Спартак вернулся домой

Людмила Гусева, 06.11.2013 в 12:01

Иван Васильев — Спартак

«Спартаку» Большого театра почти 45. Несмотря на небольшой по балетным меркам возраст, это уже классика. Несмотря на большой по театральным меркам возраст, спектакль еще жив и актуален. Это подтвердил октябрьский цикл «Спартаков» на сцене Большого, из которых один спектакль был показан в кинотеатрах всего мира и в интернете, а другой запомнился из-за тандема приглашенных солистов — Ивана Васильева и Игоря Зеленского.

Трансляция стала звездным часом Михаила Лобухина — Спартака.

Этот замечательный артист, обладатель редкого на сегодня амплуа героического танцовщика, бывший солист Мариинского театра, станцевал в роли, ради которой он покинул свой родной театр: возможность исполнить Спартака на сцене Большого для героиков — заветная мечта. Свою роль Лобухин сделал в традициях первого исполнителя титульной партии — Владимира Васильева: Спартак Лобухина — вождь в силу своего интеллекта и совести.

В трансляции не менее «громко» прозвучал дуэт главных злодеев балета: Красса — Владислава Лантратова и Эгины — Светланы Захаровой.

Исключительную красоту и созвучие этой пары помогли оценить крупные планы.

Захарова, танцующая преимущественно классику, в Эгине продемонстрировала свой роскошный графический талант, столь мало востребованный в ее традиционном репертуаре. Владислав Лантратов (о его дебюте в этой роли Belcanto.ru писал в мае), в классике традиционный «принц», не обладающий запоминающимся личностным стилем, своим Крассом совершил качественный прорыв — его свежее и ни на кого из предшественников не похожее новейшее издание Красса (молодого, амбициозного, взрослеющего на глазах) обнаружило оригинальный актерский дар и танцевальную убедительность.

Но речь не о трансляции, а о спектакле накануне — 19 октября, не менее любопытном. В первую очередь, возвращением Ивана Васильева.

Лучший Спартак Большого последнего призыва почти два года назад совершил «прыжок к свободе» — уволился из театра ради международной карьеры, причем свой уход из труппы Иван сопроводил фразой, что он не хотел бы умереть в костюме Спартака.

Свободу Иван получил: должность штатного премьера Михайловского театра в Санкт-Петербурге не ограничивает его передвижения по миру и работу в других театрах. Основное время после увольнения из Большого Васильев делит между тремя труппами: Михайловским, Американским театром балета и Ла Скала. За два года он станцевал много новых ролей, но не нашел балетмейстера более близкого характеру его дарования, чем Григорович.

Этот танцовщик с гипертрофированной мускулатурой, мощным прыжком и столь же мощной самоотдачей, сжиганием себя на сцене — идеальный танцовщик Григоровича.

Правда, Иван Васильев все время стремится доказать всему миру, что он не только Спартак, Базиль или Фродонсо, но и принц, граф, etc... но фактура и психофизика этому сопротивляются. За границей, куда устремился наш герой в поисках расширения репертуара, его не видят в ролях балетных аристократов, а в самом престижном из театров, где он работает — Американском балетном, он редко появляется даже в главных ролях. В классике, где основной спрос на балетных принцев, сейчас востребованы высокие танцовщики с удлиненными линиями, Иван — то, что называется, вне формата. А вот в спектаклях Григоровича он — дома.

Иван Васильев — Спартак

Хотя в самом Большом он теперь в гостях — вопрос с гостевым контрактом Васильева, покинувшего труппу в разгар сезона, решался довольно долго, предыдущий директор никак не мог простить своим любимым танцовщикам — Васильеву и Осиповой — внезапный уход из театра.

В октябре Иван Васильев вернулся на сцену Большого в качестве приглашенного солиста. Станцевав свои «коронки» — (конечно же) Базиля и (конечно же) Спартака.

Васильев — своего рода феномен, он танцует Спартака, эту тяжелейшую по нагрузкам партию, с 18 лет

(роль создавалась на куда более зрелых артистов), дебют его состоялся в юбилейном спектакле, посвященном 40-летию этого балета (правда, он станцевал только одно действие).

В то время в Большом наблюдался дефицит героических танцовщиков — преждевременно сошли Клевцов и Белоголовцев, Матвиенко «летал» от труппы к труппе, и, по большому счету, Спартак у Матвиенко был ролью проходной: танцевальной мощи и темперамента для этой роли ему не хватало.

Юный Васильев, в первый раз вышедший на сцену даже не в полном спектакле, а только в одном действии, сделал заявку на то, что в ближайшее десятилетие у Большого театра с настоящим Спартаком проблем не будет. И действительно, «Спартак» с Иваном Васильевым как будто обрел свое второе дыхание, заставив вспомнить первое, легендарное, поколение Спартаков 60-х — 70-х. Но не своего однофамильца Владимира Васильева, а его антиподов — Михаила Лавровского и Юрия Владимирова (педагога Ивана в Большом), стихийное бунтарство и страстность первого и мужественную, мощную манеру танца второго. Но при этом он не повторял их.

Появился иной Спартак — юный герой, типичный варвар — т.е. человек, никогда не знавший неравенства и власти над собой и поэтому физиологически не способный переносить рабство.

Вождь не в силу своих интеллектуальных способностей, он встал во главе восстания как харизматичная личность, как самый яростный и отчаянный среди своих товарищей. Юность и искренность, заразительность и высокая самоотдача, необыкновенные физические возможности и героическая подача движений, не свойственные большинству балетных танцовщиков последнего двадцатилетия, сделали Спартака Васильева уникальным явлением. Костюм Спартака сел на нем как влитой.

Но решить проблему на десять лет вперед у Большого не получилось. Костюм Спартака стал артисту тесен.

Тем интересней было возвращение Ивана Васильева в спектакль после двух лет свободы.

Было видно, как соскучился Иван по этой роли и как ему подходит большая сцена

(артист танцевал Спартака в то время, когда историческое здание было на ремонте). Он вложил в свое возвращение всю накопленную им энергию и страсть, все свое заматеревшее танцевальное мастерство, мощь прыжка и ярость вращений. Он повзрослел — вернулся к Спартаку уже не мальчиком, но мужем, представ лидером восставших уже не в силу врожденной пассионарности, а сознательной воли.

Иван Васильев — Спартак

Парадоксальным образом грим, наложенный Ивану в этом «Спартаке», сделал его внешне южанином, что в сочетании с горячим темпераментом приобрело очень современное и выходящее за рамки балета звучание. Так, когда-то в 80-х, накануне распада Советского Союза, Спартак Ирека Мухамедова, предложившего самый жесткий актерский рисунок для этой роли за все время существования этого балета, предвосхищал эпоху полевых командиров, тогда как Красс и Ко олицетворяли великую, но застывшую и не способную к развитию государственность.

Сегодня витальность, революционный настрой и убежденность в своей правоте (если не сказать, фанатизм) Спартака Ивана Васильева заставляют вспомнить третий мир, сопротивляющийся американской и европейской гегемонии.

Эту тему поддержал и артист, станцевавший в этом же спектакле партию Красса. Игорь Зеленский — артист с мировым именем, на сегодня руководитель балета двух российских театров (Московского имени Станиславского и Новосибирского) и танцовщик совсем другого поколения.

Васильеву — 23 года, а Зеленскому — 44, он танцевал в Мариинском театре, где «Спартак» не шел, а став худруком Новосибирского балета, он стал танцевать Красса, где этот спектакль был поставлен еще в 1977 г. и возобновлен в 1991 г., но лишь сейчас добрался до «цитадели», где этот спектакль родился и бессменно идет сорок пятый год.

Балет жесток к возрасту танцовщиков, а хореография Григоровича — беспощадна, она требует гипервыносливости и силы.

Конечно, хотелось бы увидеть Зеленского в этой партии хотя бы лет на пять пораньше. Разумеется, некорректно сравнивать его с танцовщиком почти на 10 или 20 лет его моложе, например, с тем же Лантратовым, на сегодня эталонно танцующим эту партию, хотя физика Зеленского все равно остается уникальной.

Конечно, прыжок, что называется, «ушёл» и акробатические поддержки ему делать трудно — возраст и застарелые травмы дают себя знать, но какие-то элементы текста он делал исключительно эстетично — помогала природная растяжка, фирменная эластичность движений, красивые линии и чувство позы.

От опытных актеров ждешь не технической безупречности, а интересного актерского прочтения знакомого и привычного. И этот расчет оказался верным.

Красс у Зеленского получился не похожим ни на кого из предшественников: старый «тигр», искушенный и пресыщенный, высокомерный, рассудочный, не подверженный сильным эмоциям.

Для него Эгина — сначала престижный эскорт, потом соратница, а борьба со Спартаком — способ встряхнуть с себя расслабляющее влияние праздности и войти в тонус, обнажая железную хватку, от которой врагу не уйти живым.

Зеленский не стал гримироваться под римлянина, прикрывать собственные поредевшие волосы кудрявым париком, покрывать лицо густым балетным гримом и наращивать римскую горбинку на нос, он остался узнаваемым — Игорем Зеленским, типажно близким к европейцу скандинавского типа.

Из исторического Красса, победителя Спартака, проглядывал наш современник, человек, обремененный властью,

причем, иногда вспоминалось, что он не только артист, но и руководитель сразу двух известных балетных трупп.

Разница в возрасте в два десятка лет и темпераменте (огненном у Васильева и невозмутимом у Зеленского), экстерьерный контраст (европеец — представитель Севера и варвар — представитель Юга) и контрастное сценическое поведение (скупое, расчетливое у Зеленского и щедрое и самозабвенное у Васильева) сделали этот спектакль штучным и перевели его в актуальное, выходящее за рамки балета на историческую тему, измерение.

Не так ли стареющая европейская цивилизация, сейчас доминирующая над всем миром, испытывает вторжение молодых народов?

Скучающая, по большому счету утратившая интерес к жизни и потерявшая скрепляющую цивилизацию веру, она всё еще способна управлять этими народами — подкармливать, манипулировать, давать хлеб и зрелища, а если понадобится, мобилизоваться и нанести ответный удар.

На фото: Иван Васильев — Спартак (предоставлено пресс-службой театра)

реклама

вам может быть интересно

Русский характер Классическая музыка
«Олег для меня не окончен…» Классическая музыка

Ссылки по теме

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Тип

рецензии

Раздел

балет

Театры и фестивали

Большой театр

Персоналии

Иван Васильев, Юрий Григорович, Светлана Захарова

Произведения

Спартак

просмотры: 5903



Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть
Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть