Шостакович. Балет «Светлый ручей»

The Bright Stream

Балет «Светлый ручей» в Большом театре. Фото Дамира Юсупова

Комический балет на музыку Д. Шостаковича в 3 актах, 4 картинах. Либретто Ф. В. Лопухова и А. И. Пиотровского.

Премьера: Ленинград, Малый оперный театр, 4 апреля 1935. Балетмейстер: Ф. В. Лопухов. Художник: М. П. Бобышев. Дирижер: П. Э. Фельдт.

Действующие лица:

  • Зина, затейница
  • Петр, агроном-практикант
  • Классическая танцовщица
  • Классический танцовщик
  • Модест Петрович, пожилой дачник
  • Его жена, молодящаяся дачница
  • Гаврилыч, старый колхозник
  • Узбек
  • Кубанец
  • Кавказец
  • Галя, школьница
  • Гармонист
  • Доярка
  • Колька, тракторист
  • Артисты

  • Шостакович — лучшее в интернет-магазине Ozon.ru

Пролог

Северный Кавказ. Ранняя осень. Золотые нивы полей. Колосится высокая рожь, обещая обильный урожай.

Действие первое

Колхоз «Светлый ручей» только что закончил уборку ржи. На свежеубранном поле расположились на отдых колхозники, довольные успешным завершением уборочных работ. Завоевавшие в колхозе всеобщую любовь затейница Зина, агроном-практикант Петр и старый Гаврилыч раздают подарки особо выделившимся на работе колхозникам. Подарки тут же обновляются, давая повод к веселым импровизированным танцам. Нарастающее радостное оживление выливается в общий хоровод. В танцах принимают участие и Зина с Петром, заметно расположенные друг к другу.

В разгар веселья в поле появляются неожиданные гости – участники бригады артистов, приехавшей в колхоз на предстоящий праздник урожая.

После взаимных дружеских приветствий колхозники приглашают гостей в свой веселый кружок и просят их исполнить что-нибудь здесь же, в поле. Артисты с готовностью исполняют желание колхозников. Их выступление дает толчок нескольким самодеятельным выступлениям, в которых артисты также принимают участие.

Действие второе

Картина первая

Полеводческая палатка. В ней назначено собрание участвующих в организуемом на следующий день колхозном празднике. Петр заканчивает работу над плакатом, который он взялся написать. Первой на собрание приходит Зина. Петр и Зина давно уже тяготеют друг к другу и потому охотно пользуются возможностью поболтать наедине. Их беседу прерывает приход приглашенных на собрание участников колхозной самодеятельности и приехавших на праздник артистов.

Начинается распределение костюмов для предстоящих выступлений. Забрав свои костюмы, мужчины уходят переодеваться. Зина остается в палатке с приезжей танцовщицей, ее подругой по балетной школе. Надев балетные туфли подруги, Зина при ее участии воспроизводит некоторые из упражнений, которыми им приходилось вместе заниматься в школе. Тем временем в палатку возвращаются переодевшиеся мужчины и веселой гурьбой, все вместе, отправляются на ближайшую полянку, чтобы прорепетировать предстоящее выступление.

Вернувшись в палатку за какой-то из своих вещей, танцовщица случайно сталкивается с Петром, который принимается шутливо любезничать с ней. Это видит пришедшая за подругой Зина. Ее появление заставляет смутиться расшалившегося Петра.

Картина вторая

Репетиция, которую намеревались организовать собравшиеся на поляне артисты и колхозная молодежь, то и дело прерывается веселыми шутками и забавными выходками. К оживленной компании хочет присоединиться «почтенный» дачник, Модест Петрович. Молодежь уговаривает его протанцевать что-нибудь. Приезжий танцовщик показывает ему несколько сложных танцевальных приемов и движений. Модест Петрович к общему удовольствию добросовестно пытается их воспроизвести.

К поляне приближается жена Модеста Петровича, негодующая по поводу легкомысленного времяпрепровождения своего супруга. Затеяв подшутить над ней, танцовщица и танцовщик, одетые в одинаковые костюмы, принимаются поочередно за ней ухаживать. Сбитая с толку супруга Модеста Петровича все более недоумевает. В конце концов, танцовщица и танцовщик открывают ей «секрет» с переодеванием и вместе с ней присоединяются к остальной компании.

В свою очередь Зина, используя маску и балетный костюм, задумывает подшутить над Петром и вместе с тем проверить прочность его чувства к ней. Шутка завершается примирением Зины с Петром. Это служит примером для Модеста Петровича и его супруги, которые также решают помириться. Возглавляемая артистами остальная компания весело приветствует примирение обеих пар.

Действие третье

Праздник урожая. Колхозный карнавал и концертные выступления, стирающие грани между искусством профессионалов и самодеятельным мастерством колхозной молодежи.


И. Соллертинский. Светлый ручей в Гос. Малом оперном театре

Журнал «Рабочий и театр», 1935, № 12. Печатается по изданию: И.Соллертинский. Статьи о балете, Музыка, Л.: 1973; сс. 112-119

1

Премьера балета Светлый ручей в Малом оперном театре прошла с шумным успехом. Бесконечно вызывали обеих балерин - Ф.Балабину и З.Васильеву. Громкими аплодисментами награждали Федора Лопухова, кстати, оказавшегося юбиляром: 30 лет работы на сцене...

Если измерять масштаб удачи количеством хлопков - это несомненная победа театра.

Победителей обычно судить не принято.

Мы вынуждены отклониться от этого почетного правила. Пусть триумфаторы и останутся триумфаторами, но победа одержана театром не чрезвычайно скользком пути: на пути отказа от осмысленного сквозного действия. Зритель видит непрерывный трехактный дивертисмент. Каждый танец, взятый в отдельности, хорош, иные просто великолепны, но вся беда в том, что любой из них может быть вынут из балета, иметь самостоятельное хождение на правах эстрадного номера или быть вставлен в какой-нибудь другой балет.

Вы хотите непременно найти в балете идею? - восклицали на премьере защитники балета. - Что за педантизм! Да разве в балете важно содержание? Были бы хорошие и бодрые танцы, и все будет в порядке!

Такие вот рассуждения, подкрепленные ссылками на успех Светлого ручья, представляют уже некоторую опасность. Прежде всего, потому, что могут в какой-то мере дезориентировать тех из молодых балетмейстеров, которые, подобно Р.Захарову в Бахчисарайском фонтане или Л.Лавровскому в Катерине, не прельщаясь легким успехом от наворота 64 или 128 фуэте, упорно работают над созданием психологически и сюжетно осмысленного балета. Конечно, это менее эффектно, но, во всяком случае, более близко основным тенденциям развития советского искусства.

2

В не слишком удачном либретто Адриана Пиотровского то, что с некоторой натяжкой можно счесть за интригу, развертывается следующим образом.

В колхозе Светлый ручей, где много веселых и разбитных ребят, живет студент-агроном с женою. Он стопроцентный бодрячок; недавно мы с ним познакомились на экране в Частной жизни Петра Виноградова. Она лирична, склонна к мечтательности и чтению и, кроме того, имеет законченное хореографическое образование, которое почему-то скрывает от мужа и всех окружающих. Это хореографическое образование либреттисту нужно, чтобы мотивировать классические танцы героини. Впрочем, в последнем акте, в изощреннейшем хореографическом трио (или квинтете) трудную классическую поддержку осуществляет сам агроном и два его помощника из колхоза , по-видимому, - по хожу действия - в балетной школе не обучавшиеся. Происходит, как недавно говорили, неувязка.

Далее, в колхозе или поблизости проживает чета пожилых дачников. Они участвуют в колхозных празднествах и даже танцуют там шаконь - старинный придворный танец, который уже в XVIII веке был архаическим. У дачника страшные полковничьи усы a la Вильгельм, но это не замаскированный вредитель, а просто галантный чудак. Он и его супруга во II акте подвергаются осмеянию. Ибо, по словам Пиотровского, их порок в том, что они гоняются за поверхностным блеском, за призрачной романтичностью и не видят настоящей красоты жизни около себя. Это звучит немного выспренне, но... допустим.

В колхоз приезжает бригада столичных артистов. Среди них - балерина, школьная подруга затейницы Зины (жены агронома). Бодрячок-агроном влюбляется в нее. Молодежь его мистифицирует: на ночное свидание к нему приходит его собственная жена в шелковой полумаске. Страсть, по-видимому, ослепила агронома: он танцует с супругой длинный дуэт, так и не признав своей партнерши. На следующий день он видит перед собой уже двух танцовщиц в полумасках. Наконец, лица незнакомок открываются. Восхищенный агроном воочию убеждается, что жена вертит туры не хуже заезжей гастролерши. По-видимому, это обстоятельство (а других мотивировок либреттисты не дают) заставляет ветреного агронома вернуться в объятия супруги. Общее веселье. Танцы.

Мы - за веселую советскую хореографическую комедию. Мы не требуем от нее, чтобы она разрешала сложные социально-этические проблемы или психологические конфликты. Но мы вправе настаивать на живом сквозном действии, на живых действующих лицах, а не стандартных бодрячках.

3

Нет внутреннего единства и в музыке Д.Шостаковича.

В значительной части она построена на кусках из партитуры предшествующего ей балета Болт. Советский слушатель по частым концертным исполнениям знает примерный характер этой музыки - живой, темпераментной, конструктивно очень несложной, всегда виртуозно инструментованной, подчас ядовитой и хлесткой, подчас мягко юмористической, порою грешащей самоповторениями, но всегда занимательной и веселой. Светлый ручей - не из лучших по музыке балетов Шостаковича и, во всяком случае, уступает замечательной по мастерству партитуре Золотого века.

Постановщиками Светлого ручья музыка Шостаковича использована не всегда удачно. В середину II акта, например, введен развернутый финал II акта Болта (в несколько укороченном виде, отчего он конструктивно проигрывает). В Болте на этой музыке шла отвратительная обывательская оргия, с пьяным надрывом, великолепно переданным в музыке, с истерическими слезами, в лихорадочно ускоряющемся темпе; кульминационным пунктом было угарно-драматическое и одновременно пародированное появление мотива О баяде-ра, тарарим-тарарам!. Получилась дерзкая и гротескно-характерная музыкальная картина. В Светлом ручье на этой же музыке добродушно отплясывают школьница Галя, гармонист - тоже очередной бодрячок - и переодетый собакой колхозник. Вся убийственная сатирическая характерность музыки сразу же парализована тем, что делается на сцене.

Снижение театром музыки Шостаковича шло и по другой линии. На каком бы качественном уровне ни находились отдельные страницы его балетной партитуры (разумеется, с точки зрения тех строжайших требований, которые только и должно предъявлять к композитору такого исключительного масштаба), они всегда нарядны, эффектно написаны, остротеатральны и, вульгарно выражаясь, шикарно сделаны. Вот этой-то нарядности и блеска не получилось в исполнении П.Фельдта, культурного и талантливого музыканта, но вялого и бестемпераментного дирижера. В результате темпы оказались расплывчатыми, острогротескные места зачастую смазанными, типичные для Шостаковича контрасты - затушеванными.

Кстати, проблема молодых дирижерских кадров является вообще наиболее уязвимым местом деятельности Малого оперного театра и его художественного руководителя С.Самосуда. А казалось, Самосуд мог бы воспитать в театре целую фалангу талантливых молодых дирижеров.

4

К числу бесспорных удач, определивших успех спектакля, должны быть отнесены первоклассная балетмейстерская работа Федора Лопухова и достижения исполнителей.

В хореографии Светлого ручья Лопухов окончательно убедил даже своих противников, что, несмотря на былое новаторство в поисках новых танцевальных движений, он безукоризненно владеет всеми ресурсами классического танца. С профессиональной точки зрения наиболее интересен великолепный классический квинтет с одновременной двойной поддержкой у мастерски справляющегося с нею П.Гусева, построенный по аналогии с музыкальной формой фугато: две балерины образуют как бы два хореографических голоса, из которых второй - в движениях тождественный первому - вступает на несколько тактов позже. Это действительно блестящая композиция, принадлежащая к числу лучших опусов Лопухова. Ярко, темпераментно и мужественно сделан танец кубанцев и горцев. Интересен кордебалетный танец-хоровод ткачих, не без элементов, впрочем, мюзик-холльной имитации машинных движений.

Из исполнителей на первом месте - артистка Гатоба Балабина, проводящая свою партию с поразительной яркостью, технической законченностью, феноменальной устойчивостью при любом количестве туров или пируэтов; эта артистка буквально заново раскрыта в Светлом ручье, и одно это доказывает, какую пользу может принести молодым танцовщицам работа с опытным, зрелым и творчески изобретательным мастером. Сильно вырос на работе по Светлому ручью, показав себя законченным классическим танцовщиком, и другой артист Гатоба Н.Зубковский. О том, что Андрей Лопухов по мягкости, бесшумной грации, эластичности и характерному темпераменту является лучшим ленинградским танцовщиком, писалось неоднократно. Большие успехи делает малеготовская балерина - изящная, лирическая и все более совершенствующаяся Васильева. Гусев - лучший ленинградский чемпион виртуозной поддержки, в этом искусстве стоящий совершенно особняком.

Это - о танцевальной стороне, хуже с актерскими образами. Нет материала в сценарии. Досадно, что даже такие блестящие представители старой гвардии, как Е.Лопухова, М.Ростовцев и А.Орлов, использованы на редкость неинтересно. Созданы ли, в частности, образы советских людей? Если молодость и жизнерадостность достаточны сами по себе для лепки образа советского человека, тогда, пожалуй, с оговорками можно будет ответить утвердительно. Я сказал бы: созданы не советские образы, а советские типажи. Так, типажно, хорошо запомнился Ф.Чернышенко, старый колхозный бригадир, или Н.Латонина - доярка.

5

Очень хорошо, что театр заново взялся за когда-то вульгаризированную идею балета на советскую тематику. Но досадно, что он взялся за нее не с той стороны, что он пошел от водевильного пустячка (к тому же беспомощно сделанного) и от дивертисмента - пусть в красочных бобышевских колхозных нарядах, - а не от хорошей сюжетной комедии, от увлекательного действия. Тогда мы увидели бы в советском балете не только хорошие танцы, но и живых людей, наших современников. В нашем балетном театре есть превосходные танцовщицы и танцовщики, изобретательные балетмейстеры, яркие художники, одареннейшие музыканты. Остановка - за хореографическим драматургом.


Дм. Шостакович. МОЙ ТРЕТИЙ БАЛЕТ

Трудное и ответственное дело – создать большой балет на советской тематике. Но я не боюсь трудностей. Идти по проторенной дорожке, пожалуй, легче и «безопаснее», но скучно, неинтересно, никчемно.

... Группа советских артистов едет на Кубань, где она встречается с кубанскими колхозниками. Эта встреча происходит впервые. Колхозники, полагая сперва в артистах людей какой-то иной, незнакомой сферы, не знают, как и с какой стороны к ним подойти. И артисты не сразу находят с колхозниками общий язык.

Очень скоро, впрочем, обе стороны выясняют массу общих точек соприкосновения. Те и другие строят социалистическую жизнь: первые – в колхозе, другие – на фронте искусства. Любовные перипетии, возникшие на лоне кубанской природы, еще больше сближают обе бригады – колхозную и актерскую.

Сюжет этот – очень простой и незамысловатый – талантливо разработан культурнейшим знатоком театра и балетной драматургии А. Пиотровским. А участие такого своеобразного мастера, как балетмейстер Ф. Лопухов, и художника М. Бобышева, сделавшего прекрасный макет, позволяет рассчитывать на яркое, колоритное зрелище.

Музыка в этом балете, на мой взгляд, весела, легка, развлекательна и, главное, танцевальна. Я намеренно старался найти здесь ясный, простой язык, одинаково доступный для зрителя и исполнителя. Танцевать на ритмически и мелодически рыхлом материале, по-моему, не только трудно, попросту - невозможно.

Я считаю глубоко неправильными попытки подменять настоящий балет неким суррогатом драматизированной пантомимы. Мне довелось однажды видеть в Ленинграде (это было несколько лет назад) вечер талантливого ленинградского балетмейстера Якобсона (сейчас он работает в Москве), отрицавшего в ту пору примат танца в балете и сводившего балет к сплошной пантомиме. Признаюсь, эта идея, реализованная на деле, показалась мне мало убедительной.

Откровенно говоря, глядя всякий раз на так называемую «чистую пантомиму», я не могу отделаться от ощущения, что передо мною происходит разговор глухонемых. Есть в этой, казалось бы, «реалистичности» какая-то непреодолимая ненатуральность. Как в опере не обойдешься без пения (тоже ведь условность), так и не выкинешь танца из балета. Не бороться с этой условностью надо, а оправдать ее.

Мне кажется, что в поисках принципов нового советского балетного спектакля на наиболее верном пути стоит ленинградский Малый Оперный театр. Не вступая в противоречие с «условностью» танца, более того, сохраняя даже классику как систему танцевального движения, театр пытается специфическими танцевальными средствами найти реалистический стиль балетного спектакля.

И «Арлекинада» (муз. Дриго) и «Коппелия» (муз. Делиба) в постановке Ф. Лопухова – два, на мой взгляд, блестяще удавшихся опыта фабульного, осмысленного (в специфике классического танца) реалистического балета. Обе эти танцевальные комедии – отличный трамплин, с которого театр уже может сделать прыжок к советскому балетному спектаклю без риска сломать себе шею.

«Светлый ручей» - мой третий по счету балет на советскую тематику. Первые два – «Золотой век» и «Болт» - в драматическом отношении я считаю крайне неудачными. Мне кажется, главная ошибка кроется в том, что авторы либретто, пытаясь показать в балетном спектакле нашу действительность, совершенно не учли балетной специфики. Это очень серьезная вещь – отражение в балете социалистической действительности. К ней нельзя подходить поверхностно. А такие, скажем, эпизоды, как «Танец энтузиазма» или пантомимное изображение трудового процесса (битье молотом по наковальне), обличают недостаточно продуманный подход к проблеме реалистического балетного спектакля, построенного на советской тематике.

Я не могу поручиться, конечно, что и третья попытка не окажется неудачной, но даже и тогда это ни в коем случае не отвратит меня от намерения и в четвертый раз взяться за сочинение советского балета.

реклама

вам может быть интересно

Публикации

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Композитор

Дмитрий Шостакович

Дата премьеры

04.04.1935

Жанр

балеты

Страна

СССР

просмотры: 7845
добавлено: 19.04.2011



Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть
Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть