Первое исполнение «Иевфая» Генделя в России

Игорь Корябин, 24.11.2011 в 14:20

Фото: http://cleofide.livejournal.com/

Легендарный ансамбль «Les Arts Florissants» снова в Москве

Библия – книга мудрая, и сюжетов-притч или сюжетов-легенд в ней содержится великое множество. Одни из них достаточно известны и популярны, другие – не очень. Именно к последней категории относится предание о предводителе израильтян Иевфае, который, возглавив войско против аммонитян, дал обет перед Богом, что в случае победы принесет в жертву первого, кто выйдет к нему навстречу. Победа над врагами, конечно же, одержана, но вот незадача: этим первым оказывается Ифис, дочь Иевфая – и отец, естественно, разрывающийся между своими отцовскими чувствами и долгом исполнения обета перед Господом, после тяжелых душевных мук и терзаний выбирает всё же долг. Хорошо, что эта легенда – на то она и легенда – существует в двух версиях: трагической и счастливой. Именно на сюжет со счастливым финалом Георг Фридрих Гендель (1685 – 1759) и создает свое последнее оригинальное произведение, отсылающее к истокам основанной им традиции, ведь композитор вошел в историю не только как талантливейший «фабрикант» на ниве барочной оперы-сериа XVIII века и весьма преуспевший «коммерсант» от музыки, но и как признанный основоположник жанра английской оратории.

Оратория «Иевфай» («Jephtha») была написана Генделем на английское либретто Томаса Морелла (1703 – 1784), которое в свою очередь было основано на латинской трагедии шотландского историка и гуманиста Джорджа Бьюкенена (1506 – 1582) под названием «Иевфай, или Жертва» («Jephthes sive Votum»). Круг основных участников этой истории либреттист расширил за счет членов семьи Иевфая. Помимо него самого (партия тенора) и его дочери Ифис (партия сопрано) в оратории фигурируют Зебул, брат Иевфая (партия баса), и Сторге, жена Иевфая, мать Ифис (партия меццо-сопрано). Практически к этой же категории можно отнести и Хамора, жениха и возлюбленного Ифис. Партия Хамора написана в альтовой тесситуре, но на московском исполнении она была поручена достаточно высокому и «звонкому» контратенору. Счастливый финал оратории возвещает Голос с Небес, то есть Ангел (партия сопрано). Богу не нужна жертва чистой и преданной души – отныне Ифис должна стать Невестой Господа, которая сохранит свою девственность и в храм Божий войдет его жрицей.

Как и большинство ораторий Генделя, «Иевфай» имеет трехчастную музыкально-драматургическую структуру и представляет собой «бесконечную» последовательность хоров, арий, дуэтов, ансамблей и речитативов accompagnato. Помимо вступительной симфонии (увертюры) в структуре «Иевфая» имеются также две «внутренние» симфонии. Премьера оратории состоялась 26 февраля 1752 года в лондонском театре «Ковент-Гарден» под руководством самого композитора, который выступил в роли дирижера-клавесиниста.

Как правило, в условиях совершенно иных отечественных музыкальных традиций, исполнения крупномасштабных опусов Генделя, будь то оперы, или оратории, в последние годы не обходятся без зарубежных солистов или дирижеров (если и существует отечественный вклад в эти проекты, то обычно он подразумевает хор и/или оркестр, а также иногда – и дирижера). На этот раз все исполнительские силы были зарубежными. Кажется невероятным, но после первого визита французского ансамбля «Les Arts Florissants» во главе с его основателем и бессменным художественным руководителем Уильямом Кристи прошел всего год! И вот этот прославленный коллектив снова в Москве! И снова – с раритетной музыкальной диковинкой! Сейчас, когда и второй визит этого уникального ансамбля стал незабываемым достоянием новейшей музыкальной истории, еще больше понимаешь, что слово «ансамбль» в названии этого коллектива – главное. Барочный оркестр, хор и солисты – это выпестованный Уильямом Кристи Ансамбль с большой буквы, причем разница между артистом хора и солистом очень условна. Более того, они взаимозаменяемы, ибо при интерпретации подобного рода музыки просто не существует «малых исполнительских рубежей»: в изысканной и эстетически очаровательной стихии барокко важен каждый штрих, важен вклад каждого голоса и инструмента. И всё это 14 ноября под сводами Концертного зала имени Чайковского мы смогли ощутить в полной мере!

Следует отметить, что солисты этого ансамбля, как показали оба приезда, – певцы, не обладающие какими-то сверхуникальными голосами, но певцы, культура и стилистическая чистота интерпретации для которых превыше всего – и в этом их сила. Позволю себе поэтому такой неожиданный кунштюк: даже когда тот или иной исполнитель приближается к пределу своих потенциальных возможностей (к примеру, в плане тесситуры или в плане выделки быстрых пассажей и фиоритур), очарование интерпретации, в которой «что-то получается не совсем так», всё равно эстетически прекрасно! «Иевфай» – это сплошная череда переживаний главных героев – отца, матери, дочери, невесты, брата и жениха, а музыкальный язык Генделя, ответственный за психологическую прорисовку этих переживаний, в силу традиций его эпохи, еще достаточно наивен и «музыкально многословен». Но именно в этой наивности и умилении ею и заключена вся прелесть огромной трехчасовой оратории! И ансамбль певцов в составе Курта Стрейта (Иевфай), Кристины Хаммарстрём (Сторге), Кэтрин Уотсон (Ифис), Дэвида Дикью Ли (Хамор), Нила Дэвиса (Зебул) и Рэйчел Редмонд (Ангел) на протяжении этих трех часов заставил пребывать публику в состоянии волшебно-изысканной медитации…

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть
Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть