Ференц Лист. «Прелюды»

Les préludes

Симфоническая поэма по Ламартину No. 3 (1849—1854)

Состав оркестра: 3 флейты, 2 гобоя, 2 кларнета, 2 фагота, 4 валторны, 2 трубы, 3 тромбона, туба, литавры, малый барабан, большой барабан, тарелки, арфа, струнные.

История создания

Ференц Лист / Franz Liszt

В 1844—1845 годах Лист задумал увертюру к четырем мужским хорам на текст стихотворения малоизвестного французского поэта Жозефа Отрана «Четыре стихии» («Земля, Ветры, Волны, Звезды»). В 1848 году увертюра была написана и получила название «Размышление», но на протяжении 1850— 1854 годов перерабатывалась не менее трех раз. Тогда же внимание композитора привлекло стихотворение другого французского поэта, Альфонса Ламартина «Прелюды», которое и стало заголовком и программой новой симфонической поэмы. Программа написана Листом по-французски и переведена на немецкий его учеником и другом П. Корнелиусом. Как и все 12 поэм, созданные в Веймаре, «Прелюды» посвящены возлюбленной Листа, княгине Каролине Сайн-Витгенштейн. Премьера состоялась также в Веймаре 23 февраля 1854 года под управлением автора.

Альфонс Ламартин (1790—1869) — один из самых известных французских поэтов 20-х годов XIX века. Сборники его стихов — «Поэтические размышления», «Новые поэтические размышления», «Поэтические и религиозные гармонии» — воспринимались как новое слово в поэзии, открывающее эпоху романтической лирики. Исповедь души, исполненной смутных томлений, элегические размышления о бренности жизни на фоне меланхолического вечернего пейзажа, христианские мотивы смирения и молитвенных упований — все было близко юному Листу, переживавшему в Париже 20-х годов горести первой любви. Четверть века спустя тот же Ламартин вдохновил его на создание фортепианного цикла «Поэтические и религиозные гармонии», написанного за год до последней редакции «Прелюдов».

Входящее в «Новые поэтические размышления» (1823) большое стихотворение «Прелюды» типично для Ламартина. Печальные жалобы волн и грозная морская буря, кровопролитное сражение и усеянное телами погибших поле битвы вызывают у поэта чувство ужаса, и перед ним возникают светлые воспоминания детства, проведенного среди простых пастухов на лоне сельской природы. В первом варианте программы (1854) Лист подробно пересказал стихотворение, используя многочисленные поэтические цитаты, причем развил лирические мотивы. В окончательном же варианте (1856), резко сократив текст, еще больше усилил его героическую и оптимистическую устремленность, сохранив из Ламартина лишь одну цитату (о трубе, поющей сигнал тревоги). Но вот что поразительно: именно этому, самому жизнеутверждающему из своих произведений, столь далекому от трагизма и скорбных философских размышлений, Лист предпослал программу, в которой объявил жизнь прелюдией к смерти. Любопытно, что в стихотворении, указанном композитором в качестве программы, такой фразы нет.

«Чем иным является наша жизнь, как не серией Прелюдий к тому неведомому напеву, первую и торжественную ноту которого интонирует смерть? Любовь образует волшебную зарю всего существования; но в чьей судьбе первое блаженство счастья не было разрушено бурей, смертельное дыхание которой развеяло прекрасные иллюзии, роковая молния разбила алтарь, и чья душа, жестоко израненная, выйдя из таких бурь, не стремится утишить свои воспоминания в блаженном покое сельской жизни? Однако человек не смиряется с длительным наслаждением благословенной негой, которая сперва так очаровала его на лоне природы, и «когда труба пропела сигнал тревоги», он спешит на опасный пост, какая бы война ни звала его в свои ряды, чтобы вновь обрести в борьбе всю полноту самосознания и обладания своими силами».

Картины жизни воплощены Листом в череде ярких, красочных эпизодов, наполненных жанровыми и изобразительными деталями (марш, пастораль, буря, битва, трубные сигналы, пастушьи наигрыши). Они сопоставляются по принципу контраста и в то же время тесно связаны друг с другом: на протяжении всей поэмы Лист мастерски трансформирует ведущую тему, применяя свойственный ему принцип монотематизма (хотя встречаются и иные темы).

Музыка

Поэма начинается настойчивым мотивом вопроса, который возникает в унисонном изложении струнных, таинственных аккордах деревянных и приглушенных репликах тромбонов. Постепенное нарастание приводит к основной теме, вырастающей как ответ на поставленный вопрос. Величавая, горделивая, она воплощает образ прекрасного свободного человека, полного сознания собственной силы. Новый вариант темы — лирический, певучий, в насыщенном тембре виолончелей и вторых скрипок, к которым затем присоединяется солирующая валторна. Красочные модуляции, хроматизмы, зыбкое волнообразное сопровождение подчеркивают характер томления, ожидания, предчувствия любви. И вот она приходит, олицетворенная новой темой удивительной красоты, свободно льющейся у валторн и альтов с сурдинами. Эпизод любви завершает вновь возникающий мотив вопроса. За ним следует нарисованная яркими красками, с изобразительными эффектами, картина драматических столкновений, героической борьбы. На смену ей приходит мирная пастораль, безмятежная перекличка солирующих валторны, гобоя, кларнета. На фоне пастушеского наигрыша повторяется тема любви. Постепенно она ширится, крепнет в звучании полного оркестра; слышатся возгласы труб, тремоло литавр — любовная идиллия сменяется победным маршем. С удивительным мастерством трансформирует Лист прежние темы, создавая все новые образные варианты: томительную тему грез интонируют теперь медные инструменты, лирическая любовная звучит в пунктирном ритме фортиссимо tutti в сопровождении впервые вступающих тарелок и большого барабана. И, наконец, на вершине развития возникает основная тема в торжественном апофеозном звучании, утверждая величие человека-победителя.

А. Кенигсберг


Ференц Лист / Franz Liszt

«Прелюды» — одна из лучших симфонических поэм Листа. История создания этого произведения, выбор литературного источника, его воплощение в словесной программе и в музыке чрезвычайно характерны для листовской программности и ее трактовки. Музыка была задумана в 1844 году как увертюра к четырем мужским хорам на текст стихотворения французского поэта Жозефа Отрана «Четыре стихии» («Земля, Ветры, Волны, Звезды»); в 1848 году увертюра была завершена, но не издана; неоднократно перерабатывалась в 1850—1854 годах. Тогда же Лист обратился к стихотворению Ламартина «Прелюды» (из цикла «Новые поэтические размышления») в качестве программы для своей симфонической поэмы; программа эта также имела несколько вариантов.

Стихотворение Ламартина, разросшееся до размеров небольшой поэмы, посвящено раздумьям о бренности человеческого существования. Печальные жалобы волн и грозная морская буря, кровопролитное сражение и усеянное телами поле битвы вызывают у поэта чувство ужаса, и перед ним возникают светлые воспоминания детства, проведенного среди простых пастухов, на лоне сельской природы, в цветущих полях, под тихое журчание ручейков...

Музыка Листа лишь далекими нитями связана со стихотворением Ламартина, а варианты программы все более удаляются от него. В первоначальном, чрезвычайно развернутом варианте Лист подробно пересказал содержание литературного источника (со стихотворными цитатами), усилив героические моменты. В окончательном, кратком варианте героическое и оптимистическое звучание еще более усилено; исчезли мрачные раздумья, полные отчаяния и безнадежности, а также скорбные картины усеянного мертвецами поля битвы. От Ламартина сохранилась лишь одна фраза — призыв героя к борьбе; все остальное было добавлено Листом. Он писал:

«Разве не представляет собой наша жизнь ряда прелюдий к неведомому гимну, первую торжественную ноту которого возьмет смерть? Любовь является волшебной зарей для каждого сердца; но в чьей судьбе первое блаженство счастья не было разрушено порывом бури, чьи чарующие иллюзии не были развеяны ее суровым дыханием, чей алтарь не был разбит смертоносной молнией? И чья душа не искала — после подобных потрясений — мира и покоя деревенской жизни, чтобы заглушить свои воспоминания? Но человек не может долго предаваться блаженному покою на лоне природы, столь пленяющему его вначале, и лишь только раздастся боевой сигнал трубы, спешит он, какая бы война ни звала его, в ряды сражающихся, на свой опасный пост, чтобы в битве вновь обрести всю полноту самосознания и восстановить целиком свои силы».

Все же и окончательный вариант программы не соответствует музыке Листа. В частности, первая, «ключевая» фраза программы, объясняющая название произведения (Кстати, этой фразы как таковой нет в стихотворении Ламартина. Лист попытался выразить в ней общий смысл не столько данного стихотворения, сколько творчества поэта в целом.), резко противоречит волевой, жизнеутверждающей, глубоко «земной» идейной направленности симфонической поэмы. В музыке «Прелюдов», в противоположность программе, основная идея выражена с большой ясностью и образной конкретностью, что достигается широким использованием жанровых (марш, пастораль) и изобразительных моментов (буря, битва, трубные сигналы, пастушьи наигрыши).

Различные картины, заимствованные из литературного первоисточника, воплощены в контрастных разделах, сменяющих друг друга внезапно, без переходов, что при общности тем создает яркость сопоставлений. Некоторые из этих разделов как бы вобрали в себя отдельные части сонатно-симфонического цикла (маршевый эпизод разработки напоминает о скерцо, пасторальный — о медленной части, торжественная главная партия в репризе — о финале). Все это заключено в стройную форму сонатного allegro с зеркальной репризой, которая еще более выявляет героические настроения: поэма завершается не лирическими, а героическими образами главной партии.

«Прелюды» открываются вступлением, в котором зарождается основная тема произведения. Здесь словно содержится тот жизненный вопрос, ответ на который будет искать герой; такие «интонации вопроса» весьма характерны для романтиков и нередко встречаются у Листа. Постепенно из туманной дали возникает ответ на вопрос вступления — тема героя, первый тезис поэмы (главная партия, C-dur). В ней звучат уверенность и горделивое сознание своей силы:

Связующая партия рисует образ героя с иной стороны — его мечты о счастье, о любви, светлые грезы юности. Основная тема приобретает мечтательный, напевный склад (струнные инструменты, трехдольный размер — вместо маршевой поступи), волнообразное сопровождение убаюкивает, погружает в мечты. Хроматизмы, неустойчивые аккорды с большой септимой, зыбкие красочные модуляции, резко контрастирующие с уверенной диатоникой главной темы, придают звучанию темы особую пряность:

Все это подготавливает побочную партию — свободно льющуюся, широкого дыхания мелодию (E-dur; см. пример 119 а). Она звучит вначале затаенно, словно исподволь, у валторн и альтов с сурдиной, но потом ширится, разрастается и захватывает весь оркестр. В конце экспозиции, как и в начале, вновь возникает «интонация вопроса».

Разработка состоит из нескольких разделов. Первый с яркой изобразительностью живописует картину борьбы и увенчивается героическими фанфарами труб. Второй раздел открывается манящей темой связующей партии, ныне приобретающей еще более изнеженные черты. За ней следует пастораль — лирическая остановка после напряженного развития и перед конечным утверждением героики. Данный эпизод в разработке построен на новой, самостоятельной теме (хотя и здесь в свирельных наигрышах мелькает «интонация вопроса», словно и на лоне природы герой не может забыть своих сомнений). Позже на этом пасторальном фоне появляется тема побочной партии.

Незаметно начинается зеркальная реприза, сливающаяся с разработкой (тема побочной партии в сочетании с темой пасторали, C-dur). Все более крепнут героические возгласы, призывы к действию, и под конец возникает картина массового народного ликования. В показе конечного торжества, однако, сохраняется напряженность развития, словно напоминание о тех трудностях, которые пришлось преодолеть герою на пути к победе. Это сближает репризу «Прелюдов» с бетховенскими финалами, представляющими собой, по выражению Асафьева, «напряженную устойчивость»: «Ликование финала звучит так: борьба продолжается, ибо такова жизнь, а сейчас — радость».

В репризе все темы подчиняются героическому складу главной и воспринимаются как ее варианты. Связующая теряет свой мечтательный, убаюкивающий характер и превращается в ликующий призыв; изменяется и лирическая побочная, которая тоже звучит как победный марш:

Все это еще более способствует интонационному сближению тем поэмы.

М. Друскин

реклама

вам может быть интересно

Записи

Публикации

Словарные статьи

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Композитор

Ференц Лист

Дата премьеры

23.02.1854

Жанр

симфонические

Страна

Венгрия

просмотры: 12612
добавлено: 19.07.2011



Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть
Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть