Опера Вебера «Вольный стрелок»

Der Freischütz

Вебер. Увертюра к опере «Вольный стрелок» (оркестр п/у Т. Бичема)

Опера в трех действиях Карла Марии фон Вебера на либретто (по-немецки) Иоганна Фридриха Кинда, основанное на рассказе Иоганна Августа Апеля.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

МАКС, охотник (тенор)
КАСПАР, другой охотник (бас)
КИЛИАН, богатый крестьянин (тенор)
КУНО, начальник княжеских охотников (бас)
АГАТА, его дочь (сопрано)
АНХЕН, ее кузина (сопрано)
КНЯЗЬ ОТТОКАР (баритон)
ОТШЕЛЬНИК (бас)
САМЬЕЛЬ, дикий («черный») охотник (разговорная роль)

Время действия: середина XIX века.
Место действия: Богемия.
Первое исполнение: Берлин, 18 июня 1821 года.

Опера Вебера «Вольный стрелок». Постер Рафала Ольбиньского

Сегодня трудно себе представить ту бурю страстей, которую вызвало первое исполнение — более 175 лет назад — романтической оперы Вебера «Вольный стрелок». Это исполнение означало — по крайней мере в Германии — конец господства итальянской оперы. Ведущие светила Германии — Гейне, Мендельсон, Гофман и другие — по-видимому, понимали это. Господство Спонтини и классической (античной) трагедии вскоре закончилось. Так был расчищен путь для всех более поздних немецких романтиков и, в первую очередь, для Вагнера. Что касается «Вольного стрелка», то это история о романтической любви между простыми людьми, о потусторонних силах зла, о дьяволе, представшем в образе одного из персонажей, и о событиях, происшедших в таинственной Волчьей долине.

УВЕРТЮРА

Музыка оперы также в высшей степени романтическая. Все главные тематические элементы оперы заключены в увертюре — пожалуй, единственном оркестровом фрагменте из всей оперы, о котором можно с уверенностью сказать, что он знаком широким кругам современных любителей музыки. Она полна драматизма, чарующих мелодий и чудесных эффектов с тремоло струнных и соло кларнета. Это также едва ли не первая оперная увертюра, использующая целиком мелодии из вокальных партий оперы, в частности, радостный возглас героини, когда к ней приходит ее возлюбленный (во втором действии).

ДЕЙСТВИЕ I

Все действие «Вольного стрелка» построено почти полностью на разговорном диалоге, сопровождаемом последовательностью музыкальных номеров, цель которых обрисовать эмоциональную ситуацию в данный конкретный момент действия. Первые звуки, которые мы слышим после того, как поднимается занавес, это выстрел и крик. Соревнование в стрельбе, устроенное на открытом воздухе перед таверной, только что выиграл крестьянин по имени Килиан. Мужской хор поет хвалу победителю. Тем временем профессиональный егерь Макс (который и является героем этой истории) сидит огорченный и угрюмый, удрученный своим поражением. Когда звучит деревенский марш, исполняемый в честь Килиана, и победитель проходит мимо Макса, посмеиваясь над ним («Schau der Herr mich an als Konig» — «Королем стрелков я избран»), Макс не может этого снести и бросается на него с кинжалом.

На площади появляется Куно, начальник княжеских егерей, и останавливает ссору; вскоре становится ясно, почему Макс так поступил. Но не все еще потеряно: на завтра назначается новое состязание в стрельбе, которое будет проходить в присутствии князя Оттокара. Если Макс выиграет (в чем все до последнего момента были уверены, ведь Макс прославленный стрелок), он удостоится руки своей возлюбленной Агаты, дочери Куно. Сам Куно уверен в победе Макса. Ясно, что причиной плохой стрельбы Макса является вмешательство его соперника Каспара (главный злодей оперы), тоже претендующего на руку Агаты. Он прибегнул к услуге дьявола по имени Самьель. Это именно он, Самьель, злой дух Волчьей долины, отнял у Макса победу. Каспар давно уже связался с Самьелем, и теперь близится час расплаты — ему, продавшему душу дьяволу, уготовано место в аду. Но у Каспара созрел коварный план: заставить Макса обратиться за помощью к дьяволу, и тогда именно Макс, а не он, отправится в преисподнюю. Куно заставляет Каспара замолчать. Затем мы узнаем от него одну старую историю о состязании в стрельбе. Она берет свое начало еще во времена его собственного прапрадеда, который однажды спас жизнь человеку столь замечательным выстрелом, что был обвинен в использовании «вольной» (или волшебной) пули. Волшебные пули — это такие пули, которыми снабжает стрелка дьявол; они обязательно попадают в цель. С тех пор княжеские стрелки обязаны доказывать свое мастерство в состязаниях, не прибегая к сверхъестественной помощи. Килиан к этому рассказу добавляет важную деталь: дьявол, когда снабжает человека «вольными» пулями, дает их ему семь. Первые шесть поражают любую смертную цель, но седьмая летит туда, куда ее направляет сам дьявол. После короткого ансамбля, в котором каждый на свой лад комментирует создавшуюся ситуацию, Килиан мирится с Максом, и наш герой остается один, чтобы спеть выразительную арию «Durch die Walder, durch die Auen» («Ах, бывало, возвращался»), в которой он сокрушается о том, что кончилась его некогда беззаботная жизнь.

Совсем стемнело. К Максу незаметно подкрадывается Каспар. Он предлагает ему выпить с ним. При этом он поет застольную песню («Hier im ird'sehen Jammertal» — «Что б мы были без вина?»). Дважды в гуще листвы появляется Самьель, пугая и Каспара, и зрителей. В конце концов Каспар дает свое ружье Максу и предлагает ему выстрелить в высоко летящего орла. Макс стреляет и чудесным образом убивает огромную птицу: она падает к его ногам. Каспар объясняет, что ружье было заряжено «вольной» пулей и что он знает, где можно раздобыть их еще. Завтра ночью Макс должен встретиться с ним, Каспаром, в таинственной Волчьей долине. Макс знает, что то, что он делает, ужасно, но он в отчаянном положении и к тому же слегка пьян. Так Макс соглашается. Когда он уходит, Каспар завершает действие триумфальной арией мщения, полной длинных и сложных гамм, которые современные басы одолевают с довольно большими трудностями («Schweig, schweig, damit dich niemand warnt» — «Да, да! Погибнуть должен ты»).

ДЕЙСТВИЕ II

Сцена 1.
Все солисты в первом действии были мужчины. Отсутствие там женских персонажей Вебер компенсирует уже в самом начале второго действия, ставшего необычайно популярным исключительно благодаря двум сопрано. Одно из них — Агата, дочь начальника княжеских егерей и возлюбленная Макса. В данный момент Агата совсем не рада предстоящему турниру стрелков, ведь далеко не ясно, как он закончится. И уж отнюдь не поднимает ее духа прямо-таки мистическое происшествие: со стены у нее дома упал портрет одного из ее предков (деда) и поранил ее; это произошло как раз в тот самый момент, когда Макс подстрелил орла. Кузина Агаты, Анхен, в гораздо более приподнятом настроении. Когда действие начинается (в охотничьем жилище Куно), она вешает картину на прежнее место на стене, и Агата присоединяется к ней в прелестном дуэте («Schelm, halt' fest» — «Ну, держись, не обломися»). Коротко, в разговорном диалоге, они обсуждают причину отсутствия Макса (которого ожидают к себе), и затем Анхен поет другую веселую песню на всегда привлекательную тему «юноша-встречает-девушку» («Kommt ein schlanker Bursch gegangen» — «Если юноша красивый»).

И вот Агата остается одна. Она поет одну из самых знаменитых сопрановых арий — «Leise, leise, tromme Weise» («О мольбы мои, летите») — молитву о своем возлюбленном. В конце этой большой сцены-арии она замечает приближающегося Макса и поет блестящее заключение арии, выражающее ее радость.

В разговорном диалоге, который затем следует, Макс говорит, что спешит в Волчью долину. Пришедшая Анхен присоединяется к двум влюбленным, составив с ними терцет («Wie? Was? Entsetzen» — «Как? Что? Ужасно»): две девушки тщетно пытаются убедить Макса не ходить в это дьявольское место; однако он остается непреклонным.

Сцена 2. Это знаменитая сцена в Волчьей долине. Она была задумана как очень зловещая, чтобы, я полагаю, напустить страху на немецкую публику XIX века. Она наполнена такими пугающими вещами, как череп с кинжалом, пронзившим его, жуткий хор злых духов, звучащий за сценой, призрачный лунный свет, льющийся на сцену, представляющую собой мрачные скалы и деревья, и дьявол, который таинственным образом то появляется, то исчезает и вещает грозным голосом. Современный зритель многое из этого воспринимает как детскую сказку, однако Вебер заставляет партитуру звучать весьма эффектно.

Сцена начинается тем, что злодей Каспар таинственными заклинаниями призывает дьявола, Самьеля. Сам Каспар продал душу дьяволу и теперь вымаливает еще три года свободы в обмен на Макса. В музыкальном отношении это странная сцена. Каспар поет, а дьявол отвечает ему прозаической речью — так обсуждаются условия сделки: Макс получает семь волшебных пуль — шесть из них точно поражают ту цель, в которую метит Макс, а седьмую Самьель может направить в сердце Агаты. Дьявол холодно соглашается. Но если Каспару не удастся склонить Макса на эту сделку, он лишится своей собственной души — таково условие Самьеля.

На сцене появляется Макс. Сначала ему видится призрак его матери, затем Агаты, которая, как ему мерещится, пытается броситься в бурный поток («Ha! Furchtbar gahnt» — «О боже мой! Какая пропасть!»). Он так подавлен этими видениями, что готов согласиться на все, что требует от него Каспар. Каспар тем временем готовит страшное варево. Оно начинает кипеть и шипеть; вокруг летают громадные птицы; сквозь кустарник продирается свирепый вепрь; разражается буря; тени поют странную песню — в конце концов пули отлиты. Вместе оба охотника призывают Самьеля, и, когда демон появляется, Каспар теряет чувства и падает в глубокий обморок, а Макс, к своему ужасу, обнаруживает, что засохшая ветка, которую он в испуге схватил, — это рука самого дьявола! Если на ваш слух все это звучит довольно-таки невероятно, то вспомните, что это романтическая сказка. А в сказочной истории может случиться все что угодно.

ДЕЙСТВИЕ III

Сцена 1 последнего действия отдана исключительно попыткам приободрить мрачно настроенную героиню, Агату. Она наряжается к свадьбе с Максом («Und ob die Wolke sie verhulle» — «Толпами ходят в небе тучи»). Но ее мучают разные суеверные страхи. Одно из ее предчувствий — как мы увидим в заключительной сцене — впоследствии оправдывается. Она рассказывает, что ей приснился страшный сон: она была белой голубкой, но явился Макс и выстрелил в нее, и что она замертво упала на землю уже как реальная девушка. В первой арии этой сцены Агата возносит молитву о защите, а во второй — пересказывает свой сон. Анхен пытается уверить Агату, что ее страх напрасен («Einst traumte meiner selgen Base» — «Однажды бабушке приснилось»). Хор подруг Агаты приносит ей подвенечный наряд. Анхен хочет надеть на голову Агаты свадебный венок, раскрывает ларец и видит... венок погребальный. Тогда невесту украшают розой, подаренной святым отшельником.

Сцена 2 открывается веселой охотничьей прелюдией, за которой следует хор («Was gleicht wohl auf Erden Jagowergnugen?» — «Что лучше охоты?»). Это торжественный день. Макс должен продемонстрировать принцу Оттокару и своему будущему тестю Куно, что он достаточно хороший стрелок, чтобы претендовать на руку Агаты. Принц показывает на белого голубя и говорит Максу, чтобы он стрелял, но в тот самый момент, когда он целится, появляется Агата и призывает его не стрелять в белого голубя! Но слишком поздно. Макс уже выстрелил. Агата падает, и все думают, что Макс убил свою невесту. Но в тот же момент падает злодей Каспар. Испуская свой предсмертный вздох, он проклинает дьявола Самьеля, и его душа отправляется на вечные муки.

Агата оказывается жива. Девушку бережно поднимают. Макс признается в своей вине и объясняет, как он сбился с пути и сошелся с Каспаром и Самьелем. Все умоляют князя простить юношу, но князь непреклонен: он твердо решает наказать молодого стрелка. К счастью, является старый отшельник (это его молитвы предохранили Макса от убийства, а Агату от смерти), и князь передает окончательное решение ему. В длинной и торжественной арии отшельник дает совет, суть которого в том, чтобы Максу дать год испытания, и, если в конце этого срока его мастерство в стрельбе будет таким же, разрешить ему жениться на Агате. Но после этого турниры стрелков, подобные этому, должны быть отменены: только любовь должна соединять юные сердца узами брака.

Все соглашаются, что это замечательное решение, и опера завершается ликующим хором, в котором звучит одна из самых известных мелодий знаменитой Увертюры.

Генри У. Саймон (в переводе А. Майкапара)


Опера Вебера «Вольный стрелок»

Берлинская премьера, которой дирижировал автор, имела триумфальный успех (в зале присутствовали Гейне, Гофман и Мендельсон). Постановка была положительно оценена и самим Вебером, хотя сцена в Волчьей долине показалась ему не достаточно фантастичной и драматически убедительной. Затем «Вольный стрелок», переведенный на двадцать языков, обошел весь мир. Парижская постановка 1824 года окончательно знаменовала европейский успех оперы, возобновленной в 1841 году в Королевской академии музыки («Гранд-Опера»). В Италии первая значительная постановка состоялась в миланском театре «Ла Скала» в 1871 году под управлением и в редакции Франко Фаччо (с многочисленными сокращениями). В «Газетта музикале ди Милано» авторитетный критик Филиппи признал «решающее влияние оперы на Вагнера». Вагнеру принадлежит знаменитая похвала композитору, которому он действительно был многим обязан: «Он (Вебер) не хотел согласиться с тем, что источник подлинной мелодии надо искать в мелодизме Россини... Если благородные создатели оперы равнодушно внимали народным песням, Вебер, напротив, слушал их с большим вниманием. И аромат прекрасных народных цветов, луговых и лесных, распространился в великолепных залах музыкальных театров».

Нельзя не отметить, конечно, этот аромат, эту неосязаемость, словно воздушность всей звуковой ткани «Вольного стрелка», легкость и пористость его структур, которые, между тем, народными отнюдь не являются даже в том романтическом, несколько иллюзорном смысле, который придает слову Вагнер. На самом деле с песней (Lied) и медленным вальсом (Landler), берущими исток в немецком фольклоре, мирно уживаются формы традиционной итальянской оперы. В рамках сказки (пусть и жестокой) природа лесов и гор служит воспеванию преданной любви, которая на фоне адской бездны и посреди грома выстрелов все же становится символом чистоты и нежности. Оркестровое мастерство Вебера, богатство его музыкальных идей способствуют поразительному воссозданию магических сцен и первозданного волшебного пейзажа.

Очень быстро названный «первой подлинно романтической немецкой оперой», «Вольный стрелок» опирается на старую модель зингшпиля с разговорными диалогами, которые иногда заменялись речитативами. Но сущность музыкального языка оперы выходит далеко за пределы зингшпиля и высвечивается уже в увертюре, образце феноменальной силы и красочности, в котором Рене Лейбовиц отмечает «знаменательное тематическое единство, присутствие всех мотивов, которые затем появятся в партитуре в согласии с диалектическим пониманием оперы, ставшим одним из основных достижений музыкальной драмы: композиция в соответствии со схемой сонатной формы и по-настоящему смело варьированной репризой была для того времени первостепенно важной и вызвала большое одобрение Бетховена». И действительно, развитие этого симфонического жанра по образцу Керубини, а в особенности «Леоноры» № 3 Бетховена охватывает довольно большой период в музыке, в свою очередь богатый различными новаторскими подходами к увертюре — это единое движение от Шуберта до Брамса и Чайковского. Образная и чувственная магия инструментовки гениально претворена в серии заклинаний в Волчьей долине, производя смешанный эффект звукового сопровождения и мелодекламации.

Эта удивительная инструментовка состязается с дерзкими и надрывающими душу хорами духов, звучащими под воздушными сводами леса (их отголоски можно будет найти вплоть до «Бориса Годунова» Мусоргского), и служит противовесом нежной и страстной арии Агаты, ставшей благодаря своей контрастности одним из краеугольных камней вокальной формы XIX века.

Г. Маркези (в переводе Е. Гречаной)


История создания

Сюжетом оперы послужила старинная, широко распространенная в Германии и Чехии легенда о юноше, который заключил договор с дьяволом. Заколдованные пули, полученные от «черного охотника», приносят юноше победу в стрелковом состязании, но последняя пуля смертельно ранит его невесту.

Желание сочинить оперу возникло у Вебера в 1810 году, когда он познакомился с этой колоритной легендой в «Книге страшных историй» немецкого писателя-романтика А. Апеля. Легенда привлекла Вебера картинами немецкого народного быта, поэзией лесной природы, фантастическими образами. К осуществлению своего намерения композитор смог приступить лишь в 1817 году. Либретто оперы, написанное Ф. Киндом (1768—1843), отличается от своего первоисточника благополучным концом: в столкновении добра и зла побеждают светлые силы. С миром мрачной, зловещей фантастики связан продавший душу дьяволу охотник Каспар. Макс — жених Агаты — отмечен типично романтическими чертами психологической раздвоенности: влиянию Каспара, за которым стоят адские силы, противостоит обаяние душевной чистоты любящей Агаты, светлый образ которой обрисован Вебером с большой теплотой. Действие разворачивается на фоне бытовых сцен, с которыми контрастируют фантастические эпизоды.

Созданная в обстановке бурного национально-освободительного подъема, опера «Вольный стрелок» отвечала чаяниям передовой демократической аудитории. Премьера, состоявшаяся в Берлине 18 июня 1821 года, прошла с исключительным успехом — опера приветствовалась не только как выдающееся художественное явление, но и как произведение большого патриотического значения.

Музыка

«Вольный стрелок» — одно из лучших творений немецкого национального романтического театра. Обратившись к жанру зингшпиля, Вебер применил необычные для него широкие оперные формы, насытив их драматизмом, богатством психологических оттенков. Наряду с развернутыми музыкальными портретами основных героев значительное место в опере занимают бытовые сцены, тесно связанные с немецкой народной песенностью. Ярко выразительны фантастические эпизоды и музыкальные пейзажи, в которых проявилось колористическое богатство оркестра Вебера.

Большая увертюра построена на музыкальных темах оперы. Плавная мелодия валторн, претворяя поэзию старинных охотничьих легенд, рисует романтически таинственную картину леса. Основной раздел увертюры посвящен обрисовке противоборствующих сил. Заканчивается она ослепительно-торжественной кодой.

В первом акте на фоне жизнерадостных массовых сцен возникают разнообразные музыкальные характеристики. Хоровая интродукция передает картину крестьянского празднества, ее музыка имеет народный характер; марш звучит так, словно его исполняют сельские музыканты; наивность и простота выражения отличают незатейливый деревенский вальс. Резкий контраст вносит ария Макса «Горем скован, как цепями», полная смятения и тревоги. В застольной песне Каспара «Что б мы были без вина» увлекают острый ритм, стремительность движения. Его образ далее развивается в арии «Нет, нет, погибнуть должен он», где угловатая мелодия сочетается с ритмами неистовой дьявольской пляски.

Второй акт делится на две резко противостоящие картины. Грациозная ариетта беспечной Анхен «Юноша, если красивый» оттеняет глубину чувств и душевную чистоту Агаты в ее арии-сцене «Усну ль я, не дождавшись»; чередование выразительных речитативов и пленительных песенных мелодий правдиво передает душевные движения девушки, заключительная же часть арии полна блеска, света и радости.

Во второй картине драматическое напряжение растет. Решающая роль здесь отведена оркестру. Необычно звучащие аккорды, мрачные, глухие тембры, наводящие ужас завывания невидимого хора создают таинственную, фантастическую картину. В центральном эпизоде — сцене литья волшебных пуль — музыка с потрясающей наглядностью изображает дикий разгул дьявольских сил. Третий акт состоит из двух картин. В первой преобладают спокойно-идиллические настроения. Каватина Агаты «Толпами ходят в небе тучи» овеяна поэтичной, светлой грустью. В мягкие нежные тона окрашен хор подружек, чутко воссоздающий черты национальной песенности.

Вторая картина открывается темпераментным хором охотников, в мелодии которого слышатся отзвуки охотничьих рогов; хор этот, близкий немецким народным песням, получил мировую известность. Финал оперы представляет собой развернутую ансамблевую сцену с хором, в конце которой с радостным подъемом звучит музыкальная тема, уже знакомая по увертюре и заключительной части арии Агаты из второго акта.

М. Друскин


Судьба этой оперы Вебера счастлива. Получив быстрое признание, она обошла сцены всей Европы. Многие ее мелодии и, прежде всего, хоры завоевали большую популярность (например, хор охотников из 3 д. «Was gleicht wohl auf Erden»).

На премьере, которую ожидали с нетерпением, находились выдающиеся деятели искусства Германии, в т. ч. Э. Т. А. Гофман, Ф. Мендельсон, Г. Гейне.

Русская премьера состоялась в Петербурге (1824). В Москве опера была исполнена в год открытия Большого театра в 1825 (под названием «Волшебный стрелок»). Среди современных постановок отметим спектакль в Штутгарте (1980).

Дискография: CD — Deutsche Grammophon. Дир. К. Клейбер, Агата (Яновиц), Макс (Шрайер), Анхен (Матис), Каспар (Адам), Оттокар (Вейкль), Пустынник (Красс), Куно (Фогель).

Е. Цодоков, 1999

реклама

вам может быть интересно

Публикации

Главы из книг

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Композитор

Карл Мария фон Вебер

Дата премьеры

18.06.1821

Жанр

оперы

Страна

Германия

просмотры: 35677
добавлено: 12.01.2011



Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть
Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть