«Евгений Онегин» как энциклопедия русской оперы

Владимир Федосеев и БСО им. П.И. Чайковского заставили обратиться в слух!

Игорь Корябин, 26.10.2017 в 22:29

Владимир Федосеев и Большой симфонический оркестр. Фото Алексея Молчановского

Череда юбилейных концертов в честь 85-летия Владимира Федосеева продолжается, и 20 октября на сцене московского Концертного зала им. П.И. Чайковского под управлением именитого маэстро-юбиляра мы стали свидетелями поистине фантастического исполнения оперы Петра Чайковского «Евгений Онегин» (1877–1878). Как известно, впервые этот шедевр русской музыкальной классики был представлен в 1879 году в Москве на сцене Малого театра силами учащихся Московской консерватории (за дирижерским пультом находился тогда сам Николай Рубинштейн, основатель и первый директор сего института), а нынешнее исполнение стало весьма достойным и впечатляющим продолжением великих музыкальных традиций прошлого.

Сегодня о «Евгении Онегине» – как о романе в стихах А.С. Пушкина, так и об опусе Чайковского – мы, кажется, знаем всё, и наше отношение к этой опере действительно давно уже успело сформироваться как к подлинному образцу классической музыки, созданной для театральной сцены. Но тогда сюжет из русской жизни 20-х годов XIX века всё еще воспринимался «современным», а его лирическая, без ощутимого внешнего развития, канва для оперных традиций той эпохи была явно не характéрна. Сегодня без лирических сцен Чайковского – именно такое жанровое определение первоначально дал своему детищу композитор – представить русский оперный репертуар уже невозможно! Но лирические сцены давно воспринимаются нами как музыкальное полотно заведомо большого стиля, и именно таким во всём его великолепии оно и предстало в вечер обсуждаемого исполнения.

В наши дни российскими театрами эта опера востребована широко и устойчиво, да и на концертном подиуме мы слышали ее не один, а множество раз, так что к анонсу ее очередного исполнения всегда относимся особо пристрастно: какой будет состав певцов, какой оркестр и хор, какой дирижер… Но в данном случае даже и думать было нечего: знаковый дирижер, знаковое исполнение, которое на поверку именно таковым и оказалось. Еще одним коллективным участником вечера помимо Государственного академического Большого симфонического оркестра им. П.И. Чайковского стал Хор Академии хорового искусства им. В.С. Попова (художественный руководитель – Алексей Петров), и общую палитру звучания яркие молодые голосá обогатили потрясающими вокальными красками!

По ходу исполнения в «зазорах» между сценами и эпизодами оперы фрагменты романа Пушкина «Евгений Онегин» читал Алексей Гуськов, но музыкальный штурвал вечера стихотворным текстом не перетягивался. Пропорции всей композиции по отношению к музыке были выдержаны идеально сбалансированно, а само содержание стихов, хотя ничего нового в этом, по сути, и не было, отчасти даже добавляло исполнению довольно свежую, инновационную окраску. Понятно, что после музыки Чайковского – нетленной и вечной молодой! – главным действующим лицом вечера, главным виновником торжества предстает маэстро Владимир Федосеев. Его отношения с русской музыкой вообще, а с опусами Чайковского и подавно, всегда были настолько доверительно близкими, что их дирижерские прочтения неизменно вызывали благоговейный трепет…

Именно так, конечно же, произошло и на сей раз, ведь, несмотря на свой почтенный возраст и огромный профессиональный багаж впечатляюще ярких творческих свершений, маэстро сегодня по-прежнему молод и энергичен так же, как молода и энергична сама музыка Чайковского. В силу этого и обсуждаемое исполнение – безукоризненно выверенное и стройное по темпам, пронизанное истинно русской душевной медитацией, подкупающее тонкой нюансировкой и восхитительно правильными интонационными акцентами – становится событием выдающимся, экстраординарным!

В начале сезона на сцене Большого зала Московской консерватории маэстро Федосеев представил программу «Шедевры мировой оперы», в которой принял участие блистательный «квартет» певцов-солистов. Трое из них – фигуранты и нынешнего исполнения. Если говорить о ведущих московских баритонах, то сегодня самым харизматичным и рафинированным Онегиным, пожалуй, можно назвать именно Василия Ладюка, и обсуждаемый концерт подтвердил это в полной мере. При этом на редкость красивую, притягательную, музыкально-роскошную пару антагонистов составили меццо-сопрано Агунда Кулаева (Ольга) и тенор Алексей Татаринцев (Ленский).

Вся упомянутая звездная тройка – давние любимцы московской публики, но они – «свои», они всегда рядом, и поэтому участие в московском проекте звезды-гастролерши, на долю которой успех у публики выпал не меньший, на сей раз интриговало больше всего. Речь идет о сопрано Веронике Джиоевой, кооптированной в квартет главных героев оперы на партию Татьяны. Эту партию Чайковский словно написал для двух разных голосов – лирического в начале оперы и драматического в последней картине. Но, к чести певицы, в знаменитой сцене письма большое «трубное» звучание своего голоса она укротить всё же смогла, и заявка на роль Татьяны предстала весьма интересной. Однако, даже будучи «укрощенными», выбросы штрихов forte на выпуклом контрасте с довольно стильными и проникновенными piano – а где же пение на mezza voce? – музыкальной ровности вокальной линии, благородству кантилены способствовать не могли.

Звездный час примадонны (дивы, как, со слов самóй исполнительницы, ее назвали в Италии, где подобными эпитетами, она просто искренне уверена, зря не разбрасываются) закономерно наступил в финальной сцене. Вот где пригодились и мощный артистический темперамент певицы, и ее уверенный вокально-драматический напор, и недюжинная эмоциональная аффектация, и выразительное звучание нижнего регистра! Что хорошо, то действительно хорошо – ни убавить, ни прибавить! Но очень часто бывает, что с «Евгения Онегина» после финальной сцены уходишь разочарованным именно из-за певицы-сопрано. На сей же раз в слушательском послевкусии от всего финала, как и от роскошной финальной ферматы главного героя оперы, остался один лишь сплошной позитив – и это, несомненно, дорогого стóит!

В заключение необходимо отметить, что довольно крепкий ансамбль певцов сложился и в партиях эпизодических персонажей. Бас Михаил Гужов сполна убедил созданным им музыкальным портретом в хрестоматийной арии Гремина, а тенор Валентин Суходолец смог нарисовать удивительно красочную вокально-харáктерную картинку в куплетах Трике. В партии Лариной мы услышали сопрано Елену Евсееву, в партии Филиппьевны (няни) – меццо-сопрано Светлану Шилову: обе эти работы музыкально достойны и значимы. Две крохотные вспомогательные партии – Ротного и Зарецкого – исполнил бас Максим Орлов. Великолепно было звучание хоров, сцен и ансамблей с участием хора, а также «чистых» ансамблей солистов, в том числе и «женского квартета» в начале оперы, легко и уверенно настроившего на основную лирическую волну музыкального восприятия.

реклама

вам может быть интересно

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть
Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть