Кто в лес, кто по дрова

Онеггер от БСО и «Singverein»

Роман Королёв-Намазов, 07.10.2012 в 12:32

БСО открыл 82-й сезон исполнением «Царя Давида» Онеггера

30 сентября Большой симфонический оркестр имени Чайковского вместе с Венским хором «Singverein» и артистами московских театров представил в Большом зале консерватории ораторию Артюра Онеггера «Царь Давид». Дирижировал Владимир Федосеев. Замысловатая французская музыка, исполненная российскими музыкантами и австрийскими певцами, представила картины жизни ветхозаветного царя. Этой программой завершился цикл концертов оркестра, который назывался «Царский абонемент. Власть и судьба».

Перед исполнением оратории директор хора Вольфганг Адлер и художественный руководитель Йоханнес Принц поздравили Владимира Ивановича Федосеева с 80-летием и произвели его в почетные члены Венского певческого общества «Singverein», вручив ему атрибуты почетного членства. Хор отдельно поздравил юбиляра, спев a capella «Здравицу» — торжественный гимн, традиционно исполняемый в подобных случаях.

Оратория, названная автором «симфонический псалом» и состоящая из трех частей (Давид — пастух, вождь и военачальник; Давид — царь; Давид — царь и пророк), была исполнена без перерыва. Это дало возможность полностью погрузиться в ее музыкальный материал и проследить беспрерывное развитие авторской художественной концепции. В музыке оратории можно найти как элементы интерпретации баховского стиля (например, ход духовых в начале оратории наводит на аналогии с началом «Страстей по Матфею»), так и влияние современников композитора (Форе, Стравинского, Дебюсси).

Исполнителями оратория была представлена в каком-то «дискретном» формате.

Вокальные эпизоды контрастировали с общей симфонической и хоровой частями. Певцы (сопрано Дарья Зыкова и тенор Алексей Татаринцев) своей исполнительской манерой выбивались из общей концепции произведения, нарушая его стилистику. В этой связи хочется с лучшей стороны отметить меццо-сопрано Олесю Петрову, солистку Михайловского театра, звучавшую очень убедительно и сумевшую объединить вокруг своего голоса и хор, и оркестр, которые, кстати, изначально были по-разному настроены — если хор выдавал сильный, плотный, терпкий звук, то оркестр играл по-русски лениво. Сольные номера, в свою очередь, перебивались театральными восклицаниями чтеца (Василий Лановой), даже, несмотря на то, что он не просто комментировал происходящее, а являлся непосредственным действующим лицом. Таким образом,

оратория предстала перед слушателями как пестрое полотно — его разнородные и подчас неуместные «краски» нарушали целостность всего музыкального действа.

Только к финалу третьей части оратории в исполнительском плане можно было говорить об общей слаженности хора, оркестра, чтеца и солистки, которые заговорили на одном языке и об одном и том же.

Исполнение «Царя Давида», как и других произведений Онеггера, в Москве — явление редкое. Хотя интерпретация оратории получилась тяжеловесной, музыкантам все же удалось порадовать публику гармоническими «вкусностями» композиторского стиля Онеггера.

Автор фото — Юрий Покровский, classica.fm

реклама

вам может быть интересно

Дворец королевы музыки Классическая музыка

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть
Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть