«Иконы русского балета» в Лондоне

Людмила Яблокова, 09.04.2013 в 20:03

«Russian Ballet Icons Gala» становится узнаваемым, популярным и любимым событием лондонской культурной жизни.

И в этот раз, восьмой по счету, гала-концерт был посвящен Вацлаву Нижинскому, который, как сказал художественный директор Национального балета Уэйн Иглинг, «был кометой, чья артистическая карьера потрясла мир. Как танцор он был — необычный, экстраординарный, исключительный, выдающийся, удивительный, незаурядный (одним словом невозможно перевести английское «extraordinary»). Его хореография изменила лицо танца».

— Россия гордится свои богатым культурным наследием, и в этот раз мы отдаем дань легендарному танцовщику — Вацлаву Нижинскому, — сказала после спектакля в интервью нашему корреспонденту организатор и директор «Ensemble Production» Ольга Балаклеец. — Поскольку это праздничная программа, она включает в себя 14 неповторимых танцев, таких как легендарный «Петрушка», в котором, по известному изречению Джорджа Баланчина, можно «увидеть музыку, услышать танец».

— Впервые представленная Лондону программа «Иконы русского балета» состоялась восемь лет назад, она была посвящена юбилею Майи Плисецкой. Ольга, как изменились гала-концерты за эти годы?

— Когда в «Ковент-Гардене» мы организовывали свой первый концерт, мы не думали и не планировали проводить их каждый год. На тот момент мы просто не могли обойти без внимания юбилей Майи Плисецкой. Так же, как не смогли бы проигнорировать следующий год — юбилейный для Григоровича и Большого театра. Но акцентируя наше и зрительское внимание на почитании традиций и величии русского балета, на чествовании одной личности, оставившей глобальный след в истории русского балета, мы пытаемся привнести что-то новое, может быть, открыть «новую звезду».

— Это удается?

— Не всегда, но иногда. Об Ольге Смирновой, выпускнице Академии Русского балета имени А. Я. Вагановой, которую называют сейчас одной из самых перспективных танцовщиц современного балета, заговорили после концерта, посвященного Галине Улановой.

— Русский балет в Лондоне — беспроигрышная карта. Это всегда стопроцентная заполняемость театра и огромное количество ностальгирующих русскоговорящих зрителей.

— Но, тем не менее, не только для русской аудитории рассчитана программа, но и на английского зрителя, конечно же. Мы приглашаем принять участие в этом концерте лучших танцоров не только из Большого и Мариинского театров, но и из Королевского балета и Английского национального балета, из Венского государственного балета.

— Наверно, русскоговорящему зрителю было любопытно посмотреть «другой» балет, представленный, например, солистами Королевского балета — Алиной Кожакару и Томасом Уайтхедом. Алина, кстати, очень трогательно танцует Татьяну в балете Кранко «Онегин».

— Разумеется. И в этом, пожалуй, и есть отличие, о котором вы спрашивали, от наших первых программ. Смотрите — солисты Королевского балета танцуют Pas de deux from Rushes, который был создан на музыку Сергея Прокофьева в 2008 году специально для Королевского балета английским хореографом Кимом Бранстрипом.

— Мне запомнился танец, которые представили солисты Королевского Датского балета Альбан Лендорф и его напарница Хайме Крэндалл. Чудесный номер! Они окутали танец драматической магией и привнесли в него чувство, оригинальность, неповторимость! Очень интересная работа!

— Музыка Чайковского, хореография Джорджа Баланчина. Мне хотелось бы, чтобы таких открытий было больше.

— Программа составлена так, что идет как бы чередование, боюсь слова соревнование — русской и западной балетных школ. И мне показалось, что в чем-то западные танцоры в этот вечер превзошли русских, которые были очень хороши, но… предсказуемы и без какого-то огня. Какой острый танец «QUALIA» создали солисты опять-таки из «Ковент-Гардена» Лин Бенджамин и Эдвард Уотсон, хореография Уэйна Макгрегора!

— Мне трудно судить, быть объективной. Я — человек глубоко заинтересованный. Могу только сказать, что эта программа могла бы быть другой. К сожалению, многие договоренности были отменены, некоторые солисты были заменены незадолго до спектакля. Среди тех, кто был объявлен заранее, но не появились на сцене, — Инаки Урлезага, Светлана Захарова, Игорь Зеленский и Сергей Полунин. Но я безмерно признательна нашему художественному руководителю Уэйну Иглингу, который смог создать программу, однозначно доставившую радость аудитории, — завершила интервью Ольга Балаклеец.

В этот незабываемый вечер оркестром Английского национального балета умело управлял русский дирижер Валерий Овсяников,

периодически появляющийся на гала-концертах «Ensemble Production» — во время чествования Майи Плисецкой, он же дирижировал концерт, посвященный Дягилеву. Дирижёр — частый гость в Королевской опере «Ковент-Гардена».

Из произведений, которые были исполнены в этот вечер на сцене «Колизея», и которые непосредственно были связаны с Нижинским и его творчеством, были — «Петрушка», «Видение розы», «JEUX», но в хореографии Уэйна Иглинга, «Шехеразада» и «Сильфида».

Остальные танцы — «Фараон», «Зимние мечты», «Нарциссы», «Московский вальс» вряд ли имели какое-то отношение к герою торжества.

Иван Путров и Елена Глурджидзе в «Spectre», Дмитрий Груздев (он и открыл концерт своим «Петрушкой), Марианна Рыжкина, Мария Яковлева и Кирилл Курлаев из Вены, Евгения Образцова и Артем Овчаренко, Екатерина Крысанова и Дмитрий Гуданов —

великолепные танцоры, и танцевали они хорошо, но… без вдохновения?

И последнее. Публика. Все-таки это была ярко выраженная русская публика, или тусовка, если хотите. Потому что цель, ради которой «блистающая» часть зрителей пришла в тот вечер в «Колизей», был все-таки не балет, и не Нижинский.

Они пришли показать себя, свои дизайнерские наряды, бриллианты и свою значимость.

Шикарные женщины (но все-таки — не леди!) с оголенными плечами, громко перекрикиваясь, позировали перед фотокамерами (откуда их столько и взялось!), а бедная, скромная английская аудитория, рассредоточившись по углам, взирала на этот блеск с каким-то испугом. Но если б только это…

Весь спектакль, не знаю, как на балконах, но в партере — точно! — светились экраны мобильных телефонов. Слышалось тут и там (не во время перерыва, во время спектакля!) клацанье набираемых посланий, как будто все были одержимы какой-то идеей, и если б они не отправили этот мессидж прямо сейчас, потолок бы «Колизея» с его вращающимся глобусом обрушился бы на их головы.

Более того, во время танца «Pas de deux from Rushes» раздался телефонный звонок (несмотря на все предупреждения об отключении мобильных, которые, как обычно, на английском, прозвучали перед началом спектакля), и солидная дама проболтала, игнорируя осуждающие немые укоры и взгляды окружающих практически весь танец, и продолжила разговор после него.

Организаторам следующего гала-концерта было бы неплохо по-русски обратиться к аудитории,

и попросить уважать театральные правила. Например, отключить мобильные, не фотографировать во время спектакля и пр.

О! — это отдельная песня. Служители театра набегали марафон, возвращаясь по 4-5 раз к одним и тем же людям с одной просьбой — не фотографировать! Наивные!

Фотографировать продолжали до последней минуты представления. Наблюдать же все это было — странно. И страшно неловко за соотечественников...

Автор фото — Marc Haegeman

реклама

вам может быть интересно

Фестиваль Ultraschall Классическая музыка

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть
Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть