«Полуночный экспресс» в редакции Сергея Полунина

Мари Лебанидзе, 17.04.2013 в 14:33

Сергей Полунин

Как знаменитый танцовщик совершил побег еще до выхода на сцену

В начале апреля международный балетный мир был ошеломлен новостью — Сергей Полунин, который считается самым талантливым молодым танцовщиком современности, бесследно пропал в Лондоне при крайне странных обстоятельствах. С 9 по 14 апреля он должен был участвовать в постановке Питера Шауфуса «Полуночный экспресс», но за считанные дни до премьеры не появился на репетиции, перестал выходить на связь и своим дальнейшим молчанием породил массу домыслов о причинах такого поступка. Корреспондент Belcanto.ru попытался разобраться в случившемся, побывав 9 апреля на премьере спектакля в лондонском театре «Колизей».

За прошедшие дни в прессе прозвучало так много версий и откровенных спекуляций о причинах выхода Сергея Полунина из проекта «Полуночный экспресс», что на этом фоне меркнет важный факт —

сам Полунин пока публично ничего не объяснил и по известным лишь ему причинам хранит молчание.

И второе — с самого начала в СМИ толком не упоминался уход из проекта Игоря Зеленского, художественного руководителя балетной труппы Московского музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко, который должен был танцевать в «Экспрессе» с Полуниным. Причем, судя по хронологии событий, Зеленский сделал это даже раньше, чем премьер его труппы.

Так что в сухом остатке на сегодняшний день мы имеем версию хореографа Питера Шауфуса плюс многочисленные догадки любителей балета и «источников, близких к...», но все они сводятся к двум возможным сценариям.

Первый базируется, в основном, на оценочных суждениях британских СМИ, которые усмотрели причины такого поступка в характере и якобы эмоционально негативном настроении Полунина (всерьез эти суждения ни на чем не основаны).

«Полуночный экспресс»

Второй вариант предполагает, что между Полуниным и Зеленским с одной стороны и Шауфусом с другой, возникли некие противоречия «творческого характера»: начиная от версии, что Полунину просто не понравилась хореография, заканчивая тем, что

оба российских артиста не захотели участвовать в проекте по причине его провокационности и крайней неоднозначности ряда сцен, которые явно повредили бы репутации обоих.

Но обо всем по порядку. Спектакль «Полуночный экспресс» был поставлен в 2000 году хореографом Питером Шауфусом по мотивам одноименных книги и оскароносного фильма — о реальной истории американца Билли Хэйса, осужденного на пожизненное заключение в турецкой тюрьме за попытку провоза гашиша через границу. Это трагическая история человека, ставшего жертвой обстоятельств, со всеми атрибутами «тюремной темы»: жестокостью, насилием, несправедливостью, лишениями и так далее (вспомним киноленты «Побег из Шоушенка», «Бангкок Хилтон», «Зеленая миля» и целый ряд других аналогов). С этой точки зрения

заявленное участие Сергей Полунина в проекте Шауфуса с самого начала вызвало неоднозначную реакцию.

С одной стороны, танцовщик известен своей преданностью классическому репертуару и отсутствием симпатии к современной хореографии. С другой — ему, как известному любителю кинематографа и сложных характеров, история Хэйса могла показаться интересной и экстремально привлекательной.

Сам Полунин (как его цитировал сайт «Полуночного экспресса») говорил, что «верит в эту историю» и «воодушевлен быть частью такого шоу». Что ж, по всей видимости, это тот самый случай, когда ожидания в итоге не совпали с реальностью.

«Полуночный экспресс» — так заключенные тюрьмы, где отбывал срок Хэйс, называли побег из заточения.

Но вряд ли Питер Шауфус рассчитывал, что его сценический Хэйс, Сергей Полунин, совершит свой побег прямо из репетиционного зала.

То, как это случилось, честно говоря, напоминает детектив.

В четверг утром, 4 апреля, Балет Питера Шауфуса внезапно распространил сообщение о том, что по «непредвиденным обстоятельствам» Сергей Полунин больше участвовать в шоу не будет. Почти сразу после этого британская газета «The Evening Standard» выпустила материал под заголовком «Сергей Полунин исчез ОПЯТЬ», где

припомнила артисту его «шокирующий» уход из Королевского балета год назад,

вызванный комплексом причин, о которых артист уже неоднократно высказывался.

Масла в огонь подлил сам Шауфус, который сообщил, что с Полуниным не удается связаться уже сутки, на репетицию он не пришел, а сам хореограф надеется, что это «не повторение ситуации прошлого года», и что он «беспокоится за состояние Сергея».

Дальше в течение четырех дней британские, а затем и российские СМИ на все лады цитировали эти слова, предполагая у танцовщика депрессию, возможную ссору с Игорем Зеленским и много чего еще. Причем,

сначала было даже неясно точное местонахождение Полунина.

Только 8 апреля, за день до премьеры «Полуночного экспресса», стало известно, что артист «жив и здоров» и вернулся в Москву. Как и Игорь Зеленский. Такое заявление сделала пресс-служба Театра Станиславского, без каких-либо иных пояснений.

Впрочем, источники, близкие как к артистам, так и знакомые с ситуацией вокруг «Полуночного экспресса» утверждают, что

причины кроются в разногласиях с хореографом и нежелании Полунина участвовать в «постановке такого рода».

Что под этим подразумевалось — было неясно до самой премьеры.

Британский танцевальный критик Грэхэм Уоттс буквально накануне первого показа шоу опубликовал единственную более-менее аргументированную версию случившегося. Еще накануне объявления о выходе Полунина из проекта, Уоттс в своем Твиттере обсуждал тему неких трений, возникших в процессе репетиций между ключевыми участниками проекта. Он же одним из первых высказался в пользу того, что

причины инцидента носят исключительно деловой подтекст и никак не связаны с характером Полунина и его состоянием.

Действительно — все, кто наблюдал Полунина в недавних интервью и на спектаклях, вряд ли будут спорить, что артист, пожалуй, на пике формы и уверенности в себе. И взяв новую высоту — партию Рудольфа в «Майерлинге» Макмиллана — вряд ли в его жизни были сколько-нибудь серьезные, по крайней мере, творческие основания переживать эмоциональный спад.

Дальше — версии снова расходятся. Так, Уоттс предположил, что

причиной выхода Полунина и Зеленского из проекта якобы могли стать некоторые провокационные сцены,

которые двое российских артистов не хотели исполнять ни в силу менталитета, ни в силу их межличностных отношений в реальной жизни (как их характеризовал сам Полунин — «ментор-протеже», «отец-сын»). Те, кто видел фильм, могут вспомнить эпизоды с Хэйсом и его другом-сокамерником (которого как раз должен был играть Игорь Зеленский) крайне недвусмысленного характера. Как предположил британский критик, их могло оказаться достаточно, чтобы Полунин с Зеленским решили, что «это уж слишком».

Знали ли они о наличии подобных сцен в постановке Шауфуса?

Уоттс считает, что, скорее всего, нет. Если согласие на участие в «Полуночном экспрессе» артисты дали осенью (Шауфус приезжал в Россию в ноябре, по его словам), то затем Полунин был беспрерывно занят в спектаклях, включая новые для него партии (тот же напряженный «Майерлинг», ранее — «Дон Кихот»), а также триумфальное возвращение на британскую сцену в феврале (он провел в Лондоне почти месяц, дав три спектакля «Маргарита и Арман» вместе с Тамарой Рохо).

Поэтому вполне возможно, что имея представление о фильме и истории в целом, Полунин (и, видимо, Зеленский, который — не будем забывать — худрук балетных трупп сразу двух театров) на том этапе просто не вдавался в детали хореографии «Полуночного экспресса». Когда же дело дошло до репетиций и их активной фазы, все стало ясно.

Другие две версии звучат примерно как: «Полунин устал после «Майерлинга» и оказался психологически и физически не готов к новым потрясениям в «Полуночном экспрессе», и «Полунину просто не понравилась хореография».

Разнобой версий и мнений просто не оставил иного выхода, кроме как посмотреть на спектакль своими глазами.

Откровенно говоря, в лондонский «Колизей» я шла уже с неким предвзятым отношением и рассчитывала увидеть на сцене что-то совсем непотребное. Мои опасения в этом смысле оказались напрасны (за весь спектакль было три более-менее эпатирующих публику момента, что для тюремной темы, наверное, не так уж много: сцена с «откусыванием языка» одного из заключенных, частичное обнажение одной из танцовщиц и попытка тюремного надзирателя снять с себя штаны — кто видел фильм, тот поймет).

«Полуночный экспресс», афиша

На изготовление новых афиш, судя по всему, времени не хватило, а потому у входа в театр висели давно изготовленные плакаты с Полуниным и Зеленским, на которых сверху белым по красному было внесено уточнение: «Роль Билли Хэйса исполняет Йохан Кристенсен».

Зал к началу спектакля оказался полон почти на сто процентов

(хотя на сайте продаж свободных билетов на последующие дни оставалось еще достаточно много). Публика, которая пришла, был крайне разнородной — всех возрастов, с абсолютно разными мотивами. Кто-то оказался в театре исключительно ради самой идеи спектакля и о Полунине даже не слышал, а кто-то, купив билет, наоборот, только из-за него, остался, чтобы самому оценить действо и понять, почему танцовщик отказался в нем участвовать.

Судя по бурлившим фан-группам Полунина в соцсетях, немало было и тех, кто в итоге сдал билеты в кассу и не счел нужным даже любопытствовать.

Скажу честно, что на спектакль без Полунина я не стала бы покупать билет в третий ряд партера за 85 фунтов стерлингов.

В этом плане Шауфус, судя по всему, кассу все-таки собрал неплохую. Сам он, кстати, вышел поприветствовать зрителей, при этом выглядел взволнованным и немного потерянным. Он объявил, что «реальный Билли Хэйс сейчас в зале, а сценический Хэйс — исчез неизвестно куда» (впрочем, то, что Полунин в Москве, стало к тому времени уже известно).

При относительно небольшом пространстве театра было очень удобно рассмотреть все детали хореографии и драматической игры артистов. И тут мне, к сожалению, утешительного сказать нечего. Как я ни пыталась все два акта мысленно включить Полунина в контекст всего происходящего, у меня никак не получалось. Точнее, скажу так — получалось, но эта картинка мне не нравилась.

«Полуночный экспресс», чтобы было понятно, — это современная хореография, с элементами классики (или претензией на нее).

Второй акт показался несколько интереснее первого, но в целом — ничего захватывающего дух на протяжении всего спектакля. Скорее, это акробатика с элементами танца и лицедейства, очень много движений, перемещения столов и других предметов, жестов, от которых пестрит в глазах, затянутые, с позволения сказать, па де де (в действительности — довольно скучные и претенциозные дуэты, в одном из которых танцовщица в итоге остается топ-лесс). Танцовщики старательные, некоторые из них — фактурные, но...

В целом, все происходящее сильно напоминало группу продвинутых любителей, максимум — профессионалов в своей узкой нише

(в одном твиттер-комментарии ей было дано определение «евротреш»). И если молодой и подающий надежды Йохан Кристенсен смотрелся в этой истории органично (он и правда очень старался, как обещал, получив такой неожиданный шанс), то для Полунина такой спектакль явно был бы мелковат. Особенно на фоне предшествовавшего ему «Майерлинга».

Нет в «Полуночном экспрессе» ни впечатляющих соло, которыми Полунин обычно так любит поразить воображение, ни гармоничной спаянности всех элементов постановки — она порой будто рассыпается на куски.

Танцовщики выполняют элементы не всегда слаженно, подборка музыки — от «Реквиема» до блюза — оставляет ощущение еще большей разрозненности, а сама хореография чересчур линейна (например, в сцене, когда надсмотрщик избивает Хэйса дубинкой «в такт» музыке; или повтор этой же довольно продолжительной сцены во втором акте, который скорее раздражает зрителя, потому как не хочется заново смотреть одно и то же не слишком захватывающее действо).

«Полуночный экспресс» оставляет полное ощущение того, что это именно шоу, развлечение, а не балет.

Причем, шоу довольно специфичное — не претендующее, как будто, на высокий класс или, возможно, не убеждающее в нем. Честно говоря, увидеть в таком шоу Полунина и Зеленского мне было бы странно, и вопрос «что и зачем это было?» задать бы в итоге пришлось.

Кстати, тех самых сцен, о которых писал британский критик Уоттс, в постановке, в общем, не было. И тут уж остается гадать — смягчил их в конце концов Шауфус или таковых не предполагалось изначально.

Реакция публики на увиденное была крайне неоднозначной.

Часть зрителей кричала «браво!» уже во время спектакля (слева от меня сидела как раз такая пара, которая, правда, все два акта поглощала жареные орешки) и аплодировала в конце стоя, тогда как другая не проявила почти никаких эмоций. Этот спектакль — все-таки для европейской публики, привыкшей к относительно спокойной и определенной жизни.

Отсутствие Полунина также восприняли по-разному,

причем, молодежь с большим пониманием, чем зрители постарше (именно их, кстати, больше всего и впечатлил «Полуночный экспресс»). Таня Шиллам и Сара Джонстон (25-27 лет) отметили, что «это слишком сырой спектакль для Сергея. Нам интересно было посмотреть хореографию, но для него, наверное, это совсем не тот уровень, слабоватый, и понятно теперь, почему он не стал участвовать».

Правда, нашлись и те, кто высказывался в менее одобрительном ключе. «Второй раз я прихожу ради него, и второй раз он исчезает!», — возмущалась после окончания одна из зрительниц примерно пятидесяти лет.

Что до реакции критиков на «Полуночный экспресс», то ее вряд ли можно назвать благосклонной.

Эпитетов после премьеры было много, но почти все они носили негативный характер и вместе с тем оправдывали уход из проекта Полунина,

называя его «дальновидным», «правильным с точки зрения карьеры», хотя и «не слишком своевременным».

И тут возникает вопрос другого порядка. Может ли танцовщик, звезда мирового уровня, позволить себе уйти из проекта за несколько дней до начала, если чувствует, что участие в нем принесет ему вред? Я для себя предполагаю, что может.

Звезда вправе решать и выходить из проекта хотя бы даже за день до спектакля, если на то есть веские причины.

А в данном случае о причинах мы только догадываемся, и то во многом — со слов уязвленного хореографа Шауфуса, который явно умолчал о целом ряде вещей. Например, о том, что 3 апреля было отменено ТВ-шоу с участием Полунина, где он должен был рассказывать о своей работе в «Полуночном экспрессе» (об этом тоже пишет Грэхэм Уоттс в контексте возникших разногласий).

В конце концов, приходит в голову вопрос — если, как утверждает Шауфус, все было хорошо и «репетиции проходили гладко», то почему он выпустил заявление об исчезновении Полунина и замене его на Йохана Кристенсена меньше чем через сутки, да еще в таком странном контексте о якобы нестабильном характере артиста? Странное дело — Полунин не приходит на репетицию в среду к часу дня, до него не могут дозвониться, а Шауфус уже рано утром (!) в четверг выпускает свое сообщение и фактически раздувает скандал. Возникает предположение, что в действительности до идиллии было далеко, и

хореограф предвидел грозу, а потому поспешил получить от ситуации как репутационные, так и коммерческие дивиденды.

За кого в этой ситуации по-настоящему обидно — это за зрителей, покупавших билеты «специально на Полунина», и которые до сих пор не услышали внятных объяснений случившегося. Не знаю точно, были ли таковые в этот раз, но на февральские спектакли «Маргариты и Армана» некоторые «полунинцы» приезжали из других стран, покупая билеты за несколько месяцев.

С этой точки зрения ни одна звезда оправдана быть не может, потому как зрители — это ее хлеб, а уважение к людям — качество характера, которое либо есть, либо нет, независимо от наличия таланта. И, надо признать, что Сергея Полунина в отсутствии этого качества заподозрить нельзя — все, кто с ним знаком, подтверждают, что он «добрый, отзывчивый и внимательный» человек. Значит,

отсутствие извинений и объяснений на данном этапе — сознательная позиция, продиктованная ситуацией.

Например, контрактными обязательствами и их неисполнением, а, значит, возможными судебными разбирательствами с Шауфусом. Эту возникшую сразу после инцидента с «Экспрессом» версию на днях подтвердил директор Театра Станиславского Владимир Урин, отвечая на вопрос журналистов о том, почему Полунин и Зеленский до сих пор не дали никаких официальных комментариев.

«Ситуация в Лондоне — это результат их личной поездки как танцовщиков. Возникли проблемы по обязательствам, регулируемым контрактом, и

адвокат пока не разрешает артистам давать интервью.

Вы же понимаете, что в спорных вопросах любое высказывание может быть истолковано двояко», — заявил Урин.

Так что история еще не завершена, а пока Сергей Полунин, насколько известно, активно готовится к спектаклям в Москве — 21 апреля в «Маргарите и Армане» на творческом вечере Светланы Захаровой в Большом театре и 22 апреля — в «Дон Кихоте» в Театре Станиславского.

«Мы так вам завидуем, наслаждайтесь!», — сказала в ответ на это сорокалетняя жительница Лондона Гвен. Она не следила все эти дни за новостями и пришла в «Колизей» с фотографией Сергея Полунина в надежде на автограф.

Автор — Мари Лебанидзе,
в подготовке статьи участвовала Анаит Саркисян

Автор фото — Eric Richmond

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

статьи

Раздел

балет

Персоналии

Сергей Полунин

просмотры: 4961



Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть
Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть