Балет «Барбара Радзивилл» в Вильнюсе

Ольга Борщёва, 13.11.2014 в 16:13

Балет «Барбара Радзивилл» в Вильнюсе

История Барбары Радзивилл в интерпретации литовского хореографа Анжелики Холиной потрясает до слёз. В этом балете, идущем в Литовском театре оперы и балета с мая 2011 года, Холина использует широкий спектр возможных красок: элементы классической хореографии и собственные оригинальные решения, драматические компоненты, хоровое и сольное пение.

Даже классическим поддержкам Анжелика Холина всегда придаёт новый, непредсказуемый вид, осовременивая и индивидуализируя их. Литовская балетная труппа не всегда блестяще справляется с задачами, которые ставит хореограф, несколько утяжеляя её конструкции. Но общий динамизм и напряженный драматизм спектакля настолько захватывают и поглощают, что мелкие недочёты не оказывают существенного влияния на общее восприятие.

В основе либретто лежит исторический сюжет:

великий князь литовский Сигизмунд Август влюбился в молодую вдову Барбару, представительницу могущественного рода Радзивиллов. Он тайно обвенчался с ней, а затем, после смерти отца, короновал как польскую королеву, несмотря на противодействие Сейма и своей матери, Боны Сфорца. Но вскоре после коронации Барбара умерла. Возможно, её отравила Сфорца, не желавшая, чтобы влияние Радзивиллов при дворе усилилось. Эта история XVI века из школьного учебника переживается в театре, как глубоко личная трагедия.

Подбирая для балета музыку, подходящую по экспрессии и резонирующую с её танцевальным языком, Анжелика Холина остановилась на следующих произведениях. Первый акт, который разыгрывается в Великом княжестве Литовском, поставлен на музыку литовских композиторов Стасиса Вайнюнаса (1909—1982) и Арвидаса Мальциса (род. в 1957 году). Также в первом акте звучат «Музыкальные вечера» Бенджамина Бриттена. Во втором акте, действие которого происходит в Кракове, используются сочинения польского композитора Хенрика Миколая Гурецкого (1933—2010). Кроме того, в балете используется музыка Палестрины, Каччини и Монтеверди, подчёркивающая, что на сцене ведётся диалог с давно прошедшей эпохой, связь с которой, тем не менее, не потеряна. Но, в то же время, разговор идёт уже с позиций современности.

Оркестр под управлением Робертаса Сервеникаса тонко и практически безупречно чисто поддерживал происходящее на сцене,

присутствуя всегда ненарочито, не выходя на передний план. Порой настолько растворяешься в синтезе танца и музыки, что совершенно перестаёшь отдельно анализировать работу дирижёра, оркестр словно «пропадает» как органическая часть представления.

Высокой оценки заслуживает и работа хормейстера Чесловаса Раджиунаса: участие хора придавало балетным сценам особую проникновенность.

Декорации Мариуса Яцовскиса минималистичны, с преобладанием серого, в духе советской литовской архитектуры,

образцом которой является вильнюсское здание Национальной художественной галереи. Это, прежде всего, две стены со скульптурными профильными изображениями Барбары и Сигизмунда II Августа. Персонажи балета время от времени упираются в эти стены. То есть, оказываются в безнадёжных ситуациях, в которых чувствуют себя беспомощными. Важную роль играют также балки, отсылающие к характерным для магнатских замков потолкам. В сцене охоты лес постепенно отстраивается из балок-столбов, медленно спускающихся сверху. В сцене коронации балки становятся колоннами в соборе.

Художник по костюмам Юозас Статкевичус просто и в то же время эффектно работает с цветом. Он использует открытые цвета, в основном, белый, красный, черный — с легко прочитываемой символикой. Цвет королевской семьи — чёрный. Возвышение при дворе Радзивиллов знаменует их переодевание в красный — цвет придворного костюма в Кракове. Разумеется, братья Барбары Николай Рыжий (Гедиминас Бубелис) и Николай Чёрный (Войцех Журомскас) носят костюмы цветов, которые соответствуют их прозвищам. Анжелика Холина пользуется этой цветовой палитрой, словно раскрашивая свои хореографические композиции, подчёркивая их составные части и структуру.

Для того, чтобы быстрее погрузить зрителей в атмосферу своего спектакля, Холина использует такой приём, как полное выключение света в зале перед началом представления.

В темноте звонят колокола.

Любовная история оказывается изящно вписанной во властный контекст. Силовые отношения и напряжение в поле власти, в котором находятся влюблённые, наглядно выражены художественными средствами.

Всё начинается на балу, где Сигизмунд Август (Мартынас Римеикис) впервые встречает Барбару. Королевская семья — Сигизмунд I Старый, Бона Сфорца, будущий Сигизмунд II и его первая жена Елизавета Габсбург — выстраиваются в своеобразную пирамиду, главную и центральную позицию в которой занимает королева Бона, а самое крайнее, «пристёгнутое» и подчинённое положение — Елизавета.

Наиболее яркие и психологически разработанные образы в балете — женские.

Это Елизавета Габсбург, Бона Сфорца и, разумеется, Барбара Радзивилл. Мужчины — всего лишь повод для того, чтобы проявили себя женщины.

Нелюбимая и заброшенная мужем Елизавета (Инга Цыбулските) — это жалкая, никому не нужная вещь. В её дуэте с Сигизмундом Августом есть страшный момент, когда Елизавета замирает, как надгробное изваяние в соборе, и Сигизмунд медленно начинает её вращать, как стрелку. В своей покинутости Елизавета обращается за помощью даже к Боне Сфорца, но не получает поддержки. В какой-то момент придворные шуты оттягивают Елизавету в угол, как лишенный ценности и обременительный предмет, позднее демонстративно переступают через неё.

Один из любовных дуэтов Барбары и Сигизмунда разворачивается, когда обессилившая, утратившая волю и на какое-то время способность передвигаться Елизавета всё ещё лежит в стороне. Понятно, что их собственное счастье на таком фоне будет только кратковременным.

Королева Бона (Александра Иванова) — властная и жестокая женщина, которую временами словно разрывает изнутри тысяча бесов.

Трон для неё выстраивают из своих тел четверо придворных. В балете остаётся неясным, ускорила ли Бона кончину невестки, или же только собиралась. Бона Сфорца, хищная птица с подведёнными чёрным глазами, находит в сыне достойного соперника, способного провести свою волю, несмотря на сопротивление, и мало считающегося с чем-либо, кроме своих желаний.

Партию главной героини танцевала Ольга Коношенко. Барбара, возвышенная и прекрасная в своей любви, предельно далека от властных игр, придворных интриг и сплетен. Она парит высоко над ними, плавно перемещаясь по сцене и не соизволяя замечать бурлящую вокруг неё злобу, разжигаемую при дворе свекровью. Если Елизавету Габсбург и Бону Сфорца обезображивают отрицательные эмоции, первую — беспомощное страдание, вторую — ненависть, то

влюблённая Барбара сохраняет внутренний покой и красоту душевного мира.

В кратком содержании спектакля можно прочесть, что, в то время как Сигизмунд Август уехал в Краков добиваться легализации брака, у Барбары начинают проявляться первые признаки болезни. «Первые признаки болезни» метафорически появляются на сцене, выкатившись в виде серых бесформенных мешков.

В сцене коронации Барбара появляется в массивном платье и в жемчугах, как на одном из известных портретов, под «Ave Maria» Каччини, словно существо из другого мира. Но придворные остаются глухими к её торжественной красоте: когда королевская чета, удаляясь, поворачивается к ним спиной, они забрасывают её невидимыми камнями.

Смерть Барбары, изнемогающей под плач Ариадны «Оставьте меня умирать» из одноимённой оперы Монтеверди, трогает до глубины души.

Сигизмунд Август всё никак не может смириться с тем, что любимое существо угасает на его глазах, и пытается придать форму телу, которое покидают жизненные силы. Барбара умирает как женщина, как одинокая фигурка в белом, которой перед смертью уже всё безразлично, а не как королева: придворные снимают с неё платье из чёрного бархата.

Знаменитый исторический эпизод — король, идущий за гробом своей жены — поставлен на «Amarilli» Каччини и заканчивается тем, что гроб ставят на торец, и он оказывается Остробрамской иконой Божией Матери с лицом и руками Ольги Коношенко. Как известно, по одной из версий, на ней изображена Барбара.

Вне всяких сомнений, эта знаменитая вильнюсская икона послужила Анжелике Холиной одним из источников для создания пластического образа героини. Речь, конечно же, не идёт о пропаганде католицизма, в балете нет на это никаких намёков. Икона предстаёт как образ вечной любви и красоты, побеждающих смерть, символом которых становится Барбара как исторический персонаж. Божья Матерь Остробрамская — это сильный финальный аккорд, она вписывает историю Барбары в вечность.

Фото: Мартынас Алекса / Литовский национальный театр оперы и балета

реклама

вам может быть интересно

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

рецензии

Раздел

балет

Театры и фестивали

Литовский театр оперы и балета

просмотры: 3106



Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть
Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть