Опера Россини «Магомет Второй»

Maometto Secondo

«Магомет Второй», ROF 2008: Кальбо (Барчеллона) / Studio Amati Bacciardi
«Магомет Второй», ROF 2008: Анна (Ребека), Эриссо (Мели) / Studio Amati Bacciardi «Магомет Второй», ROF 2008: Кальбо (Барчеллона), Эриссо (Мели), Магомет (Пертузи) / Studio Amati Bacciardi «Магомет Второй», ROF 2008: Анна (Ребека), Магомет (Пертузи) / Studio Amati Bacciardi

Азбука ROF →

Музыкальная драма Джоаккино Россини в двух актах. Автор либретто – Чезаре делла Валле.

Год проката постановки — 2008 (новая постановка, третье фестивальное обращение).
Годы предыдущих постановок — 1985 (премьера фестиваля); 1993 (возобновление).
Либретто — по критическому изданию Fondazione Rossini (Pesaro) в сотрудничестве с Universal Music Publishing Ricordi (Milano).
Автор критической редакции — Claudio Scimone.

Премьера состоялась в Неаполе, в Teatro San Carlo, 3 декабря 1820 года.

Действующие лица:

Паоло Эриссо [Paolo Erisso] (тенор), венецианский наместник Негропонта
Анна [Anna] (сопрано), его дочь
Кальбо [Calbo] (контральто), венецианский генерал
Кондульмьеро [Condulmiero] (тенор), другой генерал
Магомет II [Maometto II] (бас), турецкий султан
Селим [Selimo] (тенор), его доверенное лицо

Действие происходит в Негропонте в средние века.

Акт первый. Турецкий султан Магомет II, стоящий во главе своей многочисленной армии, держит осаду греческого Негропонта (венецианской колонии) и угрожает спалить город, если ворота не будут открыты на следующий день. Венецианский наместник Паоло Эриссо созывает военный совет, на котором необходимо решить, что делать дальше. Когда Кондульмьеро предлагает сложить оружие и сдаться на милость победителя, молодой генерал Кальбо настаивает, что врагу нужно оказать сопротивление. Его призыв поддерживается большинством: все обнажают мечи и клянутся, что будут сражаться до последней капли крови. Эриссо, обеспокоенный судьбой своей дочери Анны, ведет Кальбо в ее покои и сообщает, что рука дочери обещана молодому генералу: никто лучше него не защитит ее от нашествия армии Магомета. Воля отца должна соблюдаться непрекословно – и Эриссо велит дочери идти с ними в семейный склеп, где перед могилой ее матери и должен состояться обряд венчания. Однако Анна, сбиваясь и путаясь, сообщает отцу, что любит Уберто, короля Митилена, с которым она повстречалась в Коринфе, когда ее отец был в Венеции. При этом выясняется, что как раз в то самое время настоящий Уберто находился на борту корабля, вставшего на якорь у берегов Венеции – именно тогда, когда и Эриссо был там, – поэтому Анна влюбилась в самозванца, выдававшего себя за Уберто. Но разбирательство прерывается звуками пушечных залпов: под покровом темноты неизвестный предатель открыл Магомету городские ворота. Оставляя дочь одну, Эриссо вручает ей кинжал – и Анна заявляет, что скорее заколет себя, чем попадет в руки врага. Затем она идет в часовню, чтобы совершить молитву.

А к этому моменту уже почти весь Негропонт захвачен врагом. Еще через некоторое время в плен попадают Эриссо и Кальбо: до последнего момента они доблестно защищали крепость, нерушимый, как казалось еще совсем недавно, оплот венецианского владычества. Когда эти двое повержены перед победителем, Магомет признает в Эриссо отца Анны, девушки, которую он любит, и обещает сохранить наместнику жизнь при условии, что крепость немедленно капитулирует. Когда Эриссо с негодованием отказывается, Магомет приказывает казнить обоих. В то время как конвой уводит пленников, из часовни появляется Анна, бросаясь к ним – и, к всеобщему изумлению, узнает в Магомете того самого молодого человека, который выдавал себя за Уберто, и с которым у нее была любовная связь. Угрожая заколоть себя, девушка умоляет султана освободить отца и Кальбо, говоря, что генерал – ее брат. Магомет внимает ее мольбе и освобождает узников, но просит Анну выйти за него замуж. Анна не осмеливается отвечать: колеблющаяся и сбитая с толку, она не может выбрать между отцом и возлюбленным из стана врага.

Акт второй. Анна насильно удерживается в ставке Магомета. Несмотря на окружающую роскошь и всяческие увещевания молодых наложниц султана, пытающихся уговорить ее всецело предаться радостям любви, она пытается скрыться от них, но внезапно появляется Магомет. Он вновь говорит Анне, что любит ее и готов пощадить ее отца и «брата» Кальбо, если она даст согласие на брак с ним. Анна признается, что любит его по-прежнему, даже если и отказывается дать волю чувствам, направленным против ее дочернего долга и воли Господа. Неожиданно приходят вести, что атака на крепость отбита, а захватчики отступают, преследуемые венецианскими войсками. По этой причине Магомет принимает решение лично повести свои войска в новое наступление. Расставаясь с Анной, он оставляет ей кольцо – символ своего могущества и власти: оно обеспечит ей поклонение и покорность всех его подданных. При этом Магомет предупреждает, что если она не изменит своего решения до его возвращения, отныне он будет считать себя не человеком, который любит ее, а жестоким беспощадным султаном. Перед его уходом Анна вдруг слышит настойчивый голос Всевышнего, призывающий ее к героическим свершениям.

Между тем Эриссо и Кальбо, заключенные под сводами церковного подземелья, опасаются нового наступления вражеских сил. Перед могилой своей жены Эриссо оплакивает судьбу дочери, но Кальбо успокаивает его: Анна никогда не предаст свою отчизну. Но вдруг она сама внезапно появляется в склепе и передает своему отцу кольцо Магомета и турецкую одежду, которая поможет ему и Кальбо освободиться из темницы. Но Анна не может выйти вместе с ними, так как стража Магомета хорошо знает ее в лицо. Таким образом, ей ничего не остается, как принести себя в жертву. Перед могилой своей матери, во исполнение давней мечты покойной, она просит отца соединить ее узами брака с Кальбо. Глубоко тронутый Эриссо соединяет руки молодых людей и благословляет их союз. Оставшись одна, Анна издалека слышит молитвенные голоса женщин: некоторые из них пришли убедить ее, что необходимо скорее уйти отсюда, так как стража Магомета разыскивает ее, и от исхода этого зависит их дальнейшая судьба. Окрыленная известием, что победа близка и что ее родные вне опасности, Анна готовится принять свой жребий. Воины Магомета врываются в склеп и набрасываются на нее, чтобы убить. Анна безропотно подставляет себя под сталь воинских клинков, но солдаты настолько потрясены храбростью девушки, что не осмеливаются даже прикоснуться к ней. Наконец, появляется и Магомет. Не смея смотреть ему в глаза, Анна признается, что Кальбо – ее муж, а не брат, и что могила ее матери, перед которой совсем недавно состоялся свадебный обряд, оросится теперь ее собственной кровью. Затем, к всеобщему ужасу, Анна закалывается кинжалом и падает замертво на могилу матери (по оригинальному тексту официального издания ROF 2008 года).


Подобно тому, как либретто оперы Россини «Гермиона» зиждется на литературном первоисточнике Расина, очень большой соблазн сказать, что и либретто «Магомета Второго» основано на практически одноименной трагедии Вольтера. Однако это не так – здесь даже не годится спасительная формулировка «по мотивам произведения». «Магомет» Вольтера и абсолютно оригинальное либретто «Магомета Второго» – две совершенно разные сюжетные коллизии, а имя главного героя – единственное, что их объединяет. До нынешней постановки Россиниевский оперный фестиваль обращался к «Магомету Второму» дважды. Фестивальная премьера состоялась в 1985 году (режиссер – Пьер Луиджи Пицци, дирижер – Клаудио Шимоне). Первый состав исполнителей был во всех отношениях впечатляющим: Магомет II – Сэмьюэл Реми, Анна – Чечилия Гасдиа, Паоло Эриссо – Крис Мерритт, Кальбо – Лючия Валентини Террани. Эта же постановка была возобновлена в сезоне 1993 года (дирижер – Джанлуиджи Джельметти). В новом составе основных исполнителей из прежней четверки осталась только Чечилия Гасдиа (Магомет II – Микеле Пертузи, Паоло Эриссо – Рамон Варгас, Кальбо – Глория Скалки).

«Магомет Второй» образца 2008 года – новая оригинальная постановка (режиссер – Михаэль Хампе, сценограф – Альберто Андрейс, художник по костюмам – Кьяра Донато). Всё волшебство, вся изюминка этой продукции – в потрясающей живописной сценографии и добротных реалистичных костюмах. Чтобы подобную изрядно подзабытую постановочную эстетику претворить в жизнь, нужно, чтобы эта эстетика, практически низложенная сейчас навязчиво-модными веяниями постмодернизма, была созвучна режиссерскому видению оперного сюжета. Хампе – один из тех необыкновенно интеллектуальных художников в высоком смысле этого слова, спектакли которого – эстетически красивые театральные шедевры, один из тех, кто способен собрать настоящую постановочную команду единомышленников. Создателями обсуждаемого спектакля движут не личные амбиции «самоутверждения в искусстве», а исключительно «растворение» в постановочном материале и элементарный здравый смысл, который, в конечном счете, не может не привести к истине, к творческому результату. Реалистическая зрелищность, а не помпезная роскошь; романтическое настроение, создаваемое живописным задником, а не «концептуально надуманные» философские изыскания; немногочисленный, но непременно несущий на себе четкую визуально-психологическую нагрузку объемный театральный реквизит, – вот, пожалуй, три кита нынешней постановки, но персонажи оперы в монументально воссозданных интерьерах рампы – вовсе не манекены, демонстрирующие свой театральный гардероб, это живые реалистичные характеры, в которых со всей ясностью просматривается огромная работа режиссера.

Возможно, по своим музыкальным достоинствам «Магомет Второй» (1820) не может тягаться с такими шедеврами Россини в жанре серьезной оперы как, ранний «Танкред» (1813) или поздняя «Семирамида» (1823), но рассматриваемая партитура, безусловно, – одна из важных вех, которая во многом предвосхитила последний из названных шедевров композитора. Наверное, вовсе не случайно, что впоследствии именно на основе «Магомета Второго» Россини создал переработанную трехактную французскую редакцию для Парижа под названием «Осада Коринфа» (1826). Само либретто «Магомета Второго» следует признать не столько запутанным, сколько драматургически не достаточно проработанным: о сюжетно важных событиях из жизни главной героини Анны, вынесенных за рамки оперы, зритель узнает лишь по ходу дела, поэтому когда выясняется, что ее бывший тайный возлюбленный Уберто и есть грозный султан Магомет II, невозможно отделаться от ощущения нарочитой «опереточности», искусственно привнесенной в оперу-сериа. Нечто похожее наблюдается и в «Танкреде», но там шероховатости сглаживаются гораздо легче: на этот раз действительно мнимый возлюбленный главной героини Аменаиды, султан Соламир, о котором по ходу развития сюжета много говорится, вообще не значится в списке действующих лиц оперы. Другое дело – фигура Магомета II, являющегося протагонистом оперного сюжета: недаром его имя вынесено в название произведения.

Опера, в которой «видимого», стремительного развития действия совсем немного, изобилует большими развернутыми ансамблями и хорами, плавно перетекающими друг в друга, при этом разрыва музыкальной ткани в ней нет и в помине! Вообще, по отношению к «Магомету Второму» понятие «номерная опера», как ни странно, достаточно условно, несмотря на то, что «номера» в опере, конечно же, есть. У Анны есть выходная каватина в первом действии, а ее знаменитая молитва «Giusto Ciel, in tal periglio» – это сердцевина терцеттона (большого развернутого терцета) Анны, Кальбо и Эриссо с хором из этого же действия (следует заметить, что подобная форма оперного ансамбля встречается далеко не часто). У Магомета II в первом действии – выходная каватина, во втором – ария. Одна законная ария во втором действии есть и у Кальбо. Паоло Эриссо не имеет специального обозначенного сольного номера, но сольных кусков в составе ансамблей у него достаточно много. Впрочем, это относится ко всем основным персонажам. Каждое действие оперы начинается интродукцией и заканчивается финалом, в первом – они впечатляюще развернуты и масштабны. Важный дуэт выяснения отношений между Анной и Магометом II следует сразу за хоровой интродукцией второго акта. Словно уменьшенное зеркальное отражение терцеттона первого акта, во втором появляется еще один красивейший ансамблевый номер – терцет Анны, Кальбо и Эриссо (но уже без хора). Большая предсмертная сцена Анны с хором в финале второго акта становится одновременно драматической кульминацией и трагической развязкой, ведь мы имеем дело с оригинальной неаполитанской редакцией.

Незабываемые моменты вокального наслаждения заставляет переживать весь ансамбль исполнителей: сопрано из Латвии, восходящая звезда Марина Ребека (Анна) и тройка итальянских певцов – участник спектакля сезона 1993 года, знаменитый бас-кантанте Микеле Пертузи (Магомет II); молодой, но уже зарекомендовавший себя как профессионал высочайшего класса, настоящий тенор lirico spinto Франческо Мели (Паоло Эриссо); наконец, всегда экспрессивно чувственная в партиях травести Даниэла Барчеллона (Кальбо), на сегодняшний день самое знаменитое в мире россиниевское контральто. В один из фестивальных дней партию Кальбо исполнила Гадар Галеви. В остальных партиях выступили Энрико Ивилья (Кондульмьеро) и Козимо Паноццо (Селим). В спектакле был задействован Пражский камерный хор. Orchestra Haydn di Bolzano e Trento, сопровождающий эту постановку своим изумительным звучанием, творит чудеса под руководством обаятельно мягкого австрийского маэстро Густава Куна, которого без преувеличения можно назвать тончайшим и трепетным медиумом между партитурой Россини и зрительным залом. В качестве дирижера оперного спектакля он не появлялся в Пезаро с 1987 года – времени первой фестивальной премьеры «Гермионы».

Схема музыкальных номеров

(по изданию: MAOMETTO SECONDO. ROF 2008. Programma di sala. PP. 90 – 91)

АКТ ПЕРВЫЙ

№ 1
Интродукция «Al tuo cenno, Erisso, accolti»
(Эриссо, Кондульмьеро, Кальбо, Хор)
Речитатив после интродукции «Calbo, tu m’odi»
(Эриссо, Кальбо)

№ 2
Каватина Анны «Ah! che invan sul mesto ciglio»
(Анна)
Речитатив после каватины «Pietoso Ciel!»
(Анна, Эриссо, Кальбо)

№ 3
Сцена «No, tacer non deggio»
и терцеттон «Ohimè! qual fulmine»
(Анна, Кальбо, Эриссо, Хор)

№ 4
Хор «Dal ferro, dal foco»
и каватина Магомета «Sorgete: in sì bel giorno»
(Магомет, Хор)

№ 5
Сцена «Compiuta ancora del tutto»
и финал первого акта «Giusto Ciel, che strazio è questo!»
(Анна, Кальбо, Эриссо, Селим, Магомет, Хор)

АКТ ВТОРОЙ

№ 6
Интродукция «È follia sul fior degli anni»
(Хор)

№ 7
Сцена «Tacete. Ahimè!»
и дуэт Анны и Магомета «Anna... tu piangi?»
(Анна, Магомет)

№ 8
Сцена «Ma... qual tumulto ascolto?»
и ария Магомета «All’invito generoso»
(Магомет, Селим, Анна, Хор)

№ 9
Сцена «Sieguimi, o Calbo»
и ария Кальбо «Non temer: d’un basso affetto»
(Кальбо, Эриссо)

№ 10
Сцена «Oh, come al cor soavi»
и терцет «In questi estremi istanti»
(Анна, Кальбо, Эриссо)

№ 11
Сцена «Alfin compiuta è la metà dell’opra»
и финал второго акта «Sventurata! fuggir sol ti resta»
(Анна, Магомет, Хор)

реклама

вам может быть интересно

Шопен. Баллады Фортепианные

Публикации

Главы из книг

Ссылки по теме

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Композитор

Джоаккино Россини

Дата премьеры

03.12.1820

Жанр

оперы

Страна

Италия

Автор

Игорь Корябин

просмотры: 8206
добавлено: 30.04.2011



Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть
Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть