«…И внутри одно, а снаружи чувствую другое»

38-й Festival della Valle d’Itria в Мартина Франка

Игорь Корябин, 01.09.2012 в 14:18

38-й Festival della Valle d’Itria в Мартина Франка (immagine Rafal Olbinski)

Несомненно, оставаясь верным своим традициям и незыблемым программным принципам, Фестиваль в Мартина Франка год от года всё же не устает поражать свежестью неординарно новых репертуарных поисков и музыкальных тематических параллелей (либо противопоставлений). Нынешнему, 38-му по счету, на этот раз был даже предпослан эпиграф-девиз. Использованный также и в качестве названия настоящего обзора, он выхвачен из контекста наследия итальянского поэта второй половины XVI века Торквато Тассо (1544—1595), из его любовной лирики, и в оригинале звучит так: «…E dentro è l’uno e di fuor l’altro io sento». Однако всё же стоит восстановить и две предшествующие строки. Тогда получится: «Donna, il vostro disprezzo e ‘l mio disdegno / son doppio mio tormento, / e dentro è l’uno e di fuor l’altro io sento» («Женщина, ваше презрение и мое возмущение – мое мучение вдвойне, и внутри одно, а снаружи чувствую другое»). И как только это сделано, вся философская абстракция эпиграфа сразу же обретает конкретный смысл. Если вдуматься, эта фраза, что удивительно и неожиданно, является на редкость ёмкой и лаконичной характеристикой мятежной психологии христианского рыцаря Танкреда, которая проявляется в его отношениях с мавританской воительницей Клориндой: как известно, с ней он вступает в поединок, не подозревая, что сражается с собственной возлюбленной. А это уже герои самой знаменитой поэмы Тассо «Освобожденный Иерусалим», эпизода, который будучи положенным на музыку Клаудио Монтеверди (1567 – 1643), мы хорошо знаем как «Поединок Танкреда и Клоринды» из его VIII книги мадригалов «Мадригалы военные и любовные»…

Это лишь один штрих, одна музыкально-поэтическая связь, одна философско-психологическая ассоциация, но, пронизанная подобными аллюзиями, фестивальная программа каждый раз уверенно выстраивается в единое интеллектуальное целое. Фестиваль год от года незыблемо сохраняет свою приверженность театру социальных общечеловеческих ценностей, но если прошлогодняя программа погружала публику в тему «осознания власти», то на этот раз она акцентировала свое внимание на «диалоге цивилизаций» в широком спектре культурных, религиозных и исторических проблем, на диалоге, который иногда может оказаться и невозможным – и тогда он неизбежно превращается в конфликт, в противостояние. Программа 38-го фестиваля дает различные сценарии этих процессов в калейдоскопе подходов и возможностей языка театра, музыки и оперы, то есть языка человеческих эмоций, связывая при этом воедино ислам и христианство, Восток и Запад, Север и Юг, античность и современность. Путешествуя в многомерном пространстве этих координат, фестиваль, помимо главенствующей оперной составляющей, как всегда, предлагает своей публике и обширную концертную программу.

К тому, что программная идеология фестиваля, его репертуарно-тематический потенциал от сезона к сезону не иссякают, даря публике радость всё новых и новых музыкальных открытий, я, честно говоря, уже успел привыкнуть настолько, что просто и не представляю иного расклада. Однако в афишной сетке нынешнего сезона впервые за те годы, что я посещаю этот фестиваль (впервые я приехал сюда в 2004 году), произошли важные «технологические» перемены, определенные новации «прокатного» характера. Сей весьма демократичный музыкальный смотр стал еще ближе к своей публике: наконец-то за три дня пребывания на горе Сан-Мартино оказалось возможным посетить все три оперы основной программы! Раньше это было невозможно, ибо первое название два раза прокатывалось в начале двухнедельного фестивального периода, второе – в середине, а третье – под самый занавес смотра. Иными словами, чтобы увидеть и услышать все три постановки, необходимо было в Мартина Франка поселяться практически на весь период фестиваля, что для нерезидента, в силу очевидных причин, оказывается практически нереальным.

Что и говорить, на этот раз просто грех было не воспользоваться изменившейся ситуацией, так что в нынешнем году на фестивале в Мартина Франка я смог в полной мере окунуться в его оперную составляющую, а не довольствоваться лишь ее частью, как это бывало раньше. Дай-то Бог, чтобы подобный подход к сетке расписания сохранился и впредь, ведь для публики, особенно для неугомонной армии меломанов, которые, как правило, стремятся увидеть и услышать всё, этот вариант просто идеален! К тому же, в этом году фестиваль впервые ввел абонементную продажу билетов, сформировав несколько циклов. Несомненно, всё это – два взаимосвязанных звена одной и той же цепи весьма позитивных новаций. Вообще, после трех сезонов, которые возглавляет фестиваль его художественный руководитель Альберто Триола, с уверенностью можно сказать, что сохранив преемственность, этот смотр вышел на качественно новую, более высокую фазу своего творческого развития (напомним, что Альберто Триола пришел в Мартина Франка в 2010 году, сменив на этом посту Серджо Сегалини, который в свою очередь получил фестиваль из рук самого Родольфо Челлетти).

Итак, благодаря всеобъемлющему погружению в оперу, лично для меня концертная составляющая фестиваля 2012 года (14 июля – 2 августа) как-то «незаметно» отошла на второй план. И всё же, не заметить перемен и в концертном блоке было решительно невозможно, поэтому, прежде чем сосредоточиться на музыкальном театре, просто нельзя не сказать и о концертах: даже в конспективно-информационном ключе это придаст нашим заметкам весьма привлекательные штрихи. И в первую очередь чрезвычайно важно подчеркнуть, что помимо традиционных концертных рубрик, в 2010 году получивших новую жизнь и новое прочтение, в нынешнем появилась еще одна – «Fuori orario» («Вне расписания»). Конечно же, соответствующие концерты в фестивальном расписании значились: в афише этого года я насчитал девять (!) таких концертов инструментально-вокальной камерной тематики, причем, два из них были дневные (12.00), три – вечерние (18.00), и четыре – ночные (23.00). Смысл названия новой рубрики в том, что ее мероприятия, проводимые в церквях (базиликах) или в монастырских двориках (chiostro), являются тематическим расширением основной программы, причем, совершенно бесплатным для публики. В этой связи необходимо отметить, что до сего момента бесплатными по линии Festival della Valle d’Itria всегда традиционно были только концерты в храмах («Духовные концерты») и показы «внутреннего» кинофестиваля. Заметим также, что кинофестиваль вошел в программу смотра, начиная с 2010 года, то есть с момента последней смены художественного руководства.

В программе единственного симфонического концерта нынешнего сезона Интернациональный оркестр Италии, неизменный участник всех оперных и концертно-симфонических вечеров, на сцене Palazzo Ducale под руководством маэстро Дэниела Коэна представил программу из произведений Арво Пярта («Восток и Запад»), Кайи Саариахо («Graal Théâtre», первое исполнение в Италии) и Николая Римского-Корсакова («Шехеразада»). В мероприятиях традиционного фестивального цикла «Духовные концерты» названный коллектив был задействован в составе ансамбля своих музыкантов (дирижер Антонио Греко): на протяжении двух вечеров как перекличка барочной и современной эпох звучала музыка Паскуале Кафаро (1715 –1787), Леонардо Лео (1694 –1744) и Арво Пярта. Один концерт состоялся в Мартина Франка в Базилике Святого Мартина, второй – неподалеку в Нóчи в Аббатстве Мадонны делла Скала.

Наряду с этим названия трех проектов совсем еще молодой фестивальной рубрики «XX век и за его пределами» (она появилась в 2010 году) словно говорят сами за себя: «Между Востоком и Западом» (лидерабенд из произведений Шуберта, Мендельсона, Шумана, Брамса, Вольфа и Рихарда Штрауса на тексты Гёте); «Между Балтикой и Средиземноморьем» (музыка для камерных ансамблей Марена Маре (1656 – 1728), Золтана Кодая, Юхана Хальворсена (1864 – 1935), Яна Сибелиуса и Акиле Лонго (1900 – 1954)); наконец, «…И внутри одно, а снаружи чувствую другое» («При свете звезд» и «Поединок Танкреда и Клоринды» Монтеверди плюс отрывки из оперы «Освобожденный Иерусалим» Карло Паллавичино (ок. 1630 – 1688)). У последнего проекта есть еще и подзаголовок – «Чары и пробуждения “Освобожденного Иерусалима” Торквато Тассо». Все три программы были представлены в Мартина Франка в Chiostro di San Domenico. Первая (концертмейстер – Этторе Пападья) и третья (дирижер – Антонио Греко) явились творческими проектами Академии Бельканто Родольфо Челлетти, вторая – специальным проектом в содружестве с Таллинским фестивалем камерной музыки (PLMF).

Но какие бы новации ни привносились в фестивальную стратегию, к заповедной сфере музыки под названием «бельканто» в Мартина Франка всегда относились с огромным пиететом. В этом году оперный гала-концерт из произведений Россини, Беллини и Доницетти на сцене Palazzo Ducale, прошедший под вывеской «Праздник бельканто», был приурочен к вручению Премии Родольфо Челлетти известному итальянскому баритону Паоло Кони (с этим певцом мы встретимся во второй части наших заметок). Программу из произведений «белькантовой тройки» итальянских композиторов представили неаполитанка Мария Грация Скьяво (сопрано), апулиец Марчелло Розьелло (баритон) и уругваец Эдгардо Роха (тенор), а за пультом Интернационального оркестра Италии стоял молодой итальянский дирижер Джакомо Сагрипанти, обладатель традиционной фестивальной премии «Bacco dei Borboni» нынешнего года (с этим маэстро мы встретимся в третьей части наших заметок). Если история вручений премии «Bacco dei Borboni» насчитывает уже 35 лет, то Премия Родольфо Челлетти – еще совсем «юная»: в этом году она вручалась всего лишь в третий раз. Не забыли в Мартина Франка и о самых юных музыкантах: в рамках проекта Фонда Паоло Грасси «Bambini…all’Opera!» в Chiostro di San Domenico под вывеской «Festival Junior» были показаны рояльные инсценировки сочинений Дебюсси («Детский уголок») и Бриттена («Золотая тщета»). Этот концерт стал четвертым (и последним) мероприятием цикла «XX век и за его пределами».

Итак, когда весьма разнообразному и несомненно привлекательному концертному пласту фестиваля мы уделили достаточно внимания, причем, несомненно заслуженного, не терпится с огромным энтузиазмом огласить оперную программу. В нее вошли «Артаксекрс» («Artaserse») Адольфа Хассе (первое сценическое представление в наше время оригинальной венецианской версии 1730 года); мировая премьера оперы современного итальянского композитора Марко Таралли «Нур» («Nûr»), специально написанная по заказу фестиваля; наконец, малоизвестная у нас и, как считается, малоудачная опера «Заира» («Zaira») Винченцо Беллини, музыка которой впервые прозвучала 16 мая 1829 года в Парме на открытии нового Герцогского театра (ныне – Королевский оперный театр) и музыку которой сам композитор позже использовал в своих последующих опусах.

В самом начале речь шла о трех операх основной программы. На самом деле была еще и четвертая – постановка, обращенная к теме Орфея и Эвридики, ставшей поистине классической в истории мировой оперы. Если партитура «Дафны» (ок. 1597) Якопо Пери, как считается, самой первой оперы в мире, не сохранилась, то старейшей дошедшей до нас оперой является его же «Эвридика» (1600). Знаменитый «Орфей» (1607) Монтеверди, также дошедший до нас, несомненно, стал произведением реформаторским, судьбоносным для дальнейшего развития оперного процесса. Festival della Valle d’Itria обратил свой взор еще к одному в истории оперы воплощению этой темы – к «Орфею» (1647) Луиджи Росси. Этот оперный бонус оказался из разряда весьма любопытных: с одной стороны, он отсылал нас практически к моменту зарождения итальянской оперы как жанра, но, с другой, мы увидели экспериментальную постановку под названием «Орфей. Отдаленные образы» («L’Orfeo. Immagini di una lontananza») – сокращенную музыкально-драматическую версию для современного состава инструментов, созданную по заказу фестиваля (композитор – Даниэла Терранова, либреттист – Фабио Череза). В этом смысле это исполнение можно считать абсолютно первым сценическим воплощением.

Оперы «Артаксеркс» и «Заира» были представлены на сцене Palazzo Ducale, «Нур» и «Орфей. Отдаленные образы» – на сцене Teatro Verdi. 365 лет отделяют самую старшую из этих опер от созданной в наши дни. 365 лет – более трех с половиной веков! – кажутся одним «большим годом», мегаэпохой, разделяющей «Орфея» Росси и «Нура» Таралли, поэтому во второй части наших заметок речь пойдет именно о них, тем более что, как и «Нур» Таралли, современная транскрипция «Орфея» Росси также претендует на статус мировой премьеры – пусть в данном случае и формально.

В третьей части наших заметок пойдет речь об операх «Артаксеркс» и «Заира», соответственно, шедеврах эпох барокко и бельканто. Возможно, слово «шедевр» в данном случае может показаться чересчур завышенным. Возможно… Но когда ты вживую соприкасаешься с этими «благоухающими» партитурами, когда вживую слышишь блестящее исполнение, когда буквально купаешься в удивительной акустической «атмосфере древних камней» Palazzo Ducale, слово «шедевр» мне представляется вполне оправданным. Практически столетие разделяет «Артаксеркса» и «Заиру», и если за глобальный исторический отрезок, связанный с нынешним фестивалем, взять период 1647 – 2012 («Орфей» – «Нур»), то вполне естественно, что отрезок 1730 – 1829 («Артаксеркс» – «Заира») окажется явно смещенным к начальной точке отсчета: 83 года против 183 лет! Это понятно: пропасть между эпохой бельканто (не говоря уже об эпохе барокко) и языком современной оперы всегда была велика. Однако вся эта неожиданно образовавшаяся фестивальная арифметика выглядит как-то мистически, если вспомнить, что нынешний фестиваль – 38-й по счету: 83, 183, 38… И не важно, случайно это или закономерно. Важно другое: обсуждаемый сезон в Мартина Франка заставил задуматься о том, что прóпасть между истоками и современностью стала существенно меньше…

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

рецензии

Раздел

опера

Театры и фестивали

Фестиваль в Мартина Франка

просмотры: 2971



Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть
Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть