Чечилия Бартоли

Cecilia Bartoli

Чечилия Бартоли (Cecilia Bartoli)

Можно смело утверждать, что звезда молодой итальянской певицы Чечилии Бартоли светит на оперном небосклоне ярче всех. Компакт-диски с записями ее голоса разошлись по миру в невероятном количестве четыре миллиона экземпляров. Диск с записями неизвестных арий Вивальди был продан в количестве триста тысяч экземпляров. Певица завоевала несколько престижных премий: американскую Grammy, немецкую Schallplattenprise, французскую Diapason. С ее портретами на обложках выходили журналы Newsweek и Grammophone.

Чечилия Бартоли довольно молода для звезды подобного ранга. Она родилась в Риме 4 июня 1966 года в семье музыкантов. Ее отец-тенор, отказался от сольной карьеры и много лет проработал в хоре Римской Оперы, вынужденный содержать семью. Певицей была и ее мать, Сильвана Баццони, выступавшая под девичьей фамилией. Она и стала первым и единственным преподавателем дочери и ее вокальным «тренером». Девятилетней девчушкой Чечилия выступила в роли пастушка в пуччиниевской «Тоске», на сцене все той же родной Римской Оперы. Правда, позднее, в возрасте шестнадцати-семнадцати лет будущая звезда гораздо больше интересовалась фламенко, чем вокалом. Именно в семнадцать лет она начала серьезно заниматься музыкой в Римской Академии Санта Чечилия. Ее внимание поначалу концентрировалось нa тромбоне, и только потом она обратилась к тому, что у нее получалось лучше — пению. Всего два года спустя она появилась на телевидении, чтобы исполнить с Катей Риччарелли знаменитую баркаролу из «Сказок Гофмана» Оффенбаха, а с Лео Нуччи — дуэт Розины и Фигаро из «Севильского цирюльника».

Это был 1986 год, телевизионный конкурс молодых оперных певцов Fantastico. После ее выступлений, которые произвели большое впечатление, за кулисами бродил слух, что первое место — за нею. В конце концов победа досталась некоему тенору Скальтрити из Модены. Чечилия очень расстроилась. Но сама судьба помогала ей: в тот момент великий дирижер Риккардо Мути был у телевизора. Он пригласил ее на прослушивание в Ла Скала, но счел, что дебют на сцене легендарного миланского театра был бы для юной певицы слишком рискованным. Они вновь встретились в 1992-ом году на постановке моцартовского «Дон Жуана», в котором Чечилия исполнила партию Церлины.

После ускользнувшей победы в Fantastico Чечилия участвовала во Франции в программе, посвященной Каллас, на канале Antenne 2. На этот раз у телевизора оказался Герберт фон Караян. Она на всю жизнь запомнила прослушивание в Фестшпильхаузе в Зальцбурге. Зал был полутемный, Караян говорил в микрофон, она его не видела. Ей казалось, что это был голос Бога. Прослушав арии из опер Моцарта и Россини, Караян заявил о своем желании ангажировать ее на Си-минорную мессу Баха.

Кроме Караяна, в ее фантастической карьере (ей понадобились считанные годы, чтобы завоевать самые престижные залы и театры в мире) немалую роль сыграли дирижер Даниэль Баренбойм, Рэй Миншалл, ответственный за артистов и репертуар крупной звукозаписывающей фирмы Decca, и Кристофер Реберн, старший продюсер компании. В июле 1990 года состоялся американский дебют Чечилии Бартоли — на Моцартовском фестивале в Нью-Йорке. Последовала серия концертов в университетских городках, каждый раз с возрастающим успехом. В следующем, 1991-ом году, Чечилия дебютировала в парижской Опера Бастий в роли Керубино в «Свадьбе Фигаро» и в Ла Скала в роли Изолье в россиниевском «Графе Ори». За ними последовали Дорабелла в «Так поступают все» на фестивале «Флорентийский музыкальный май» и Розина в «Севильском цирюльнике» в Барселоне. В сезоне 1991-92 года Чечилия дала концерты в Монреале, Филадельфии, Барбикан-центре в Лондоне и выступила на Гайдновском фестивале в Музее искусств «Метрополитен» в Нью-Йорке, а также «освоила» такие новые для нее страны, как Швейцария и Австрия. В театре она сосредоточилась преимущественно на моцартовском репертуаре, добавив к Керубино и Дорабелле Церлину в «Дон Жуане» и Деспину в «Так поступают все». Очень скоро вторым автором, которому она посвятила максимум времени и внимания, стал Россини. Она спела Розину в Риме, Цюрихе, Барселоне, Лионе, Гамбурге, Хьюстоне (это был ее американский сценический дебют) и Далласе и Золушку — в Болонье, Цюрихе и Хьюстоне. Хьюстонская «Золушка» была записана на видео. К тридцати годам Чечилия Бартоли выступила в Ла Скала, венском театре «Ан дер Вин», на Зальцбургском фестивале, покорила самые престижные залы Америки. 2 марта 1996 состоялся ее с огромным нетерпением ожидавшийся дебют в «Метрополитен-опера» в роли Деспины и в окружении таких звезд, как Кэрол Ванесс, Сюзанна Менцер и Томас Аллен.

Успех Чечилии Бартоли можно счесть феноменальным. На сегодняшний день это самая высокооплачиваемая певица в мире. Между тем наряду с восхищением ее искусством звучат голоса, утверждающие, что в головокружительной карьере Чечилии огромную роль играет умело подготовленная реклама.

Чечилия Бартоли, как легко понять из ее «послужного списка», — не пророк в своем отечестве. Действительно, она редко появляется на родине. Певица говорит, что в Италии почти невозможно предложить непривычные названия, так как «Богема» и «Тоска» всегда находятся в привилегированном положении. Действительно на родине Верди и Пуччини самое большое место на афишах занимает так назваемый «большой репертуар», то есть самые популярные и любимые широкой публикой оперы. А Чечилия любит итальянскую барочную музыку, оперы молодого Моцарта. Появление их на афише не способно привлечь итальянского зрителя (это доказывает опыт Весеннего фестиваля в Вероне, представлявшего оперы композиторов Восемнадцатого века: даже партер не заполнялся). Репертуар Бартоли слишком элитарен.

Можно задать вопрос: когда же Чечилия Бартоли, классифицирующая себя как меццо-сопрано, вынесет на суд публики такую «священную» для обладательниц этого голоса роль, как Кармен? Ответ: возможно, что никогда. Чечилия заявляет, что эта опера — одна из ее любимых, но что ее ставят в неподходяших местах. По ее мнению, «Кармен» нужен маленький театр, интимная атмосфера, потому что эта опера принадлежит к жанру opera comique, и ее оркестровка очень рафинированна.

Чечилия Бартоли обладает феноменальной техникой. Чтобы убедиться в этом, достаточно прослушать арию из оперы Вивальди «Гризельда», запечатленную на компакт-диске Live in Italy, записанном во время концерта певицы в театре Олимпико в Виченце. Эта ария требует совершенно немыслимой, почти фантастической виртуозности, и Бартоли, может быть, единственная певица в мире, способная исполнить такое количество нот без передышки.

Однако то, что она отнесла себя к категории меццо-сопрано, вызывает у критика серьезные сомнения. На том же диске Бартоли поет арию из оперы Вивальди «Зельмира», где выдает сверхвысокий ми-бемоль, чистый и уверенный, который сделал бы честь любому драматическому сопрано с колоратурой или сопрано колоратурному. Эта нота находится за пределами диапазона «нормального» меццо-сопрано. Ясно одно: Бартоли не контральто. Скорее всего, это сопрано с очень широким диапазоном — две с половиной октавы и с наличием низких нот. Косвенным подтверждением истинной природы голоса Чечилии могут являться ее «вылазки» в область моцартовского сопранового репертуара — Церлина, Деспина, Фьордилиджи.

Думается, за самоопределением как меццо-сопрано стоит умный расчет. Сопрано рождаются гораздо чаще, и в оперном мире конкуренция между ними гораздо жестче, чем среди меццо-сопрано. Меццо-сопрано или контральто мирового уровня можно пересчитать по пальцам. Определив себя как меццо-сопрано и сосредоточившись на барочном, моцартовском и россиниевском репертуаре, Чечилия создала себе удобную и великолепную нишу, которую очень трудно атаковать.

Все это привлекло к Чечилии внимание крупных звукозаписывающих компаний, среди которых Decca, Teldec и Philips. Особенно «ухаживает» за певицей фирма Decca. На настоящий момент дискография Чечилии Бартоли насчитывает более 20 компакт-дисков. Они записала старинные арии, арии Моцарта и Россини, Stabat Mater Россини, камерные произведения итальянских и французских композиторов, полные оперы. Ныне в продажу поступил новый диск под названием Sacrificio (Жертвоприношение) — арии из репертуара некогда боготворимых кастратов.

Но необходимо сказать всю правду: голос Бартоли — это так называемый «маленький» голос. Она производит гораздо более неотразимое впечатление на компакт-дисках и в концертном зале, чем на оперной сцене. Точно так же ее записи полных опер уступают записям сольным программ. Самая сильная сторона искусства Бартоли — момент интерпретации. Она всегда очень внимательна к тому, что исполняет, и делает это с максимальной отдачей. Это выгодно выделяет ее на фоне многих современных певиц, быть может, обладающих голосами не менее красивыми, но более сильными, чем у Бартоли, но не способных покорить вершины выразительности. Репертуар Чечилии свидетельствует о ее проницательном уме: она, видимо, отлично осведомлена о пределах отпущенного ей природой и выбирает произведения, которые требуют тонкости и виртуозности, а не силы голоса и огненного темперамента. В таких ролях, как Амнерис или Далила, она никогда не достигла бы блестящих результатов. Мы убедились, что она не гарантирует свое появление в роли Кармен, потому что отваживалсь бы спеть эту партию только в небольшом зале, а это не слишком реально.

Думается, что и в создании идеального образа средиземноморской красавицы немалую роль сыграла умело проводимая рекламная кампания. На самом деле Чечилия маленькая и толстенькая, а ее лицо не отличается выдающейся красотой. Поклонники утверждают, что на сцене или по телевизору она кажется гораздо выше, и воздают восторженную хвалу ее пышным темным волосам и необыкновенно выразительным глазам. Вот как описывает ее одна из многочисленных статей в New York Times: «Это очень живая личность; много думающая о своей работе, но никогда не бывающая напыщенной. Она любопытка и всегда готова рассмеяться. В двадцатом веке она кажется дома, но не нужно большого воображения, чтобы представить ее в блестящем Париже 1860-х годов: женственная фигура, кремовые плечи, волна падающих темных волос заставляют вспомнить о мерцании свечей и очаровании соблазнительниц минувших времен».

Долгое время Чечилия жила со своей семьей в Риме, но несколько лет назад официально «прописалась» в Монте-Карло (подобно многим vip, остановившим свой выбор на столице княжества Монако по причине слишком сильного налогового давления на родине). Вместе с ней проживает собака по кличке Фигаро. Когда Чечилию спрашивают о ее карьере, она отвечает: «Моменты красоты и счастья — вот то, что я хочу дать людям. Всевышний даровал мне возможность делать это благодаря моему инструменту. Направляясь в театр, я хочу, чтобы мы оставили привычный мир позади и устремились в мир новый».

реклама

вам может быть интересно

Публикации

Концерт Чечилии Бартоли (operanews.ru) 29.09.2013 в 18:49
Фестиваль как бенефис (operanews.ru) 17.06.2012 в 14:57
Чечилия Бартоли в Москве (operanews.ru) 01.04.2012 в 16:30

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Дата рождения

04.06.1966

Профессия

певица

Тип голоса

меццо-сопрано

Страна

Италия

Автор

Ирина Сорокина

просмотры: 11574
добавлено: 11.12.2009



Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть
Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть