Барвиха рукоплескала королям и богине

Екатерина Беляева, 26.12.2014 в 23:16

Сергей Данилян отметил 25-летие своего агентства «Ардани» серией концертов

Круглая полуюбилейная дата самого известного на постсоветском пространстве продюсерского агентства, специализирующегося на балетном театре, стильно праздновалась в городах России. Только в одной Москве в декабре прошло три концерта – один в «Барвиха Luxury Hall» и два в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко, с которым Сергея Даниляна связывают теплые личные и деловые отношения.

Главный акцент на празднике балета от «Ардани» был сделан на новой программе «Королей танца».

Этот самый удачный проект Даниляна отмечает в 2014 году свою маленькую круглую дату – десятилетие. Именно в 2004 году Даняляну пришла в голову мысль сделать программу с участием четырех лучших танцовщиков мира и показать ее в России и Америке, где физически базируется агентство: первыми королями стали премьеры Американского театра балета Итан Стифел, Анхел Корейя, премьер Датского королевского балета Йохан Кобборг и лучший на тот момент танцовщик Большого театра, его блестящий премьер Николай Цискаридзе.

Идея заключалась в том, чтобы кто-нибудь из самых известных действующих хореографов поставил новый балет специально на эту четверку, затем каждый из участников станцевал бы по очереди одну и ту же партию в выбранном для постановки старом балете известного хореографа, и в третьей части артисты могли показать сольный номер или па де де с партнершей, основываясь на собственных предпочтениях.

Первой creation для королей стал балет «For four» («Для четверых») Кристофера Уилдона, первой постановкой уже существующего балета – «Урок» Флеминга Флинта (ученицей учителей-убийц стала Алина Кожокару, а их помощницей — Илзе Лиепа).

Проект несколько раз возобновлялся, призывая как действующих королей, так и новых.

Новички разучивали постановки, сделанные на королей-предшественников, участвовали в следующих creation, приводили для участия в отделении «вольного танца» удобных и приятных им балерин и так далее. Успех неизменно сопутствовал проекту.

Во второй-третий-четвертый призывы попадали лучшие отечественные и зарубежные солисты балета, как то: Денис Матвиенко, Иван Васильев, Леонид Сарафанов, Дмитрий Гуданов, Марсело Гомес, Дэвид Холберг и др.

В промежутках между королевскими «созывами» Данилян не прекращал искать новые формы балетных программ, и ему удавалось создавать новые проекты. За эти десять лет родились целых три вечера с участием балерины Мариинского театра Дианы Вишневой, для которой по приглашению Даниляна ставили Алексей Ратманский, Джон Ноймайер, Каролин Карлсон, Дуайт Роден и Жан-Кристоф Майо.

Между продюсером и Дианой контакт установился очень давно, еще в бытность Вишневой студенткой Вагановской академии.

В те времена большинство людей вообще не понимали значения слов «агентство», «продюсер», «спонсор» и «промоутер». Но Вишнева всегда работала на опережение.

Возник и аналогичный мужскому королевскому проекту балеринский вечер «Отражения», для которого ведущий итальянский хореограф Мауро Бигонцетти сочинил балет «Cinque» («Пять») на музыку Вивальди. В нем блистали выпускницы Московского академии хореографии Мария Кочеткова, Полина Семионова, Наталья Осипова, Екатерина Крысанова, Анастасия Сташкевич и Екатерина Шипулина.

Формально балет являлся копродукцией с Большим театром, хотя возобновляют его редко, так как собрать вместе пять балерин топ-класса (и чтобы девочки были непременно выпускницами МГАХ) без приглашения работающих в зарубежных театрах Семионовой, Кочетковой и Осиповой, трудновато.

Первые два проекта с Вишневой были удостоены премии «Золотая маска», хотя по качеству вечера и были неравнозначны.

Вторая программа (Грэм-Ноймайер-Леон-Лайтфут) значительно уступала первой (Ратманский, Роден, Пенделтон) в плане оригинальности и новаторства. Регресс проектов, выстроенных вокруг одного артиста стал особенно очевиден, когда Вишнева весной прошлого года представила новые балеты Карлсон и Майо. Это было откровенно неинтересно, залы едва наполнялись, зрители уходили.

Похожая история случилась с дуэтной программой Натальи Осиповой и Ивана Васильева, показанной этим летом. Харизм двух сильных артистов не хватает, чтобы вдохновить хореографов на действительно толковые работы, поставленные на индивидуальность этих танцовщиков и на особость их дуэта. В результате мы получаем халтурные, сделанные на скорую руку спектакли, которые не проживут и десять показов. Имена хореографов были заявлены самые яркие (Шеркауи, например, лауреат хореографической премии Бенуа де ля данс), а результат получился почти нулевой.

А вот «Короли танца» работали, работают и, видимо, будут работать и дальше.

Среди королей 2014 года оказались премьеры Американского балетного театра Марсело Гомес и Герман Корнехо, премьер Штутгартского балета и самый знаменитый балетный артист немецкого происхождения на сегодняшний момент Фридеман Фогель, премьер Мариинского театра Денис Матвиенко и премьер Михайловского балета Леонид Сарафанов.

В этом году Данилян, запустивший вновь «Королей» ко дню рождения своей компании, предложил артистам-участникам стать хореографами, композиторами, художниками новых балетов и номеров, которые они станцуют, во-первых, в честь любимой компании «Ардани», и, во-вторых, чтобы попробовать себя в новом качестве, испытать возможность близлежащих профессий, и, наконец, чтобы «подтвердить» свое королевское достоинство.

Московские показы новой версии «Королей» открылись как раз в концертном зале Барвихи – идеальном, как оказалось, для такого рода (фонограмма или сольная инструментальная музыка) балетных представлений. В первом отделении программы «Диана Вишнева и “Короли танца”» показали новый балет Марсело Гомеса «Tristesse» («Грусть», по мотивам поэзии сюрреалиста Поля Элюара), сочиненный им для Васильева, Фогеля, Корнехо и Матвиенко, но так как Иван Васильев получил долгосрочную травму, хореографу пришлось занять его место.

На самом деле Гомес не такой уж и начинающий хореограф, и продолжение карьеры в качестве постановщика занимает его давно. Приятно осознавать, что попытки бразильского премьера приводят к занятным результатам.

Известно, что одним из гениев американского балета по праву считается Джером Роббинс – его почитают в обеих главных американских труппах – Нью-Йорк Сити Балле и в АБТ – почти за бога.

Не любить Роббинса совершенно невозможно, потому что он сумел спеть в танце «песни о главном», которые всегда старые и всегда главные.

Будучи младшим современником Баланчина, его другом, учеником, последователем и в чем-то антиподом, Роббинс, давно умерший, продолжает излучать креативную энергию. Он раздает ее как wi-fi роутер всем желающим подключиться и искать. Гомес-танцовщик принадлежит к плеяде выдающихся интерпретаторов балетов Джерома. Несколько лет назад (2011) – спасибо Ольге Ростропович – в Москву на фестиваль имени ее великого папы приезжал АБТ и показывал балет Роббинса «Матросы на берегу», где для нас и блеснул Гомес.

В своем балета «Tristesse» на музыку любимого Роббинсом Шопена Гомес «рассказал» историю четверых молодых людей, которые «грустят» в стиле дада.

Какого-то особого «сюра» Гомес изобрети не смог, но актерские и физические данные четверки коллег, данных ему в качестве артистов, подал в игровом ключе.

Он безобидно цитировал всевозможные роббинсовские балеты на музыку Шопена – прежде всего «Танцы на вечеринке», а также «Другие танцы» и «Концерт», но Гомес последовательно ставил на танцовщика-одиночку, а не на дуэт. Томному лирику из Штутгарта (Фогель) он поручил страдать изящно – тянуть подъемы, летать в па де ша, аккуратно приземляться на круазе, возвращаясь на землю из высоких тур ан лэр, почти без юмора, но зато с соблюдением пятой позиции.

Сочиненное для силового Ивана Васильева Марсело пришлось исполнить самому – па для человека-вертолета, лишенного любого рода рефлексий. Марсело не был адекватен Ивану (иногда игнорирующему канон ради трюка), зато заставлял чаще вспоминать странные стихи Элюара, говорящего одно, а подразумевающего другое.

Герман Корнехо помешан на своих испанских и индейских корнях.

Гомес, уже научившийся «читать» людей, включил в вариацию для Германа много «диковинных» па.

Дениса Матвиенко Гомес «увидел» как чистого классика, идеального принца, рыцаря без страха и упрека. Его па были выверены и вымерены до миллиметра, все по нотам, все на счет, как поставили – так Денис и танцует.

Браво, Марсело! Новым Роббинсом ему не стать, но ставить балеты по случаю он однозначно умеет. Слушает и слышит музыку, считывает музыкальный код исторической хореографии, у него есть чувство юмора и здравое отношение к коллегам.

Во втором отделении Вишнева и Гомес показали свой коронный номер — балет Килиана «Облака» — и были совершено прекрасны, стяжали колоссальные аплодисменты.

Корнехо, любитель национального испанского и латинского фольклора, сочинил себе номер «Transcendence» на музыку Пабло Джофре. Он ярко медитировал под живой бандонеон (исполнитель – П. Джофре), совершенно заворожив публику, замершую от восторга, связанного с вкушением акустического деликатеса в виде сидящего на сцене музыканта и его диковинного инструмента.

Матвиенко как всегда изящно и точно исполнил экспрессивное соло из балета «Великий Гэтсби», который на него этой осенью поставил Дуайт Роден.

Фогель танцевал «Mopey» в хореографии модного немецкого хореографа Марко Гёкке на музыку Баха.

Леонид Сарафанов и Денис Матвиенко были вынуждены заменить заболевшего Васильева, который был заявлен в балете Патрика де Бана «Лабиринт одиночества». Они станцевали фрагмент балета «Куатро» («Четверо»), поставленного специально на них и их партнерш (и супруг – Анастасию Матвиенко и Олесю Новикову) румынским хореографом Эдвардом Клюгом, лауреатом Международного конкурса артистов балета и хореографов (2001 год) в Москве.

Сарафанов, не часто выступающий в Москве, был бесподобен.

Потрясли его тающая пластика, кошачья грация и вместе с тем брутальная энергия. Даром говорят, что старое быстро забывается, если хореография хорошая и гармоничная – она таковой и останется на десятки лет.

В третьем отделении Диана Вишнева танцевала балет Карлсон («Женщина в комнате») про рефлектирующую женщину, ее возраст, ее пространство и время. В финале раздавала зрителям кислые лимоны, совершенно поразив публику своей открытостью.

В финале хочется отметить, что заниженная сцена концертного зала в Барвихе располагает к проведению там балетных вечеров, публика это оценила и жаждет продолжения встреч с танцем.

Фото предоставлены пресс-службой Концертного зала «Барвиха Luxury Village»

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть
Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть