Испания в Люксембурге

На концерте Люксембургского филармонического оркестра

Игорь Корябин, 18.10.2014 в 15:21

На концерте Люксембургского филармонического оркестра

С Люксембургским филармоническим оркестром московская и петербургская публика встречалась не далее как в прошлом сезоне — в апреле нынешнего года. После двух вечеров, проведенных в компании этого коллектива в Концертном зале имени Чайковского в Москве, я как-то непроизвольно подумал о том, как хорошо было бы услышать этот коллектив на его стационарной базе в Люксембурге. Причина этого очевидна: здание Люксембургской филармонии с момента торжественной инаугурации в 2005 году по праву слывет современным чудом смелых архитектурно-дизайнерских решений, а ее Большой зал — превосходной акустикой. Наверное, и вправду говорят, что мысль материальна: в тот момент я и предположить даже не мог, что такая возможность мне представится уже в начале нынешнего сезона, но именно так всё и произошло.

Концерт Люксембургского филармонического оркестра, который я посетил 26 сентября, не был открытием его нынешнего сезона. Оно состоялось неделей раньше с его художественным руководителем Эммануэлем Кривином и включило в себя исполнение сочинений Стравинского, Равеля и Дворжака. Мне же довелось посетить первый концерт абонемента под названием «Aventure+». Естественно, ни о какой «авантюре», если это название перевести буквально, речи не идет. В контексте нашего обсуждения, пожалуй, вполне подошел бы вариант «Приключение плюс», ведь каждый из четырех концертов этого абонемента, задуманный как тематическое посвящение одной стране, действительно приглашал в увлекательное музыкальное путешествие, связанное с ней. С Люксембургским филармоническим оркестром лично я «побывал в Испании», а три оставшихся путешествия абонемента этого сезона, которые пройдут уже в следующем году, пригласят публику в Люксембург, Китай и Португалию. Как видим, и музыка своей собственной страны — Великого Герцогства Люксембург — люксембургскими «филармониками» не оставлена без внимания.

Весьма примечательно, что за дирижерским пультом испанской программы в этот вечер находился испанец Густаво Химено, но, признаться, до этой встречи с ним в качестве слушателя, его имя мне было абсолютно неизвестно. Восьмилетнее пребывание Эммануэля Кривина на посту художественного руководителя истекает летом 2015 года, и поэтому не меньшая интрига была связана и с тем, что еще в начале июня этого года именно Густаво Химено был назначен новым художественным руководителем коллектива. Случилось это через месяц после его сенсационного дебюта в Люксембургской филармонии в начале мая, так поразившего и воодушевившего руководство. «Я действительно мечтаю работать с Люксембургским филармоническим оркестром, — сказал тогда маэстро. — Не только потому, что он — символ традиции и профессионального мастерства, но также и потому, что этот оркестр уверенно устремлен в будущее. Да и Люксембургская филармония — одна из самых привлекательных концертных площадок в мире».

Весьма харизматичный 37-летний дирижер из Валенсии, в настоящее время живущий с семьей в Амстердаме и уже привлекший к себе внимание также яркими дебютами с Королевским оркестром Концертгебау (февраль 2014) и Мюнхенским филармоническим оркестром (май 2014), к своим новым обязанностям в Люксембургском филармоническом оркестре приступит с начала сезона 2015/2016. Несомненно, этот контракт на четыре года — еще одна важная ступень в его еще молодой, но уже впечатляющей дирижерской карьере, которая для Густаво Химено началась в 2012 году в качестве ассистента Мариса Янсонса. В дальнейшем он приобрел еще более ценный опыт, ассистируя Бернарду Хайтинку и даже успев поработать с уже ушедшим от нас Клаудию Аббадо. На волне этой предварительной информации, которой я вооружился на сайте Люксембургской филармонии, а отчасти, и на личном сайте дирижера, в предвкушении радостных ожиданий я и приехал в Люксембург.

Чтобы добраться до Филармонии из центра или от железнодорожного вокзала Люксембурга, столицы государства, благоразумнее всего было бы воспользоваться автобусом: район Лимпертсберг, который примыкает к центральной (исторической) части города, и район Кирхберг, где расположена Филармония, разделены живописным горным ущельем (район Пфаффенталь). Связующая их магистраль — весьма протяженный стальной мост длиной 355 метров, вознесшийся над Пфаффенталем на высоте 74 метров (мост Великой Герцогини Шарлотты). Запланировав на автобусе лишь обратное возвращение, я решил, хотя путь был и неблизкий, добраться до Филармонии пешком — и великолепные виды с моста на ущелье, право, того стоили!

То, что акустика в этом зале действительно просто великолепна, сидя на программе испанской (или вдохновленной Испанией) музыки в десятом ряду партера, я смог убедиться на собственном опыте. Акустика зала достаточно плотная, объемная, но, тем не менее, не жесткая, не напористая. Насыщенность и мягкость — вот, пожалуй, то, что отличало ее и в услышанном мной репертуаре. А послушать в этот вечер и впрямь было что!

Исполнение проверенной временем классики первого отделения открылось «Испанским маршем» (1888) Иоганна Штрауса-сына, продолжилось «Испанской рапсодией» для оркестра (1907–1908) Мориса Равеля, а завершилось оркестровой сюитой из балета Мануэля де Фальи «Любовь-волшебница» (1915). Здесь наперечет — одни сплошные хиты, но они так стилистически разнятся и так не похожи друг на друга! И уже первое отделение однозначно убеждает в том, что художественное мироощущение дирижера, хотя и предстает музыкально тонким, музыкально изысканным, обладает и достаточной темпераментностью, и подкупающей эмоциональной теплотой, и известной настойчивостью, помогающей ему быть непреклонным проводником своей воли.

Одним нескончаемым упоением было внимать удивительно необыкновенной оркестровой прозрачности звучания, особенно в опусе Равеля, но при этом я поймал себя на мысли, что, возможно, это и есть дирижерское кредо, связанное с намеренным рафинированием оркестрового звука, приданием ему всеобъемлющей «прозрачной объемности», «врожденной музыкальности». Этого «аспекта интеллектуальности» на концертах в Москве звучанию оркестра всё же недоставало, и концерт в Люксембурге сразу же обратил на это внимание: особенно это проступило в незатейливо бравурной и энергичной музыке Иоганна Штрауса.

Но прозрачность формирования звукового полотна вовсе не шла в ущерб его психологической плотности, будоражащей терпкости. И в сюите из «Любви-волшебницы» Де Фальи огонь андалузской страсти был не просто неукротим — он был еще и эстетически прекрасен! Всё это, конечно, нельзя объяснить лишь одной замечательной, пластически мягкой, комфортной для слуха акустикой зала. Здесь на первый план выступает искусство дирижерской интерпретации. И я однозначно стал свидетелем того, что оркестр нашел «своего» дирижера, профессионала и художника, который точно знает, куда и как надо вести оркестр за собой.

Явно врасплох застало меня начало второго отделения, ибо Франсиско Колл (Francisco Coll, род. 1985), автор прозвучавшего пятиминутного сочинения «Hidd’n Blue» (2009–2011), лично у меня с Испанией не ассоциировался совсем. Но оказалось, что и он — уроженец Валенсии, и причина включения его опуса в программу концерта сразу же стала очевидной. Пяти минутам этого опуса я, признаться, внимал с определенным интересом, но язык его колючих и острых диссонансов, звукоподражательной, отчасти шумовой фактуры, быстро наскучил, и, когда всё закончилось, я нисколько не пожалел об этом. Композитор присутствовал в зале, получил положенную долю оваций, но за что — я так и не понял…

Самым топовым номером второго отделения стал блестяще исполненный знаменитый хит Хоакина Родриго — Концерт «Аранхуэс» для гитары с оркестром (1939). Вживую этот опус в наших отечественных концертных залах мне приходилось слышать не раз, но такое сильное эмоциональное потрясение от него я испытал впервые. Солировал испанский гитарист Хуан Мануэль Канизарес, но это имя, прочитанное в программке, так и оставалось для меня просто именем, пока не зазвучали первые гитарные аккорды, которые оставить равнодушным просто уже не могли. Гитара в классическом репертуаре — инструмент очень прихотливый, тонкий, но на этот раз волна музыкальной медитации ее звуков захватила на каком-то необъяснимом, подсознательном уровне.

Как говорится, сошлось всё — и акустический оптимум, и виртуозность солиста, и его истинно испанская увлеченность, и невероятно чуткий и деликатный оркестровый аккомпанемент. В качестве сольного биса гитарист сыграл что-то очень нежное, философски задумчивое, почти интимное — сыграл так, что сама душа растворилась в музыке. К земной жизни ее вернула музыка балета Де Фальи «Треуголка»: прозвучала Сюита № 2 (1917–1919/1921). Яркая образная театральность, присущая этому (финальному) номеру концерта, и на этот раз была заключена в интеллектуально тонкую, прозрачную, но прочную и драматически акцентированную музыкальную оболочку. А когда отгремели овации зала (за что — на сей раз уже было абсолютно понятно!), на импровизированном подиуме в Большом фойе началась программа «Моменты фламенко», в которой приняли участие танцевальная пара, два гитариста и ударник. И, надо сказать, этот испанский бонус интерес среди публики вызвал немалый, но это была совсем уже другая песня, другая история…

Автор фото — ALfonso Salgueiro

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть
Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть