные формы привлечения к себе внимания: если в прошлом году была осуществлена лишь только одна пробная прямая Интернет-трансляция, то в этом году таких трансляций было шесть – по количеству фестивальных вечеров.

За прошедшие годы афишу фестиваля украшали как названия оркестров-брендов, так и имена выдающихся дирижеров. И на этот раз в ней было два по-настоящему брендовых дирижерских имени – Мишель Плассон и Мюнг Вун Чунг. Сам фестиваль явился любопытной антологией азиатского симфонического исполнительства – любопытной в том смысле, что и в этом году он, безусловно, нашел свою изюминку и сумел создать привычную атмосферу праздника, однако сама эта атмосфера всё же превалировала над собственно живыми музыкальными впечатлениями. Они были, но, как известно, «Восток – дело тонкое», поэтому по-настоящему ярких впечатлений не так уж и много, как хотелось бы, но сказать, что программа, укомплектованная азиатскими коллективами, была совсем уж неинтересна и мало привлекательна, тоже было бы несправедливым.

Можно сколько угодно говорить о том, что в условиях кризиса у фестиваля не было достаточного финансирования для, возможно, «чего-то более высокого и значимого», однако нельзя отрицать то, что, благодаря этому смотру, в Россию впервые приехал Президентский симфонический оркестр Турции – один из старейших коллективов, «возраст» которого насчитывает более 180 лет и у истоков которого стоял Джузеппе Доницетти, старший брат знаменитого итальянского композитора! При его деятельном участии, бывший военный оркестр при дворе турецкого султана, спустя два десятилетия после своего основания, был дополнен струнными, что приблизило коллектив к европейским стандартам. И право же, по степени художественных впечатлений нынешнего года этот оркестр, за дирижерским пультом которого стоял маэстро Джем Мансур, занял почетное второе место (на первом, несомненно, оказался Сеульский филармонический оркестр с Мюнг Вун Чунгом, пусть и коллектив гораздо более молодой). В первом отделении турецкие музыканты познакомили публику с образцами национальной симфонической музыки XX века, но также с огромным успехом прозвучало и произведение нашего молодого современника Ахмета Алтинеля «Истоки ночи», музыкальная эстетика которого уже адресована слушателю XXI века (примечательно, что и сам автор при исполнении присутствовал в зале). Во втором отделении отрадно было услышать удивительно тонкое и романтически прозрачное исполнение Четвертой симфонии Шумана, приуроченное к 200-летию со дня его рождения, тем более, что симфонии этого композитора вообще исполняются у нас очень редко. Странно, но именно медные духовые иногда вносили дисбаланс в общую палитру (хотя, казалось бы, с духовых традиций всё и начиналось), но при этом звучание струнников было поразительно безупречным.

Сеульский филармонический закономерно, вызвавший самый большой ажиотаж фестиваля, предложил и самую «экзотическую» программу. В принципе, согласно изначальной концепции форума, в его рамках должна звучать только «чисто симфоническая» музыка, то есть без солирующих инструментов, хотя в разные годы и допускалось участие хора или солистов-вокалистов, если это было продиктовано композиторским замыслом исполняемых произведений. Однако инструментальный концерт прозвучал на фестивале впервые: возможно, организационные заповеди были обойдены в силу того, что речь идет о весьма необычном древнекитайском инструменте под названием «шэн», сделанном из бамбуковых тростей и послужившем в конце XVIII – начале XIX века основой для изобретения фисгармонии и аккордеона. Автор концерта Ынсук Чин назвала свое произведение «Шу» в честь бога воздуха в египетской мифологии. Именно растворение в природе, погружение в эфир ее необычайно медитативных звучностей и заставили пережить московскую публику сеульские «филармоники», Мюнг Вун Чунг и солист У Вэй. Очень созвучной этому опусу оказалась и симфоническая медитация «Забытые приношения» Оливье Мессиана. Вторую половину концерта составил репертуар вполне традиционный, но всё же рассчитанный больше на «эстетов-гурманов» от музыки – сюита из «Пеллеаса и Мелизанды» Дебюсси (составитель – Эрих Лайнсдорф) и симфоническая поэма «Вальс» Равеля. Сеульский филармонический оркестр доказал: он находится в потрясающей профессиональной форме, стиль его игры одновременно изыскан, строг и по-настоящему эмоционален. Импрессионистские музыкальные полотна французских композиторов предстали во всей их богатой палитре многокрасочных звучностей, тончайших оттенков и захватывающих кульминаций.

Напротив, известному французскому дирижеру Мишелю Плассону, совсем недавно возглавившему Национальный симфонический оркестр Китая и приехавшему на фестиваль с названным коллективом именно в этом качестве, по-видимому, еще физически не хватило времени для обстоятельного «вживания» оркестра в европейскую музыку. Это ощущалось в исполнениях и Седьмой симфонии Бетховена, и, в особенности, Третьей симфонии Сен-Санса. Заметим, Мишель Плассон – первый зарубежный музыкант, занявший место главного дирижера в этом оркестре. Несомненно, тем самым коллектив получил уникальный шанс поднять свой исполнительский уровень, и один из способов этого, считает маэстро, – играть как можно больше французской музыки, в отношении которой его авторитет поистине непререкаем. Пока же наиболее убедительно прозвучала лишь оркестровая версия первой части «Реквиема Земле» (2009). Это произведение было создано ведущим китайским композитором (и, по совместительству, исполнительным директором оркестра) Гуанем Ся в память о многочисленных жертвах Сычуаньского землетрясения 2008 года. Исполненная часть под названием «Глядя на звездное небо» произвела очень сильное эмоциональное воздействие: музыка, написанная, практически по европейским канонам, стала вселенской молитвой неугасимой скорби и вечной памяти.

Среди участников смотра были и два отечественных оркестра. Один из них, Государственный симфонический оркестр Республики Татарстан, приятно поразил, удивил, восхитил, исполнив под руководством замечательного литовского дирижера Гинтараса Ринкявичуса произведения Жиганова (увертюру «Сабантуй» в транскрипции Фуата Мансурова), Шостаковича (Девятую симфонию) и Скрябина (Вторую симфонию). Другой российский коллектив, Большой симфонический оркестр имени П.И. Чайковского во главе с Александром Сладковским, оставил очень нейтральное, почти «никакое» впечатление абсолютно равнодушной заштампованной манерой исполнения симфонической сюиты «Шехеразада» Римского-Корсакова. Что касается, второго произведения, Пятой симфонии «Воскрешение мертвых» Алексея Рыбникова, то в силу невероятной эклектики и масштабности, предполагающей участие в ее исполнении двух хоров и трех певцов-солистов, собственно симфонические достоинства партитуры как-то сами собой незаметно ушли на второй план: а впрочем, надо было еще заставить себя их отыскать! После исполнения в ушах осталось лишь звучание мощных хоровых децибелов и пронзительно звонких голосов (иногда – просто «прорезавших» сознание), которые принадлежали певцам-солистам (Алисе Гицбе, Валентину Дубовскому и Валентину Палию). Однако весь глубинный религиозно-философский аспект произведения, вместе с заложенной в нем непростой и весьма контрарной социально-политической фабулой, в музыкальном воплощении так и не достиг величия вселенского масштаба, оставшись по существу в разряде «локальных опусов», не способных вырваться за пределы концертных залов, в которых они исполняются. Декларация программных намерений композитора так и осталась декларацией: можно было подметить лишь наличие формальной симфонической формы в самом общем ее понимании при совершенной тривиальности музыкального содержания. А жаль всё же… Искренне жаль…

И, в заключение, о последнем участнике фестиваля. Несмотря на явную разрекламированность «мумбайского музыкального чуда», Симфонический оркестр Индии, исполнивший на закрытии фестиваля Девятую симфонию Бетховена под руководством Александра Анисимова, стал заложником очевидного факта – комплектуемости своего состава по разовым контрактам, а значит, и вытекающих отсюда последствий постоянных репетиций «на ходу» и элементарной нехватки времени для обкатки, притирки и сыгранности: всё дело в том, что собственных оркестровых кадров у оркестра очень мало (практически нет!), вот и приходится их пополнять музыкантами со всего мира («первую скрипку» в его составе играют выходцы из Казахстана, но фигурируют в нем время от времени и Англия, и Америка, и даже Россия). Оркестр, конечно, еще очень молодой, ему всего четыре года, да и традиций европейской музыки в Индии до недавнего времени, можно сказать, не было вообще. Возможно, у себя «на стационаре» в Мумбае грандиозное полотно Бетховена могло бы звучать совсем иначе (и наверняка звучало более впечатляюще!), однако от московского исполнения вдруг отчетливо повеяло недвусмысленной симфонической рутиной, да и «ансамбль» певцов-солистов нашей местной российской выделки (Марина Шагуч, Светлана Шилова, Олег Кулько и Петр Мигунов) оставил желать несоизмеримо более лучшего. И всё же странно, очень странно, что именно этому оркестру выпала честь «завершающего аккорда» Пятого фестиваля…

…Когда в 2006 году Мюнг Вун Чунг на закрытии Первого фестиваля выступил с Филармоническим оркестром Радио Франции, исполнив «Матушку-гусыню» Равеля и Шестую симфонию Брукнера, это явилось настоящим музыкальным катарсисом, но в данном случае о Девятой симфонии Бетховена подобного вовсе не скажешь: после ее исполнения индийским оркестром осталось чувство какой-то гнетущей незавершенности. Что и говорить, «открытый финал» – вещь абсолютно непредсказуемая и пугащая: до следующего фестиваля еще очень далеко, но послевкусие последнего концерта нынешнего фестиваля не очень-то оптимистично. Кто знает, каким будет фестиваль в следующем году? Всё же хочется думать, что безусловно обновленным и непременно процветающим!

реклама

вам может быть интересно

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама





Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть
Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть