Ллойд Риггинс: «Ноймайер открыл мне свет в жизни»

07.08.2003 в 21:31

Джон Ноймайер и Ллойд Риггинс

На фестивале «Звезды белых ночей» выступил Гамбургский балет Джона Ноймайера с образцом признанной классики — «Дамой с камелиями» и двумя новыми работами — «Нижинским» и «Чайкой». Лидером гастролей стал артистичный американец Ллойд Риггинс, сыгравший Армана, Петрушку и Сорина. К тому же, как выяснилось из беседы с ним, он оказался тонким балетным интеллектуалом.

— Это первый ваш визит в Россию?

— Четыре года назад мы с Анной Поликарповой (в прошлом солистка Мариинского театра, ныне — Principal Гамбургского балета. — В.В.) выступали в Петербурге на гала-концерте в честь Пьера Кардена, который организовала Майя Плисецкая.

— Как складывалась ваша жизнь в Датском Королевском балете, где вы проработали добрую половину балетной карьеры, восемь лет?

— Танцевал классику — всего Бурнонвиля, «Спящую красавицу» и «Дон Кихота» Петипа (все, кроме «Лебединого озера»), Ленского и Онегина в спектакле Кранко, серию балетов Баланчина. Когда к нам приезжал ставить новый балетмейстер, то меня сразу отставляли в сторону, подальше от экспериментальной хореографии, сберегая для классики. Ноймайер — первый хореограф, с кем я начал работать и общаться. В Дании я получил очень хорошую школу, но танцевал только проверенную временем классику. Когда приехал в Гамбург, понял, что начал вторую свою карьеру.

— Вас потянуло к балетной нарративности, поэтому вы выбрали компанию Ноймайера, который любит рассказывать истории, где танцовщикам есть что играть?

— Да, я наслаждаюсь, когда играю. Но для меня очень важен опыт балетов Баланчина, в которых надо абстрагироваться и на психологическом уровне передать что-то от себя. В детстве я был сильным ребенком, но не умел выразить то, что было внутри меня. Баланчин научил выразительности. Другое дело, когда надо танцевать в драматическом спектакле, тогда я являюсь проводником хореографа, задумавшего конкретный текст.

— Интересно, что в «Чайке» Ноймайер создал на вас Сорина. Однако ваш Тригорин, море обаяния, вызывал ассоциации с балетмейстером-неоклассиком, не Баланчиным ли навеянным?

— Конечно, этот образ инспирирован Баланчиным. Когда Тригорин учит Нину правильной постановке ног, имелся в виду Баланчин и Сьюзен Фаррелл в конце дуэта, вы узнали, — это поза из «Агона»: в восприятии нашего поколения. Баланчин с Фаррелл тождественны творчеству. Для Ноймайера важно не то, что имя Баланчина придет на ум зрителю, а то, как возникнет ассоциация с Баланчиным: есть два танцовщика, есть музыка и есть сюжет «Чайки», потом начинается работа, возникают первые шаги и вдруг озаряет — «это Баланчин». Ему важно сохранить в спектакле последовательность, с какой рождалась на репетиции ассоциация. Для Ноймайера балет растет, как дерево.

— Но все симпатии были на стороне вашего Тригорина, по пьесе — литератора-ретрограда. Не слишком ли вы добропорядочны?

— Наверное. Да, мы с Отто Бубеничеком (солист Гамбургского балета. — В.В.) два разных Тригорина. Я не приступлю к роли, если не привнесу своего «я», и знаю, что никогда не стану копировать персонаж Отто. Скажу больше: мне ближе Сорин. В старости я хотел бы быть таким.

— ...Одиноким?

— Не в этом смысле. Добрым, широким в душе человеком и очень мирным. А Тригорин пока не состоялся — в Петербурге я вышел второй раз в этой партии. Он неплохой сам по себе, но я вижу его слабохарактерным, он — один из многих.

— Ваш Арман — намеренно слабый человек?

— Мой Арман открытый — во всех моих героях вы увидите романтиков. Когда я танцевал в Копенгагене, я не знал своего предназначения как танцовщика, понимаете. Я всегда был Principal, я знал, что мне нужно влезть в чужую шкуру, как в заготовленный шкафчик. В Гамбурге я получил от Джона вопрос «кто ты есть?». Он задал мне его не впрямую, а стал давать роли, в которых я открывал себя. И я понял свое предназначение — мой образ светящийся, дарящий свет.

— Чего стоит гармоничному танцовщику прожить страдания Петрушки? И еще, Ноймайер одевает его в своем «Нижинском» не в яркие лохмотья, а в обугленный войной или безумием костюм — это олицетворение сдвига?

— Монохромный костюм он придумал как в черно-белом кино, но то, что вы говорите, тоже интересно. Идея Ноймайера в первой части показать реальный мир, который окружал Нижинского. Во второй части он выводит на первый план внутренний мир, и Петрушка его символизирует. В первом акте уникальность танцовщика показана через Призрак розы, Фавна, Золотого раба. А Петрушка, наоборот, ассоциируется с его собственной судьбой, с тем, что произошло с его младшим братом Станиславом. Если бы у меня был брат, который вывалился из окна и остановился в развитии, то, как танцовщик, я бы тоже выразил эти переживания через Петрушку. Я не думаю, что Нижинский был сумасшедшим, он был беспомощным, это не то же самое. Петрушка полностью одет в шелковый костюм, в котором я себя чувствую как в мешке, поэтому движения затруднены, к тому же на мне масса грима и неудобный колпак. Но этот костюм помог мне понять состояние человека, который хочет освободиться, но не может. Единственное, что у меня есть, — глаза, и то я смотрю одним, другой загримирован. Хаотичными движениями Петрушка просит: «Выпустите меня». Это и есть символ Нижинского, который находился в швейцарском доме и глядел на мир через окно. Мы сейчас включаем телевизор, смотрим новости и видим, что где-то взрывают, и испытываем то же состояние беспомощности. Не сидит ли в каждом из нас Петрушка?

— Вы — прирожденный лектор. Я знаю, вы сотрудничаете с Датским Королевским балетом в новом качестве.

— Два месяца в году работаю в Копенгагене как приглашенный педагог.

— Каковы ваши планы?

— Я понял, что не должен планировать. Моя жизнь — это путь с одной открытой дверью. Датский Королевский балет был первой, в нее я вошел и увидел следующую дверь. Это была моя жена (танцовщица Нюрка Моредо. — В.В. ). Следующей стал Гамбургский балет. Дальше, думаю, будет так же.

Беседу вела Варвара Вязовкина

реклама

вам может быть интересно

«Бывают странные сближенья» Классическая музыка

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Тип

интервью

Раздел

балет

Театры и фестивали

Гамбургская государственная опера, Звёзды белых ночей

Персоналии

Джон Ноймайер

просмотры: 659



Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть
Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть