Варшавская неделя музыкальных надежд…

На 9-м Международном конкурсе вокалистов имени Станислава Монюшко

Игорь Корябин, 30.05.2016 в 11:51

Польская национальная опера в Варшаве

9-й Международный конкурс вокалистов имени Станислава Монюшко прошел в Варшаве с 9 по 14 мая 2016 года. Устраиваемый с периодичностью раз в три года, он является крупнейшим и наиболее престижным состязанием певцов в Польше. Для поляков Конкурс имени Монюшко – это всё равно, что для нас Конкурс Чайковского! Нынешний конкурс состоялся при поддержке Министерства культуры и национального наследия Польской Республики, а его почетным попечителем выступил заместитель премьер-министра страны, министр культуры и национального наследия Пётр Глиньский. Изюминка этого конкурса заключена в том, что все три его тура проводятся на базе главного оперного театра Варшавы (Большого театра – Польской национальной оперы / Teatr Wielki – Opera Narodowa). Подобная практика возникла с 3-го Конкурса в 1998 году (первые два принимала Национальная филармония в Варшаве).

В этом году первый и второй туры под фортепиано прошли в одном из залов главного фойе второго этажа (Sale Redutowe). Третий тур, как и обычно, в сопровождении оркестра театра состоялся на его главной сцене – в Зале имени Монюшко. В финальном раунде состязаний место за дирижерским пультом было отдано музыкальному руководителю театра, маэстро Андрию Юркевичу. В состав жюри конкурса вошли 14 человек. Его председателем стала именитая польская певица-сопрано Изабелла Клосиньска, ныне занимающая в Польской национальной опере пост директора по кастингу. Были в жюри и другие представители мирового певческого сообщества. В их числе – известный польский баритон Ержи Артыш, выдающаяся польская певица-контральто Эва Подлещ, а также знаменитый американский лирический тенор и педагог по вокалу Нил Шикофф (с сентября 2015 года руководитель оперной труппы Михайловского театра в Санкт-Петербурге).

Другую часть жюри составили представители мирового клуба директоров оперы – руководители разных рангов и направлений музыкально-театральной деятельности. Арен Дер Акопян – руководитель художественной администрации Оперного театра Сиэтла. Петер Марио Катона – директор по кастингу лондонского театра «Ковент-Гарден». Ален Перру – художественный советник Фестиваля в Экс-ан-Провансе. Сюзанна Шмидт – директор по кастингу Брегенцкого фестиваля. Себастьян Ф. Шварц – в 2008–2016 годах руководитель художественной администрации и директор по кастингу театра «Ан дер Вин» (с 2012 года также генеральный и артистический директор венской «Каммеропер»), а с мая 2016 года – генеральный директор Глайндборнского фестиваля.

Небольшая прослойка жюри – руководители молодежных программ и академий. Дмитрий Вдовин – руководитель Молодежной оперной программы Большого театра России (Москва), педагог по вокалу. Кристиан Ширм – художественный руководитель Академии Парижской национальной оперы. Из представителей агентств в жюри конкурса присутствовал лишь ассоциированный директор IMG ARTISTS Джанлука Македа. Кроме названных персоналий в состав жюри вошли известный германо-израильский пианист и вокальный коуч Эйтан Пессен, а также знаменитый польский пианист, профессор Ержи Мархвиньский. Секретарь жюри – Кшиштоф Кур. Директор конкурса – Беата Клатка. Генеральный директор Польской национальной оперы – Вальдемар Донбровский.

Анджей Филоньчик (I премия)

В дни конкурса в вестибюле зала прослушиваний первого и второго туров работала интереснейшая выставка под названием «Легендарные голоса. Всемирно известные польские певцы на рубеже XIX и XX столетий» (8–15 мая). Ее подготовили оргкомитет Конкурса Монюшко, Театральный музей в Варшаве и Польская национальная опера. В экспозиции были представлены старинные фотографии (в том числе и со спектаклей), раритетные программы и памятные аксессуары, связанные с феерическими мировыми карьерами ряда выдающихся оперных исполнителей. В кулуарах конкурса можно было немного прикоснуться к истории таких великих польских имен как Марчелла Зембрих-Коханьска (1858–1935), Ада Сари (1886–1968), Ян Кепура (1902–1966), Адам Дидур (1873–1946), а также к истории целой оперной династии – Юзефины Решке (1855–1891), Яна Решке (1850–1925) и Эдварда Решке (1853–1917).

У истоков же Конкурса Монюшко в Варшаве, впервые прошедшего в 1992 году, стояла блистательная певица-сопрано Мария Фолтын (1924–2012). Будучи ученицей Ады Сари, Адама Дидура и Иво Галла (1890–1959), польского режиссера и сценографа, в полной мере она реализовала себя не только как певица, но и как оперный режиссер. Имея обширный репертуар, в том числе и польский, она много пела как у себя на родине, так и за рубежом, ставила спектакли в Польше и за ее пределами. При этом Мария Фолтын всегда оставалась неустанной пропагандисткой оперного творчества Монюшко. В 1977–1998 годах она была художественным руководителем Фестиваля Монюшко в Кудова-Здруе. В 1984 году певица основала Общество любителей музыки Монюшко, а годом позже стала его первым президентом. 7-й Конкурс Монюшко в 2010 году стал последним, в организации и проведении которого она приняла участие.

По условиям 9-го Конкурса Монюшко на первом туре конкурсанты исполняли арию из оперы XVIII или XIX века и польскую песню (романс) XIX или XX века. Программа второго тура состояла из трех пьес: арии из оперы XVIII или XIX века, не исполнявшейся на первом туре, арии из оперы XX века и песни (романса) из мирового репертуара XIX или ХХ века. На третьем туре в сопровождении оркестра исполнялась две пьесы: ария из польской оперы или оратории и ария из оперы мирового репертуара, не звучавшая на предыдущих турах. Все произведение должны были исполняться наизусть, при этом польские песни (романсы) и арии можно было исполнять как на языке оригинала, так и в переводе на любой язык, выбранный конкурсантом. Все арии должны были представляться в оригинальной тональности. В песнях (романсах) могло допускаться и транспонирование.

Согласно конкурсному буклету, к «живым» прослушиваниям отборочная комиссия допустила на этот раз 89 человек. В состав комиссии из трех человек вошли Эйтан Пессен (член жюри), а также польские певцы – меццо-сопрано Агнешка Рехлис и бас Ромуальд Тесарович. Количество фактически приехавших на конкурс участников составило 84. В отношении его географии и доли каждой принявшей в нем участие страны ситуация следующая. Если считать, что трое участников, позиционировавших себя с двойным гражданством, представляли сразу две страны, то на этом конкурсе, если бы возникла такая идея, следовало бы поставить 24 разных национальных флага. Бесспорный лидер по массовости конкурсного участия – Польша. 39 ее представителей составили 46,4% общего количества конкурсантов – почти половину!

Саломе Джикия (I премия)

С большим отрывом от Польши шла Украина: 11 человек (13,1%). С еще бóльшим отрывом шли Россия и США: по 4 человека (по 4,8%) от каждой. По 3 человека (по 3,6%) было представлено от Великобритании и Грузии, по 2 человека (по 2,4%) – от Беларуси, Молдовы, Хорватии и Южной Кореи. По 1 человеку (по 1,2%) было представлено от Латвии, Италии, Румынии, Эстонии, Словении, Казахстана, Нидерландов, Колумбии и Демократической Республики Конго. А 3 конкурсанта с двойным гражданством оказались представителями Канады и Польши, Израиля и Франции, Венгрии и Германии.

Итак, 84 конкурсанта из 24 стран! Именно такое весьма большое количество певцов членам жюри и автору этих строк довелось прослушать за два дня первого тура (9–10 мая). На второй тур прошел 41 человек, и еще через два дня прослушиваний (11–12 мая) стало известно, что вместо плановых 12-ти на третий тур допущены 16 участников. Перед третьим туром, состоявшимся 14 мая, для репетиций финалистов с оркестром конкурс взял однодневную «музыкальную паузу». В этом году гала-концерт лауреатов не проводился, и результаты конкурса в присутствии членов жюри, финалистов и участников, отмеченных в специальных номинациях, на сцене Зала Монюшко были оглашены после окончания прослушиваний третьего тура, но случилось это уже поздно вечером после затянувшегося обсуждения, когда, наконец, были подписаны итоговые конкурсные протоколы.

По решению жюри 9-го Международного конкурса вокалистов имени Станислава Монюшко главные лауреатские места распределились следующим образом:

• В категории женских голосов: I премия (EUR 10.000) – сопрано Саломе Джикия (Грузия), II премия (EUR 8.000) – сопрано Эва Трач (Польша), III премия (EUR 6.000) – сопрано Йоанна Завартко (Польша).

• В категории мужских голосов: I премия (EUR 10.000) – баритон Анджей Филоньчик (Польша), II премия (EUR 8.000) – контратенор Якуб Юзеф Орлиньский (Польша), III премия (EUR 6.000) – баритон Леон Кошавич (Хорватия).

Кроме лауреатских наград жюри присудило и множество специальных премий:

• Премия за лучшее исполнение польской песни – меццо-сопрано Агата Шмидт (Польша).

• Премия Марии Фолтын (EUR 5.000) за лучшее исполнение произведения Станислава Монюшко – сопрано Саломе Джикия (Грузия).

Три следующие премии, присужденные по решению жюри, учреждены г-жой Энн Кокс Загореос по линии Фонда Костюшко в США.

• Премия Карло Марии Джулини за музыкальную экспрессию исполнения, глубоко раскрывающую гуманное начало искусства: женский голос (USD 5.000) – сопрано Дагмара Барна (Польша), мужской голос (USD 5.000) – контратенор Кацпер Шелонжек (Польша).

• Премия Яна и Эдварда Решке за лучшее исполнение польской музыки зарубежным участником (USD 3.000) – баритон Леон Кошавич (Хорватия).

• Премия Марты Эггерт и Яна Кепуры наиболее перспективному польскому певцу, не являющемуся обладателем главных премий (USD 2.000) – бас Кшиштоф Бончик (Польша).

• Премия Марчеллы Зембрих-Коханьской сáмому молодому финалисту, учрежденная Мемориальной ассоциацией Марчеллы Зембрих в США (USD 2.000) – баритон Анджей Филоньчик (Польша).

• Премия Богуслава Качиньского (музыкального критика и публициста, 1942–2012) лучшему польскому певцу, учрежденная Фондом Богуслава Качиньского «Орфей» (PLN 15.000) – баритон Анджей Филоньчик (Польша).

• Премия Марии Фолтын от мэра города Радома (родины певицы) лучшему польскому голосу (концерт с Радомским камерным оркестром) – баритон Анджей Филоньчик (Польша).

• Специальная премия председателя жюри Изабеллы Клосиньской – тенор Кеон Ву Ким (Южная Корея).

• Две эквивалентные премии лучшим молодым концертмейстерам – Михал Бел (Польша), Мариуш Клубчук (Польша).

Две следующие премии были вручены по решению их учредителей:

• Премия Ады Сари лучшему колоратурному сопрано, учрежденная Малопольским культурным центром «SOKÓŁ» в Новы-Сонче (PLN 5.000) – сопрано Сильвия Ольшиньска (Польша).

• Премия директора Большого театра в Лодзи (приглашение принять участие в опере «Галька» Монюшко в одной из серий ее представления) – сопрано Саломе Джикия (Грузия), сопрано Йоанна Завартко (Польша).

Якуб Юзеф Орлиньский (II премия)

Нельзя не признать: настрой на конкурсе царил удивительный! Прослушивания проходили в необычайно теплой атмосфере музыкальной одухотворенности, буквально пронизанной мощной энергетикой взаимодействия публики и певцов. Свидетелем же такого музыкально-разнопланового и грандиозного конкурсного финала мне не доводилось быть уже очень давно! 32 арии, прозвучавшие в изумительно чутком и стилистически выверенном сопровождении Оркестра Польской национальной оперы под руководством дирижера Андрия Юркевича, предстали захватывающей антологией оперной музыки. В течение вечера сменялись эпохи и стили, национальные школы и языки исполнения, и в этой антологии польская оперная музыка заняла весьма впечатляющее, достойнейшее место! Кажется, у этого конкурса была какая-то очень большая музыкальная душа: одна на всех – и на певцов, и на публику.

Всё это так, и весь первый тур эта большая душа наполняла сознание светлой надеждой, но на конкурсе обладать крепкими нервами надо не только конкурсантам, но и публике, болеющей за них. Уже после первого тура стало понятно, что извечная пропасть между авторитетным жюри и твоим личным мнением начала разверзаться и на этот раз. Конкурс – это всегда лотерея, стечение обстоятельств, борьба полярных и всегда субъективных мнений. Мнение любого члена жюри, как и любого критика, всегда субъективно по своей сути, и зачастую суперпозиция субъективных мнений в жюри может приводить к неожиданным результатам, если не сказать – к разочарованию.

Досадно, что уже на фоне ряда мало интересных исполнителей, прошедших во второй тур, из конкурса выбыла интереснейшая тройка – сопрано Зарина Алтынбаева (Казахстан), тенор Дмитрий Менделев (Беларусь) и совершенно неожиданно потрясший меня своей музыкальностью бас Блэз Малаба (Конго). Точно так же вызывает недоумение, что на фоне иных проблемных финалистов, до финала не дошел изумительный – редкой красоты тембра, естественности и техничности звучания – контратенор (мужской альт) Кацпер Шелонжек (Польша). Место в финале явно обеспечили себе и потрясающе вальяжный, музыкально изысканный баритон Юрий Самойлов (Украина), и обстоятельно грамотный, вдумчивый баритон Алуда Тодуа (Грузия), и тембрально эффектная, технически сильная колоратурная меццо-сопрано Дара Савинова (Эстония), но в финале их, увы, не оказалось.

Юлия Меннибаева (финалистка)

Из тех же, кто прошел, оптимизм вызывает, во-первых, «квинтет» баритонов: Адриан Тимпау (Молдова), Дмитро Кальмучин (Украина), Олександр Киреев (Украина), Леон Кошавич (Хорватия, III премия) и Анджей Филоньчик (Польша, I премия), собравший также и самый большой урожай специальных наград. Во-вторых, это бас Кшиштоф Бончик (Польша). В-третьих – и в главных! – это роскошное драматическое меццо-сопрано Юлия Меннибаева (Россия). Голосов такой богатой природы и потрясающе технической выделки на конкурсе просто не было! Все меццо-сопрано, за исключением Дары Савиновой из Эстонии, на поверку оказались лишь скрытыми сопрано, поэтому не заметить такой голос и такую артистку, как Юлия Меннибаева – между прочим, лауреата II премии Конкурса имени Виньяса в Барселоне этого года, – было однозначно нельзя. Но взяли – и просто тихо не заметили. И это уже явный и недвусмысленный нонсенс. В женской группе певица из России была явным лидером и по мастерству, и по опыту, и по богатству вокальной палитры, конкурировать с которой, по большому счету, было просто некому!

Что касается обладательницы I премии Саломе Джикии, то ее победа – всего лишь феерический аванс. Певица еще очень молода и пока находится на репертуарном распутье. Вот и на конкурсе она металась от Россини к Верди. Но если Россини у нее еще очень сырой и проблемный, то раннее драматическое бельканто Верди, как показал финал, ложится на ее голос существенно благодатнее. Но, похоже, линию Россини певица намерена развивать всерьез: после главной партии в «Семирамиде» в Москве осенью прошлого года уже в августе ее ждет Елена в «Деве озера» на Rossini Opera Festival в Пезаро. Что ж, поглядим: лишь только время способно всё расставить на свои места.

Что же касается обладателя II премии, контратенора Якуба Юзефа Орлиньского (Польша), голос которого – типично фальцетное, искусственно поставленное мужское сопрано, всё было бы ничего, если бы на конкурсе не было другого контратенора, который превзошел победителя по всем параметрам. Я ничего не сказал о других финалистах и победителях: на этом мой оптимизм иссяк. Но конкурс – это всего лишь конкурс, а жизнь намного сложнее. Так что отнесемся и к этому конкурсу исключительно философски…

Фото с финального прослушивания предоставлены дирекцией Конкурса Монюшко

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

статьи

Раздел

опера

Персоналии

Станислав Монюшко

просмотры: 3412



Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть
Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть