Размышления на тему века

Премьеры Родиона Щедрина

18.12.2003 в 21:28

В камерном концерте Владимира Ашкенази прозвучала российская премьера вокального цикла «Век мой, зверь мой». Цикл написан по заказу маэстро Ашкенази, ему посвящен и впервые исполнен в марте этого года в Кельне.

Жанр вокального цикла сегодня рождает у слушателя стойкие комплексы негативного ожидания. Романтический герой, его несчастная судьба и одиночество не интересны современному прагматичному сознанию, которое принимает многочисленные истории о «любви и жизни женщины» лишь в интерпретации выдающихся мастеров. Писать вокальный цикл сейчас — значит идти на заведомый риск. Гораздо проще написать нечто вроде опуса под названием «Принцесса уколола палец — и все королевство заснуло» или публично объявить о смерти композитора, о возвращении средневекового времени анонимности в искусстве, ставя между тем свое имя на афишах фестивалей «для своих».

Однако Щедрин предложил свое решение проблемы. Он избрал заведомо беспроигрышный сюжет — трагическую историю взаимоотношений поэта и судьбы, о которой мы знаем по чеканной формуле времени, выведенной Мандельштамом: «Мне на плечи кидается век-волкодав...» История эта подана композитором в ее кульминационный момент. Двадцать с лишним минут звучания музыки (стона, плача, крика) только о смерти. На сцене два героя: Тенор Осип Мандельштам, Рассказчица Анна Ахматова. Строки из ее дневников чередуются со стихами поэта. И еще один герой — рояль Владимира Ашкенази.

Московскую, как и мировую, премьеру цикла пел англичанин Марк Такер. Невероятный накал чувств, обжигающая искренность эмоций ярко контрастировали с бесстрастной стилистикой Рассказчицы, которой в Москве была Алла Демидова. По мнению Ашкенази, это «страшная, черно-белая музыка, настоящий удар для слушателя». Маэстро включил в свой камерный вечер и поздние опусы Шостаковича — Альтовую сонату в интерпретации Юрия Башмета и цикл на стихи Микеланджело Буонарроти, который исполнил Сергей Лейферкус.

Буквально на следующий день творчеству Щедрина была отдана программа Малого зала консерватории. В первом, фортепианном, отделении его сочинения исполнила Екатерина Мечетина, аспирантка класса профессора С. Доренского. Мечетина практически повторила свою программу прошлогоднего юбилейного фестиваля композитора. Но играла она на сей раз так, что после концерта для солирующего фортепиано «Частушки» (авторская редакция первого оркестрового концерта «Озорные частушки») зал просто вскипел восторженными криками, оценив и блеск виртуозности в финале Второй фортепианной сонаты, и изломанность линий в цикле «Дневник», и роскошную леворучную Прелюдию и фугу, и, наконец, шесть порванных струн концертного «Стейнвея» как результат бурного выплеска молодой энергии пианистки.

Героями второго отделения авторского концерта Щедрина стали Борис Тевлин и его камерный консерваторский хор. Именно Тевлину и посвящена еще одна, на сей раз мировая премьера композитора — хоровой диптих на стихи Андрея Вознесенского «Век двадцать первый».

Сегодня тевлинский хор — один из лучших в стране и в мире, о чем свидетельствует масса полученных им наград. Головоломную по сложности партитуру коллектив подготовил за две недели, украсив ею уже ставшую хоровым шлягером программу из «Казни Пугачева», «Маленькой кантаты» из оперы «Не только любовь» и написанных в 80-е годы «Четырех хоров на стихи Вознесенского». А творчество Щедрина, представленное в спонтанно получившемся небольшом фестивале, продемонстрировало слушателям следующий итог. Фактически каждый замысел композитора — это момент преодоления инерционного сознания, штампованных клише в любом проявлении, это дерзкое новаторство мысли, помноженное на высочайший профессионализм ее творческого воплощения. И, пожалуй, изначально присущая Родиону Щедрину формула творческого выражения всегда приносит ему успех.

Екатерина Власова

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть
Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть