Галина Сергеевна Уланова

Galina Ulanova

Галина Уланова
Галина Уланова Галина Уланова - Мария (балет "Бахчисарайский фонтан" Б. В. Асафьева). Галина Уланова - Золушка (балет "Золушка" С. С. Прокофьева). Галина Уланова - Жизель (балет "Жизель" А. Адана). Галина Уланова - Джульетта (балет "Ромео и Джульетта" С. С. Прокофьева).

От «Жизели», «Лебединого озера», «Бахчисарайского фонтана», «Ромео и Джульетты», «Умирающего лебедя» в ее исполнении сходили с ума простые солдаты и балетоманы, выдающиеся композиторы и артисты. Она же всегда держалась холодно и отстраненно. За эту черту ее прозвали Великой Немой.

Галина Уланова родилась 8 января 1910 года в Петербурге. Ее отец Сергей Николаевич был актером и режиссером балетной труппы Мариинского театра, а мать, Мария Федоровна, солисткой балета того же театра, несколько позже – выдающимся педагогом классического танца. На той же сцене зрители видели прекрасные партии в исполнении Петра Николаевича Уланова, дяди Галины Улановой.

Родители до рождения дочери думали, что будет мальчик. Отец растил девочку, как растил бы сына – брал ее на охоту, рыбалку. Но с детских лет будущую балерину окружала атмосфера театра. Еще совсем девочкой она узнала, как прекрасен балет, и вместе с тем поняла, как трудна жизнь балетного артиста. «У меня сложилось отчетливое представление, что мама никогда не отдыхает и никогда не спит. Наверное, это было довольно близко к истине. И я, слыша разговоры о том, что и мне предстоит учиться и стать балериной, с ужасом и отчаянием думала: неужели и мне придется так много работать и никогда не спать?» – вспоминала Галина Уланова.

Решение родителей отдать единственную дочь в балетную школу было обоснованным. Причина была совсем не в желании продолжить традиции семьи. Родители не считали, что дочь балетных актеров обязательно должна стать балериной. Но Галина была рождена для этого – удивительно тонкая восприимчивость к прекрасному, врожденная музыкальность, мягкость и грациозность движений. В сентябре 1919 года Галина Уланова поступила в Государственную хореографическую школу. Как вспоминала Галина Сергеевна, в дальнейшем она уже не задумывалась о смене профессии: «Я была слишком мала, когда меня привели в училище на улице Росси. Потом ни о каком другом деле думать уже не приходилось».

Попав в девичий интернат, Галя замкнулась. Сначала танцевальные занятия были связаны с холодными залами, голодными обмороками учениц и тяжелым трудом. Первым педагогом Галины Улановой стала сама Мария Федоровна. Гале было девять лет; она была робкой и застенчивой девочкой, сильно переживала разлуку с родным домом, поэтому каждое утро, когда в класс входила ее мать, бросалась к ней со слезами на глазах. Она совсем не хотела становиться балериной, всей душой ненавидела занятия. «Нет, я не хотела танцевать. Непросто полюбить то, что трудно. А трудно было всегда, это у всех в нашей профессии: то болит нога, то что-то не получается в танце… Сейчас думаю, как вообще жива до сих пор, не знаю!» – вспоминала впоследствии Галина Уланова.

Ей было очень тяжело еще и в силу природной застенчивости. Она терялась, когда приходилось выступать перед аудиторией, а условная балетная пантомима ей вообще не давалась – по этому предмету самой частой ее оценкой была «единица».

Затем ее педагогом стала Агриппина Ваганова. В классе она стала одной из первых учениц.

Юная Галя Уланова вышла из стен училища 16 мая 1928 года, станцевав в выпускном спектакле Сильфиду из балета «Шопениана». Пройдут годы – и в образе этой же Сильфиды (в пятьдесят лет!) она выйдет на сцену в прощальном спектакле.

Дебют Галины Улановой в качестве профессиональной танцовщицы состоялся 21 октября 1928 года. Она танцевала партию Флорины в «Спящей красавице». Большой успех, который принесли ей первые же выступления, не вскружил ей голову, а, напротив, заставил усиленно работать над собой, совершенствовать технику и актерское мастерство. Она тренировалась так, что к концу занятий полотенце полностью пропитывалось потом, превращаясь в мокрую тряпку. Предъявляя к себе максимальные требования, она никогда не пропускала занятий, всегда была пунктуальна и педантична, ни разу не нарушив режим.

Уланова не была красива. Магия ее таланта заключалась в поразительной одухотворенности танца, в его строгой выразительности и редчайшем совпадении со вкусами эпохи. Ее героини были кумирами и идеалами, а не секс-символами. Уланова была непорочна, как снег. И именно эта целомудренность сделала ее королевой.

С большим успехом в 1929 году прошло ее первое выступление в «Лебедином озере», но сама она снова не испытала чувства удовлетворенности от своей работы. Одетта-Одиллия в ее исполнении совершенствовалась от спектакля к спектаклю благодаря кропотливому и неустанному труду самой балерины. Работая над ролью, Уланова много читала, импровизировала и размышляла над образами. Это была уже ее собственная система, в основе которой лежало «обещание самой себе выполнить то-то и то-то. Это было моим принципом, основой всей моей жизни. Такое воспитание воли вошло в привычку и стало источником того, что называют моим успехом», – вспоминала Галина Сергеевна.

Огромную роль в судьбе Улановой сыграл руководитель балетной труппы Кировского театра Федор Васильевич Лопухов. Первые годы выступлений показались самокритичной балерине крайне неудачными. На самом деле, не все шло гладко, но Федор Васильевич продолжал верить в талант молодой Улановой, поручая ей самые разнообразные и сложные в техническом плане партии.

«Жизель» – совершенно особенный спектакль в творчестве Галины Улановой. Впервые она станцевала главную партию в 1932 году. Ни разу в жизни не видевшая Жизель в исполнении таких прославленных балерин, как Анна Павлова или Тамара Карсавина, Галина Уланова была практически предоставлена самой себе и работала над созданием образа, доверяясь собственной интуиции. В ее Жизели появились совершенно новые черты – огромная духовная сила образа, его удивительная целостность и величие – все то, чего не было раньше даже у самых лучших танцовщиц, которым довелось исполнять эту партию. Этот спектакль, за исключением некоторых небольших перерывов, она танцевала на протяжении всей своей творческой жизни.

К тому времени, когда на сцене Кировского театра появился балет «Бахчисарайский фонтан», Уланова уже обрела свою творческую индивидуальность, поэтому партию Марии Захаров создавал с учетом особенностей исполнительницы. Свою Марию, трогательную и бесконечно печальную, Галина Уланова наделила огромной внутренней силой, которая постепенно становится все более отчетливой за внешней покорностью и безответностью девушки. Со временем ее Мария становилась все более непримиримой. И даже нежный образ Джульетты она сумела наполнить волей и страстью, став первой исполнительницей этой роли на сцене Кировского театра. Образ Джульетты – один из самых ярких и запоминающихся в творчестве Улановой.

Ее постоянным партнером на сцене Кировского театра был Константин Сергеев. Вершиной их совместного творчества стал балет «Ромео и Джульетта» – и этот же балет стал и его окончанием. Переехав в Москву из Ленинграда после разрыва с Сергеевым (он предпочел Улановой Наталию Дудинскую, вскоре ставшую королевой ленинградского балета), на сцене Большого она осталась «ленинградской» балериной. Позже партнерами Улановой были Михаил Габович и Юрий Жданов.

Репертуар Улановой удивительно многообразен. Юная, доверчивая и впечатлительная Золушка, простая, скромная русская девушка Параша, поэтичная китаянка Тао Хоа, Мария, Корали, Джульетта – сложные психологические образы, одухотворенные и живые характеры. Со временем подметили закономерность – самые удачные роли всегда были у нее в дни неблагополучия, когда ей приходилось бороться со страхом или волнением, заставлять себя отрешиться от жизненных проблем и сконцентрироваться на спектакле, а порой и превозмогать сильную физическую боль.

От спектакля к спектаклю слава Улановой росла, но она продолжала оставаться такой же самокритичной и требовательной к себе. «Я не помню случая, чтобы она позволила себе опоздать на репетицию или хотя бы перед ее началом, в последнюю минуту, подшивать ленты у туфель. Если репетиция назначена в один час, Уланова стоит в час совершенно готовая, «разогретая», собранная, предельно внимательная», – вспоминал балетмейстер Леонид Лавровский.

Как-то ей задали вопрос о том, почему она перестала танцевать «Лебединое озеро», которое удавалось ей так замечательно. Она ответила просто: «Я не могу танцевать хуже, чем Уланова». Из-за травмы она не могла больше выполнять некоторые технически сложные движения, которые прежде удавались ей, а заменить их другими, более простыми движениями, не посчитала достойным…

У нее почти не было близких друзей, она была подчеркнуто корректна даже с самыми близкими людьми. Все мужья Галины Улановой и ее близкие друзья были намного старше артистки: режиссер-красавец Юрий Завадский, художник Большого театра Вадим Рындин, выдающийся артист Иван Берсенев, знаменитый дирижер Большого Юрий Файер. Ее сопровождали блестящие мужчины, ценившие прежде всего редчайший талант и человеческую уникальность балерины. Расставаясь со своими мужьями, она сохраняла с ними достойные отношения. На похороны Завадскому послала венок с лаконичной надписью: «Завадскому – от Улановой».

Шестнадцатого мая 1928 года она вышла на сцену робкой, стеснительной и неуверенной в себе девочкой. Двадцать девятого декабря 1960 года она танцевала «Шопениану» прославленной балериной, чей путь был усеян почестями и славой.

В 1960 году Галина Сергеевна начала свою деятельность в качестве педагога-репетитора. «Я не хочу повторения себя в учениках, – рассуждала Галина Уланова, – это в любой области искусства порочный метод. Учитель, да не повтори себя в ученике, сумей раскрыть его природные данные, его индивидуальность». Среди учеников Галины Сергеевны Улановой – Екатерина Максимова, Владимир Васильев, Нина Тимофеева, Людмила Семеняка, Светлана Адырхаева, Малика Сабирова, Ирина Прокофьева, Надежда Грачева, Алла Михальченко, Нина Семизорова, Николай Цискаридзе, Марина Колпакчи, Ида Васильева, Ольга Суворова. Уланова работала также с солистами Парижской оперы, Гамбургского балета, Шведского Королевского балета, Австралийского балета, артистами балетных трупп Японии.

Мир воспринимал Галину Уланову как возвышенный идеал, как прекрасную мечту о совершенстве и оказывал ей свои почести. Единственной из балерин ей при жизни были установлены памятники в Санкт-Петербурге (1984 год, скульптор М.К. Аникушин) и Стокгольме (1984 год, скульптор Е.А. Янсон-Манизер). В Голландии был выведен сорт тюльпанов «Уланова». Во Франции знаменитый зал «Плейель» после реконструкции открывался представлением в ее честь.

Столько наград, сколько было у Улановой, не имел никто из балерин: народная артистка СССР, дважды Герой Социалистического Труда, четырежды лауреат Сталинской премии, лауреат Ленинской премии 1957 года. Она получила премию имени Анны Павловой Парижской академии танца (1958 год), премию Оскара Парселли «Жизнь ради танца» (1988 год). Уланова была почетным членом Американской академии искусств, награждена Командорским орденом за заслуги в области искусства.

Галина Сергеевна Уланова скончалась 21 марта 1998 года.

Д. Трускиновская


Заслуженная артистка РСФСР (1939), народная артистка РСФСР (1940), народная артистка СССР (1951). Дважды Герой Социалистического Труда (1974, 1980), лауреат Сталинских премий (1941, 1946, 1947, 1950) и Ленинской премии (1957).

Окончила ЛХУ в 1928 (ученица М. Романовой, А. Вагановой). В 1928-44 в ГАТОБе — Театре им. Кирова. Первая исполнительница партий: Джульетта, Мария; Лебедь («Лебединое озеро», балетм. А. Ваганова), Маша; Раймонда («Раймонда», балетм. В. Вайнонен), Корали («Утраченные иллюзии»), Комсомолка («Золотой век»), Актриса («Пламя Парижа»), Диана; др. партии: Жизель, Одетта — Одиллия; Аврора, принцесса Флорина, Никия; Ледяная дева («Ледяная дева»), Царь-девица; 7-й вальс, мазурка («Шопениана»).

В 1944-60 в Большом театре. Первая исполнительница партий: Золушка, Катерина, Параша; Тао Хоа («Красный мак», балетм. Л. Лавровский); др. партии: Джульетта, Жизель; 7-й вальс, мазурка («Шопениана»).

Последнее сценическое выступление в СССР — 29.12.1960, за рубежом (Венгрия) — август 1961.

Партнеры Улановой: К. Сергеев, А. Ермолаев, В. Баканов, М. Габович, Ю. Гофман, Ю. Жданов, Н. Фадеечев.

Была репетитором Большого театра. Выступала в печати со статьями о балетах, принципах своего творчества, зарубежных впечатлениях.

Уланова — великая советская балерина; с ее именем связана целая эпоха развития советского хореографического искусства. Крупнейшие художники современности посвятили ей строки, полные преклонения перед ее искусством.

А. Толстой назвал Уланову «обыкновенной богиней». «Уланова — это болезнь моей души. Не могу о ней говорить спокойно. Дело не в том, что она неповторима. Конечно, она неповторима. Но я бы сказал, что она божественна»,— признавался С. Михоэлс. «Она — гений русского балета, его неуловимая душа, его вдохновенная поэзия... во всех созданиях Улановой вы чувствуете ее острый, пытливый, проникновенный ум...» — писал С. Прокофьев, создававший специально для нее музыку балетов.

Один из крупнейших хореографов нашего времени, Ф. Лопухов, отказался от обычной профессиональной характеристики балерины: «Значение ее творчества все больше и больше выходит за пределы балетного театра. Не хочется разбирать ее искусство с обычных позиций: выяснять, какое у нее сложение, какой у нее прыжок, какие мышцы, какие па ей лучше удаются, какие хуже. Уланова переросла эти мерки, и применять их к ней нельзя... Она, как Павлова, вскрывает душу своих героинь и заставляет любить их красоту. Это и есть самое важное и самое трудное в искусстве».

Т. Вечеслова попыталась запечатлеть легендарный «улановский» арабеск в своих воспоминаниях «Я — балерина»: «Уланова в танце кажется почти нереальной, неосязаемой. Вспомните ее арабеск. Он неповторим в своей певучести, мягкости. Кажется, что он долгие мгновения не обрывается. Лицо почти не выдает того состояния, которым в данный момент наполнено ее существо. Это особый дар. В самые сильные моменты душевного волнения лицо артистки почти спокойно. Но всем ее едва уловимым движениям предшествует мысль... Пауза Улановой — не остановка, это вздох — в нем мысль и музыка».

«Танец Улановой глубоко симфоничен в том смысле, в каком понимал это Чайковский, писавший, что симфония «...должна выражать то, для чего нет слов, но что просится из души и что хочет быть высказано» (Б. Львов-Анохин).

Ее Джульетта стала событием не только на балетной сцене. Уланова меньше всего стремилась рассказать историю несчастной любви, ее Джульетта была полна гордой любви к свободе и смертью утвердила свою победу над насилием. «Пусть синьор Капулетти швырял ее наземь, пинал ногами. Она была хозяйкой... судьбы. И судьбы многих женщин вставали в знаменитом пробеге Улановой через сцену» — так через много лет определяла В. Красовская историческое значение этой сцены в улановском исполнении.

«Улановская» тема — стойкость души, не поддающейся насилию», «сила русского женского терпения» (В. Красовская) — особенно остро звучала в ее Одетте. Она поражала умением «сделать мелодию зримой и завершенной, оживляющей перед нами видения самого Чайковского» (Ю. Файер).

Нерушимая вера в идеал, свойственная всем героиням Улановой, проявлялась в ее Жизели верой в преданную и верную любовь, в ее бессмертие.

Исполняя партии классического репертуара, Уланова стремилась к психологической глубине и правде создаваемых образов, а в драматических балетах 30—40-х гг. оставалась верна природе хореографического искусства, превращая в танец игровые мизансцены, позы, жесты. В этом и проявился «глубочайший и утонченный танцевальный психологизм Улановой», который «составил новую эпоху в истории хореографического искусства... Уланову называют «гением танца»... Думаю, что в этом понятии гармонично слились природный дар и самоотверженный труд, пластическая красота и тонкий ум актрисы, целеустремленность художника и благородство человеческой личности» (Б. Львов-Анохин).

Сочинения: Памяти Л. Якобсона.— В кн.: Музыка и хореография современного балета. Л., 1977, вып. 2; Школа балерины.— Нов. мир, 1954, № 3; Выразительные средства балета.— Сов. музыка, 1955, № 4; «Жизель».— Театр, 1955, № 5; Начало.— Нева, 1956, № 5; Рассказ о моей работе.— Юность, 1957, № 1; Весной, в мае...— Театр, 1983, № 6.

Литература: Голубов В. (Потапов). Танец Галины Улановой.— Л., 1948; Богданов-Березовский В. Галина Уланова.— М.; Л., 1949; 2-е изд., 1961; Сизова М. История одной девочки.— М., 1959; Кан А. Дни с Улановой [Альбом], пер. с англ.— М., 1963; Львов-Анохин Б. Галина Уланова.— М., 1970; Чернова И. От Гельцер до Улановой,— М., 1979; Гаевский В. Дивертисмент.— М., 1981; Григорович Ю. Муза советского балета.— В кн.: Музыка и хореография современного балета. Л., 1974, вып. 1; Илупина А. Г. С. Уланова.— В кн.: Мастера Большого театра. М., 1976; Красовская В. Галина Уланова.— Театр, 1970, № 3; Львов-Анохин Б. Об Улановой.— Муз. жизнь, 1980, № 1; Дорлиак Н., Рихтер С. Галина Уланова.— Театр, 1980, № 3.

А. Деген, И. Ступников

реклама

вам может быть интересно

Публикации

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Дата рождения

08.01.1910

Дата смерти

21.03.1998

Профессия

балерина, педагог

Страна

СССР

просмотры: 13513
добавлено: 30.03.2011



Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть
Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть