Фабьен Конрад мечтает спеть в русской опере

Ольга Юсова, 29.04.2013 в 16:23

Фабьен Конрад

В течение двух недель по городам Поволжья, Урала, Сибири и Дальнего Востока путешествует с концертами французская певица Фабьен Конрад. Маршрут гостьи немного замысловат: начался в Чите и Улан-Удэ, продолжился в Нижнем Новгороде и Перми, затем — снова в восточной части страны, в Магадане. И потом через всю страну певица полетит опять на запад — теперь уже в Москву.

На суд российской публики она представила «золотой» набор оперных арий для сопрано, входящих в основной репертуар любой оперной дивы и неизменно собирающих публику. В городах, где нет симфонических оркестров, певица исполнила свой репертуар под аккомпанемент пианиста Роберта Марискина. Ну а в Перми и Нижнем — под полноценное звучание местных оркестров. Организаторы турне представляют Фабьен Конрад как молодую, но уже хорошо известную во Франции певицу.

Биография Фабьен свидетельствует о довольно необычном пути на сцену.

Добившись относительных успехов в игре на фортепиано, она пренебрегла советом учителя продолжить обучение на серьезном уровне и, послушавшись родителей, приобрела профессию политолога. Успела поработать в качестве специалиста по public relations. Пение оставалось ее частным, любительским увлечением.

Случай свел ее со знатоком вокала, который настоятельно рекомендовал ей заняться пением профессионально. И тогда Фабьен оставила, наконец, попытки реализоваться в нелюбимом деле и решила посвятить себя тому, к чему душа лежит. Высшее музыкальное образование она получила в Мадриде, вокалом занималась под руководством мастеров оперной сцены.

Фабьен активно выступает с концертами, не один раз уже была занята в полноценных операх, участвует в исполнении католической духовной музыки.

В нынешнем концерте в Нижнем Новгороде певица исполнила ариетту Керубино и арию Графини из оперы Моцарта «Свадьба Фигаро», каватину Лючии из оперы «Лючия ди Ламмермур», арию Джильды из «Риголетто», арию из оперы Дворжака «Русалка», Вальс Джульетты из оперы Гуно «Ромео и Джульетта», арию Виолетты из «Травиаты», арию Нормы из одноимённой оперы Беллини. На бис — арию Манон из сцены прощания в опере Массне.

Маэстро Александр Скульский высоко оценил способности певицы: «Обычно в опере лишь 2-3 больших арии для ведущей певицы. Но мы в исполнении Фабьен услышали сразу около десятка сложнейших арий, что говорит о ее высоком профессионализме и большой любви к искусству». Также он услышал в ее голосе потенциал для драматических ролей и выразил надежду на дальнейшее сотрудничество с певицей в новых совместных проектах на сцене нижегородской филармонии. Весьма лестно отзывается о Фабьен Конрад и Теодор Курентзис, с которым она выступила на фестивале органной музыки в Перми.

В российской прессе была допущена ошибка, когда Фабьен назвали солисткой парижской «Гранд-опера». В своем эксклюзивном интервью для Belcanto.ru Фабьен Конрад настоятельно попросила эту ошибку исправить.

— Вы начинали как пианистка. Каковы были репертуарные достижения? Может быть, вы участвовали в конкурсах?

— Да, я действительно начинала как пианистка и получила образование в консерватории города Дижона, где я родилась. И я даже делала успехи. Моя преподавательница говорила мне, что я должна учиться дальше, что у меня есть музыкальность, артистизм, но я почему-то этого в себе не находила. Да и не воспринимала эту деятельность как профессиональную и вовсе не собиралась связывать с ней свою жизнь. Я и мои родители думали тогда: ну что это за профессия — музыкант? И я уехала в Париж, чтобы научиться более пригодному, как считала, для жизни делу. Позднее, когда я уже стала певицей, мы встретились с той моей преподавательницей, и она мне сказала: вот видишь, я всегда знала, что ты — артистка.

— Успели ли вы поработать политологом?

— Это не совсем политология, в вашем понимании. Нас готовили как специалистов по public relations, и в течение двух лет я работала в службе по связям с общественностью в Генеральном управлении почты Франции. А потом, когда приступила к занятиям вокалом, уволилась.

— Кто ваши учителя по вокалу?

— Во Франции это знаменитая французская певица Рашель Якар, румынские оперные певицы Виорика Кортес и Леонтина Вадува. Я брала у них уроки на мастер-классах. Вокальное образование я получила в Высшей школе пения в Мадриде. Но я считаю основным своим педагогом француза итальянского происхождения Жана-Луи Кальвани, благодаря которому я состоялась как певица и с которым часто советуюсь и в настоящее время по профессиональным вопросам.

— Некоторые российские издания представляют вас как солистку «Гранд-опера». Так ли это? Каковы ваши контакты с Парижской национальной оперой в действительности?

– Я чрезвычайно удивлена появлению такого слуха. Но это слух, не более того. На самой сцене «Гранд-опера» я никогда не выступала, это лишь мечта, как у многих молодых певцов. Но я часто работаю в совместных проектах с членами молодежной труппы Парижской оперы. Это и участие в фестивалях, и в концертах, состоящих из оперных номеров, и в исполнении вокально-хоровых произведений религиозного содержания. Я вас прошу сделать все, чтобы развеять этот слух. Из того, что я живу в Париже, вовсе не следует, что я пою в Парижской опере.

— Ну а в перспективе это возможно?

— Пока еще нет, но хотелось бы.

— В каких оперных постановках вы участвуете?

— Недавно в Мадридской опере я спела небольшую роль в опере Пуленка «Диалоги кармелиток» в постановке знаменитого режиссера Роберта Карсена. Скоро я буду петь Донну Анну в «Дон Жуане» Моцарта в Бельгии. А затем Мими в «Богеме» Пуччини на летнем фестивале недалеко от Лиона.

— В составе какой труппы?

— Во Франции певцы в основном работают как фрилансеры, они специально собираются для исполнения определенной оперы с целью выступить на каком-нибудь фестивале, обычно летнем. Как таковой постоянной театральной труппы нет, это нечто вроде сборной для фестиваля. Так я пою в Бельгии, в Испании, в других соседних странах. Для Франции характерна именно такая форма творческого сотрудничества. Только хоры представляют собой постоянно действующие коллективы.

— Сколько в вашем багаже полноценных оперных партий?

— Это партии Виолетты в «Травиате» Верди, Джульетты в опере Гуно и Графини в опере Моцарта «Свадьба Фигаро». Ведь это только начало моей карьеры.

— А вы не забыли назвать Клеопатру из оперы Генделя «Цезарь в Египте»?

— Да, эта партия почти готова. У меня записан клип с арией «Piangero» из этой оперы, но ему уже два года. Я мечтаю его записать заново, ведь сегодня я пою уже совсем по-другому. А вообще это был интересный опыт — запись клипа с арией из оперы. До этого я считала, что так делают только русские певицы.

— Музыку какой эпохи вы предпочитаете исполнять?

— Я очень люблю музыку барокко и классицизма, но, конечно, основу моих выступлений составляют арии из романтических опер.

— Судя по вашему сайту, у вас в репертуаре большое количество произведений духовного содержания. В каком составе вы исполняете их?

— Да, в этом сезоне только в «Реквиеме» Верди я участвовала пять раз. Кроме этого, я также занята в исполнении «Реквиема» Моцарта, «Стабат матер» Перголези, Дворжака и Россини, «Немецком реквиеме» Брамса. Каждый раз это разные сцены, разные дирижеры, разные коллективы участников. Верди я пела с пятью разными дирижерами, Брамса — с Лораном Петижераром, композитором и дирижером, который, я знаю, приезжал в Россию. В Мадриде я работала с главным дирижером оперного театра — это Хесус Лопес Кобос. Все дирижеры, с которыми я работала над этими произведениями, говорили мне, что видят в моем исполнении знание тонкостей именно духовных сочинений. Я переняла его от моих родителей, которые были католиками, и эти знания ценны в работе певца. Не обязательно быть верующим, чтобы исполнять музыку «Реквиема» или «Стабат Матер», но понимать, о чем поешь, конечно, необходимо. То же относится и к немецкой хоровой музыке. В моем репертуаре произведения немецких романтиков, с которыми я также недавно выступала в концерте, — Мендельсона «Mein Bitten», Штрауса «Salve Regina». Я пою в них партию сопрано. И даже в обычных романтических операх есть такие фрагменты, которые требуют от певца духовного чувства или хотя бы понимания того, что персонаж в данной сцене его должен испытать. Например, такие роли, как Травиата или Норма, предполагают у героинь наличие духовных переживаний.

— Мне известно, что вы и в Москве выступали с программой духовной музыки.

— Да, это было три года назад, на фестивале Рождественской музыки в Кафедральном католическом соборе. У меня было несколько программ, все разные. В одном из концертов я исполнила французскую рождественскую вокальную музыку в сопровождении детского хора Большого театра. Русские дети даже специально выучили несколько номеров программы на французском языке.

— В каком зале вы собираетесь выступить в Москве в этот приезд и с какой программой? Правильно ли я поняла, что планируется выступление с фрагментами из «Лючии ди Ламмермур» Доницетти?

— Скорее всего, это будет концертное исполнение оперного репертуара с фортепиано, но иногда случаются сюрпризы, что-то неожиданно меняется, а что планировалось — не сбывается. Сегодня я даже боюсь что-то определенное сказать. Вот только что я разговаривала с организатором концерта в Москве, пока идет подготовка. Я ведь плохо знаю Москву и поэтому ничего не могу сказать про место выступления. Мой творческий путь за последний год так менялся, что я теперь не спешу определенно утверждать хоть что-то. Это касается и некоторых проектов, таких, как «Лючия ди Ламмермур». Все, что связано с подготовкой этого проекта, мы пока держим в тайне.

— Как проходят ваши концерты в российских городах, где нет оркестров?

— В Чите и Улан-Удэ я выступала с пианистом Робертом Марискиным, он же примет участие в концерте в Магадане. Программа концертов также состоит в основном из оперных арий. Кроме того, я хочу исполнить несколько моих любимых французских мелодий, которые всегда нравятся публике.

— На бис?

— Да, в Сибири я спела одну такую мелодию на бис.

— В Перми в прошлый свой приезд вы познакомились с Теодором Курентзисом. Не собираетесь осуществить вместе с ним какой-нибудь оригинальный проект?

— Я буду очень рада встрече с ним, если она состоится. Тогда мы и обсудим с ним совместные проекты. Я уже была в Перми, но тогда я не пела так, как пою сейчас. И теперь на концерте в Перми у меня будет даже больше оперных произведений, чем в Нижнем Новгороде. Я думаю, это как раз даст мне возможность поговорить о дальнейшей карьере. Сегодня, я думаю, уже можно планировать на будущее что-то серьезное.

— Чего вы ожидаете в целом от поездки в Россию?

— Сейчас у меня большое желание поработать в России. Конечно, в будущем хотелось бы, я об этом мечтаю — спеть на одной сцене с русскими певцами. Для меня очень важно встретиться с русскими дирижерами и обсудить с ними, с чего лучше начать исполнение русского репертуара. Александр Скульский предлагает мне попробовать себя в какой-нибудь роли для драматического сопрано, требующей несколько иной техники, ведь сегодня у меня в репертуаре лишь партии легкого сопрано.

Я уже исполняла во Франции некоторые романсы Рахманинова на русском языке. У нас принято петь на языке оригинала. Но пока я еще знаю русский недостаточно для участия в опере. Примерно я уже представляю, каким будет этот репертуар, ведь русские оперы мне известны. Но все равно я хотела поговорить об этом с дирижером. В Нижнем это было так. Я вошла в зал, когда оркестр уже репетировал на сцене фрагменты из арий, которые мы должны были исполнить в концерте. И я сразу поняла, что это очень сильный оркестр и сильный дирижер. Поэтому мне так важно его мнение по поводу моей дальнейшей работы с русским репертуаром.

— Я желаю вам быстрее выучить русский язык и спеть что-нибудь из наших опер.

— Надеюсь, что после поездки в Россию я смогу не только улучшить свое произношение и знание вашего языка, но и понять русскую душу. Думаю, это просто необходимо для исполнения русского репертуара.

Беседовала Ольга Юсова

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Тип

интервью

Раздел

опера

просмотры: 4023



Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть
Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть