Шуман. Фортепианное творчество

Piano music

Роберт Шуман / Robert Schumann

Фортепиано — основа музыки Шумана. Наиболее яркое и ценное создано им для этого инструмента; вокальное творчество невозможно представить без широко развитой фортепианной партии; в лучших камерных сочинениях, таких, как квинтет ор. 44 или квартет Es-dur, фортепиано выполняет ответственную задачу, на нем собственно зиждется здание всего ансамбля.

У Шумана — фортепианного композитора — немало предшественников, в творчестве которых разрабатывались те или иные элементы нового романтического фортепианного стиля. Несомненное влияние оказали на него поздние бетховенские сонаты. Но Шуман, как и Шопен, принадлежал к числу художников, являвшихся создателями нового стиля; к формированию его они шли своими, особыми путями.

Ранние сочинения

Первые из напечатанных произведений Шумана, над которыми он работал почти одновременно, — вариации «Abegg», «Бабочки», Токката — уже достаточно ясно демонстрируют самобытность Шумана, указывают линию развития и направление творческих мыслей.

Знаменательно, что даже первые самостоятельные пьесы Шумана не принадлежат к выработанным многолетней практикой музыкальным жанрам, с которых обычно начинало свой путь большинство музыкантов. Шуман сразу обратил на себя внимание произведениями тех жанров фортепианной музыки, которые получили права гражданства уже в искусстве зрелого романтизма. Это цикл миниатюр («Бабочки»), возрожденные старинные импровизационные формы (Токката), романтически новое преломление классических вариаций («Abegg»).

Токката ор. 7 стоит несколько особняком в творчестве Шумана. Исключительно трудная по своей фортепианной технике, она может служить образцом великолепного виртуозного стиля. Шумановская Токката — камень преткновения для самых блестящих пианистов-виртуозов; но именно виртуозный стиль Токкаты составляет исключение в творчестве Шумана.

Вариации «Abegg», несмотря на некоторую салонность и внешнее изящество орнаментальной техники, оказались первыми в ряду сочинений подобного рода, ибо сама форма вариаций и метод вариационного развития органичны для Шумана. Вариационность используется Шуманом часто и многообразно. Иногда это прием развития внутри произведения (например, в сонате fis-moll или в Концерте a-moll), иногда, как в «Карнавале», вариационность сводится к интонационной связи между тематически самостоятельными построениями. Среди вариационных сочинений есть подлинный шедевр фортепианной музыки — это «Этюды в форме вариаций» или «Симфонические этюды» ор. 13 (1837).

Циклы миниатюр

«Бабочки», «Карнавал», «Танцы давидсбюндлеров», «Крейслериана», «Фантастические пьесы», «Детские сцены» — эти произведения и многие другие формируются в единый цикл в виде цепи обособленных, но взаимно связанных миниатюр. В некоторых случаях они вырастают до степени самостоятельных пьес, как, например, в «Фантастических пьесах», «Лесных сценах». В иных же случаях смена и последовательность эпизодов настолько взаимообусловлены, что исполнение отдельных миниатюр невозможно без того, чтобы не нарушить цельность всего произведения.

Соотношения отдельных построений цикла самые разнообразные. Это может быть принцип различного рода контрастов, как в «Крейслериане» или в «Фантастических пьесах»; варьирования — в «Симфонических этюдах», отчасти в «Карнавале», и даже сюжетного объединения, к которому приближаются «Бабочки», «Танцы давидсбюндлеров» и тот же «Карнавал»; встречается и сочетание всех перечисленных принципов и еще других, примером чему может опять-таки служить «Карнавал».

Шумановские циклические формы — явление новое и оригинальное, рожденное своеобразным складом музыкальных представлений и мышления композитора. Острое впечатление от яркого художественного образа, бесконечного множества его оттенков, или же неподчиняющиеся логическому развитию изменчивые «движения души» — все это нуждалось в гибких, податливых формах, способных быстро зафиксировать одно состояние с тем, чтобы немедленно запечатлеть другое, иногда прямо противоположное.

Циклические произведения, вырастающие из последования небольших замкнутых пьес, звеньев одной цепи, оказались для Шумана той формой, в которой он с ничем не стесняемой свободой мог отдаваться своей безмерно богатой и смелой фантазии.

Несмотря на типично романтический характер подобных форм, никто из современников Шумана не применял их с таким постоянством. Шопен, не уступая Шуману в богатстве фантазии или в глубине содержания, тем более в новаторстве, только однажды использовал нечто подобное в цикле из 24 прелюдий. Шуман сам понимал необычность форм своего творчества и писал по поводу «Карнавала», что если в нем «кое-что и может понравиться отдельным людям, то все же музыкальное настроение меняется здесь слишком часто для того, чтобы публика в целом, нерасположенная к таким поминутным переменам, могла за ними следовать».

В письме к Листу по поводу «Карнавала» Шуман высказывает примерно ту же мысль. Тем не менее, иначе Шуман писать не мог. Показательно, что в лучший период творчества Шуман, сознавая специфичность своего музыкального направления, сравнительно редко обращался к большим классическим формам. Среди огромного количества фортепианных пьес — только три сонаты. Но и в них, так же как и в трехчастной Фантазии C-dur, проявляются те же принципы, что и в циклах миниатюр: яркие, порой внезапные контрасты и переходы, преобладание вариационного развития. Стихия лирической импровизационности захватывает и эти сочинения и особенно ощущается в первой сонате fis-moll, «посвященной Кларе Флорестаном и Эвзебием».

Программность

Программность — вопрос, всегда возникающий при рассмотрении фортепианных сочинений Шумана, — характернейшая черта романтической эпохи. Тенденция к программности вызвана стремлением композиторов-романтиков непосредственно выразить языком музыки конкретный замысел, образ, характер, сблизить музыку с другими искусствами, литературой, живописью. Сложность отражаемых явлений, новизна выразительных средств и форм — все это требовало какого-то дополнительного «ключа», то есть авторских указаний, которые направляли бы внимание и помогли правильно осознать смысл произведения. Разные композиторы по-разному воплощали эту общую тенденцию. Берлиоз, например, сам писал для своих симфоний развернутую программу, наподобие оперного либретто. У Листа произведения, навеянные образами мировой литературы, принимали их же названия. Например, «Фауст-симфония», «Сонеты Петрарки». Шопен ограничивался определением жанра: ноктюрн, баллада, полонез, мазурка. Шуман придумывал характерное для данной пьесы название, указывающее на конкретное содержание, или выражал в заголовке общую поэтическую идею, замысел, настроение произведения. Таковы, например, заголовки «Порыв», «Вечер», «Отчего?», «Карнавал», «Арабески», «Вещая птица».

Интересны высказывания самого Шумана о программных обозначениях музыкальных произведений. «Говорят, что хорошая музыка в таких указаниях не нуждается, — пишет Шуман. — Однако она нисколько не теряет от них в своем достоинстве, для композитора же это наиболее верный способ предотвратить явное искажение характера вещи. Ведь пользуются же этим поэты, пытаются же они смысл всего стихотворения вложить в название, почему же музыканты не могут делать то же самое».

Шуман применяет программность по-разному. В некоторых случаях он ограничивается одним общим названием для всего цикла миниатюр, например «Бабочки», «Крейслериана», «Юмореска», «Цветы»; иногда, не довольствуясь им, детализирует содержание произведения, сообщая каждой входящей в цикл миниатюре отдельный, индивидуальный заголовок. Это относится к «Карнавалу», «Фантастическим пьесам», «Лесным сценам». Бывают у Шумана такие названия, которые сами нуждаются в дополнительной расшифровке. Например: вариации «Abegg», тема ASCH для «Карнавала», «Бабочки».

«Abegg» так же, как и ASCH, не что иное, как комбинации букв, обозначающих определенные музыкальные звуки. В то же время Abegg — фамилия девушки, с которой Шуман познакомился в дни юности (Мета Абегг); Аш (ASCH) — название городка, где жила Эрнестина Фриккен — юношеское увлечение Шумана.

Происхождение наименования «Бабочки» несколько сложнее. Оно возникло под впечатлением прочитанной книги Жан Поля (Рихтера) «Мальчишеские годы».

(Сюжет романа Жан Поля — романтическая история любви двух братьев: Вальта и Вульта. Один из них — поэт, мечтательный и восторженный юноша, другой — музыкант, пламенный и гордый. Оба влюблены в девушку по имени Вина. На шумном маскараде, где в танцевальном вихре проносятся причудливые маски, происходит объяснение, из которого Вульт узнает, что Вина любит его брата Вальта. Он решает покинуть город и, наигрывая на флейте прекрасные мелодии, удаляется навсегда, оставляя ничего не подозревающего брата и любимую девушку. Последняя глава романа — собственно сцена маскарада — послужила конвой для шумановской пьесы. Маскарадность объясняет быструю смену коротких эпизодов, с контрастным чередованием танцевальной музыки со страстно лирической, передающей чувства героев, или фантастической, рисующей маскарадные маски. В образах же Вульта и Вальта нетрудно распознать прототип шумановских давидсбюндлеров Флорестана и Эвзебия.)

Герой этого романа, изливая свои чувства, говорит: «Неужели же мне в действительности придется испытать романтическое, поэтическое чувство любви? О! я буду любить как никто, до смерти, до страдания!» — И дотоле омертвелый, по-зимнему окуклившийся мотылек далеко отбросил личину, взлетел и заколыхал влажными крылышками». Подобно тому, как из куколок разлетаются во все стороны мотыльки, так же стремительно вырываются музыкальные мысли из груди художника. Таков, по Шуману, действительный смысл этого названия.

Среди большого разнообразия претворенных Шуманом художественных замыслов можно условно выделить два направления или типа. Один — воплощение собственно лирики настроений, душевных состояний. Таковы многие из «Фантастических пьес», «Крейслериана», Фантазия C-dur, Юмореска. Другой — это красочные картины жизни, схваченной в ее стремительном беге, ее нарядных праздничных формах, в стихии захватывающей и увлекающей танцевальности. Конечно, и этот мир мы видим глазами самого автора, ощущаем остроту его реакции, тонкую изысканность лирических переживаний, улавливаем мгновенья авторских раздумий, мечтаний. Сюда относятся «Бабочки», «Венский карнавал» и, прежде всего, «Карнавал» — по новаторской смелости замысла и его воплощения — творение, единственное в своем роде.

В. Галацкая


Сочинения для фортепиано:

3 сонаты:
ор. 11, 1835
ор. 22, 1835, новый финал — 1838
Большая соната, первоначальное название «Концерт без оркестра», ор. 14, 1836, 2-я редакция — 1853

3 сонаты для юношества (ор. 118, 1853)

Фантазия (ор. 17, 1838)

вариации и сюиты:
Вариации на тему Абегг (Thème sur le nom Abegg, op. 1, 1830)
Бабочки (Papillons, op. 2, 1831)
Экспромты на тему Клары Вик. Тема и 10 вариаций (ор. 5, 1833; 2-я редакция — 1850)
Танцы давидсбюндлеров (Die Davidsbündlertänze, 18 характерных пьес, op. 6, 1837)
Карнавал (Carnaval, Маленькие сцены, написанные на 4 ноты, ор. 9, 1835)
Симфонические этюды (12 Etudes symphoniques, op. 13, 1837; 2-я редакция под названием «Этюды в форме вариаций», 1852)
Крейслериана (Kreisleriana, фантазии, ор. 16, 1838)
Юмореска (ор. 20, 1839)

сборники и отдельные пьесы:
Этюды для фортепиано по каприсам Паганини (ор. 3, 1832)
Интермеццо (Intermezzi, op. 4, 1832)
Токката (op. 7, 1830; 2-я редакция — 1833)
6 концертных этюдов по каприсам Паганини (ор. 10, 1833)
Фантастические пьесы (Fantasiestücke, op. 12, 1837)
Детские сцены (Kinderszenen, op. 15, 1838)
Арабеска (op. 1839)
Blumenstück (op. 19, 1839)
Новелетты (op. 21, 1838)
Ночные пьесы (Nachtstücke, op. 23, 1839)
Венский карнавал (Faschingsschwank aus Wien, фантастические картины, ор. 26, 1839)
3 романса для фортепиано (op. 28, 1839)
4 фортепианные пьесы (ор. 32, 1839)
Этюды для педального фортепиано (ор. 56, 1845)
Эскизы для педального фортепиано (ор. 58, 1845)
6 фуг на имя BACH (для органа или педального фортепиано, ор. 60, 1845)
Альбом для юношества (ор. 68, 1848)
4 фуги (ор. 72, 1845)
4 марша (ор. 76, 1849)
Лесные сцены (Waldszenen, op. 82, 1849)
Пёстрые листки (Bunte Blätter, op. 99, 1849)
3 фантастические пьесы (3 Fantasiestücke, op. 111, 1851)
Листки из альбома (Albumblätter, op. 124, 1845)
7 пьес в форме фугетт (ор. 126, 1853)
Утренние песни (Gesänge der Frühe, op. 133, 1853)
Presto (g-moll, первоначальный финал из сонаты No. 2, 1835)
скерцо (f-moll, первоначально скерцо для сонаты No. 3, 1836)
канон на тему песни «An Alexis send'ich dich»

для фортепиано в 4 руки:
8 полонезов (1828)
Восточные картины (Bilder aus dem Osten, 6 экспромтов, ор. 66, 1848)
12 пьес для маленьких и больших детей (ор. 85, 1849)
Бальные сцены (Ballszenen, op. 109, 1851)
Детский бал (Kinderball, op. 130, 1853)

для двух фортепиано:
Andante и вариации (ор. 46, 1843, в 1-й редакции для 2 фортепиано, 2 виолончелей и валторны)

реклама

вам может быть интересно

Словарные статьи

Пианизм 12.01.2011 в 15:40
Фортепиано 12.01.2011 в 01:24

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Композитор

Роберт Шуман

Жанр

фортепианные

Страна

Германия

просмотры: 29252
добавлено: 19.08.2014



Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть
Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть