Опера Доницетти «Лючия ди Ламмермур»

Lucia di Lammermoor

Опера в трех действиях Гаэтано Доницетти на либретто (по-итальянски) Сальваторе Каммарано, основанное на романе Вальтера Скотта «Ламмермурская невеста».

Действующие лица:

ЛОРД ЭНРИКО АШТОН ЛАММЕРМУРСКИЙ (баритон)
ЛЮЧИЯ, его сестра (сопрано)
АЛИСА, компаньонка Лючии (сопрано или меццо-сопрано)
ЭДГАРДО, владелец Равенсвуда (тенор)
ЛОРД АРТУРО БАКЛОУ (тенор)
РАЙМОНДО, капеллан Ламмермура, воспитателе Лючии (бас)
НОРМАН, начальник равенсвудского гарнизона (тенор)

Время действия: 1669 год.
Место действия: Шотландия.
Первое исполнение: Неаполь, театр "Сан-Карло", 26 сентября 1835 года.

Опера Гаэтано Доницетти «Лючия ди Ламмермур». Постер Рафала Ольбиньского

Роман Вальтера Cкoттa «Ламмермурская невеста» в наше время редко читают, поскольку он не принадлежит к числу лучших его творений. Тем не менее он привлекал к себе внимание оперных композиторов как богатый возможностями сюжет. И три композитора - Бредаль, Карафа и Маззукато - воспользовались им еще до Доницетти. Ни одна из ранних оперных версий не сохранилась на театральных подмостках, а из всех произведений самого Доницетти эта опера оказалась самой часто исполняемой.

Доницетти особенно мог привлекать этот сюжет, поскольку один из его дедушек, Доналд Айзетт, был шотландцем. Тем не менее, для целей оперы имена скоттовских персонажей были благоразумно изменены на их более благозвучные итальянские эквиваленты. Так, Люси стала Лючией, Генри - Энрико, Эдгар - Эдгардо; но названия мест, где происходит деиствие оперы, остались прежними. Были сделаны и еще некоторые изменения, помимо необходимых сокращений. Например, скоттовский Эдгар кончает жизнь в высшей степени не по-оперному - он дико мчится на своей лошади в зыбучих песках. Ни один тенор не смог бы спеть две длинные арии, заканчивающиеся верхним ре бемолем, в подобных обстоятельствах. Эдгардо у Доницетти, таким образом, вместо скачки на лошади вполне разумно наносит себе удар кинжалом. При таком исходе итальянский тенор имеет значительное преимущество. Заключительная ария, кстати, одна из лучших, написанных Доницетти, была наскоро сочинена и записана всего за полтора часа, когда композитор ужасно страдал от головной боли.

Но в первую очередь эта опера - превосходное средство продемонстрировать талант не столько тенора, сколько сопрано, и мнoгиe великие певицы выбирали ее для своего дебюта в Нью-Иорке. Среди них Аделина Патти, Марчелла Зембрих, Нелли Мелба, Мария Баррьентос и Лили Понс. Две из них - Понс И Зембрих - также выбрали эту роль, чтобы отметить свои юбилеи двадцатипятилетия своих дебютов в «Метрополитен-опера».

ДЕЙСТВИЕ I
ОТЪЕЗД

Сцена 1. В саду замка Равенсвуд, ныне захваченного лордом Энрико Аштоном, отряд гвардейцев под командованием Нормана ищет прокравшегося сюда человека. Пока идет этот поиск и осмотр каждого куста и грота, сам Энрико рассказывает Норману, а также воспитателю Лючии капелану Раймондо о сложных обстоятельствах, в которых он теперь находится. Он надеется поправить их, устроив брак своей сестры Лючии с богатым и могущественным лордом Артуро Баклоу, которому весьма благоволит монарх. К несчастью, Лючия не желает участвовать в этом. Норман, у которого имеется подозрение о причине этого нежелания Лючии, с насмешкой говорит, что оно кроется в любви Лючии к другому. И он рассказывает, как однажды какой-то незнакомец спас ее от взбесившегося быка и что с тех пор она тайно встречается со своим спасителем каждое утро в этом саду. Незнакомец, о котором говорил Норман, — не кто иной, как Эдгардо Равенсвудский, заклятый враг Энрико.

В этот момент возвращается отряд стражи. Стражники заметили незнакомца, но не смогли его задержать. Однако они со всей определенностью подтверждают, что это именно Эдгардо. Энрико обуревает жажда мести («Cruda funesta smania» — «Дикая жажда мщения»). Со всей злобой он выражает свою ненависть к человеку, являющемуся заклятым врагом его семьи, который угрожает разрушить его планы выгодного брака Лючии.

Сцена 2 предваряется совершенно восхитительным соло арфы — возможно, рисующим парк, где происходит эта сцена, а возможно, двух прелестных женщин, сидящих у фонтана и поглощенных откровенным разговором. Лючия ди Ламмермур рассказывает своей подруге Алисе таинственную историю об этом фонтане, а та, в свою очередь, настоятельно советует ей прекратить видеться с ее возлюбленным Эдгардо, которого она встречает в этом саду. Но Лючия отстаивает свою любвь к Эдгардо и восторженно воспевает его. История фонтана рассказывается в нежно льющейся мелодии («Regnava nel silenzio» — «Тихая ночь царила вокруг»), ее любовь воспевается в арии («Quando rapita in estasi»).

Когда входит сам Эдгардо, чтобы встретиться со своей возлюбленной, Алиса тактично удаляется. Он обязан, говорит он Лючии, уехать во Францию; но прежде, чем отправиться в путь, он хотел бы помириться с Энрико, сказать ему о своей любви к Лючии и просить ее руки. Этот план пугает Лючию, и она молит своего возлюбленного не делать этого. Эдгардо с горечью перечисляет причины, которые у него имеются, чтобы ненавидеть Аштона, но сцена завершается чудесным прощальным любовным дуэтом («Verrando a te sull'aure» — «К тебе на крыльях ветра»), в котором сначала Лючия, затем Эдгардо и наконец они вместе поют одну из самых чудесных мелодий в этой необычайно мелодичной опере. Влюбленные обмениваются кольцами и расстаются.

ДЕЙСТВИЕ II
БРАЧНЫЙ КОНТРАКТ

Сцена 1. Из беседы между Энрико и Норманом, которая происходит в холле замка Ламмермур, мы узнаем, что все письма Эдгардо к Лючии были перехвачены. К тому же одно письмо было сфальсифицировано, чтобы показать ей, что Эдгардо изменил ей и теперь женат на другой женщине. Когда Норман уходит, Энрико использует все доводы, чтобы убедить свою сестру выйти замуж за лорда Артуро Баклоу. Он совершенно разбивает ее сердце, когда показывает ей фальшивое письмо, и добавляет, что ее долг перед семьей жениться на этом влиятельном человеке, который ее так любит. Бедная Лючия никогда не давала согласия на это замужество, но теперь она настолько подавлена, что у нее нет сил противиться.

Сцена 2. Собственно говоря, лорд Артуро уже в замке, и следующая сцена происходит в большом зале. Поет праздничный хор, Артуро клянется в верности, и, когда появляется Лючия (она еще в слезах), брачный контракт подписывается.

Именно в этот момент в зал врывается плотно закутанный в плащ чужестранец. Это Эдгардо, вернувшийся из Франции. Он пытается заявить о своих правах на Лючию, но Раймондо показывает ему подписанный брачный контракт. В ярости он не видит ничего, кроме этого контракта, не слышит никаких объяснений Лючии. Его враги обнажают шпаги. И только благодаря вмешательству преданного старого воспитателя Лючии, капеллана Раймондо, удается избежать кровопролития на свадебном торжестве. В порыве ярости Эдгардо швыряет и топчет кольцо («Maledetto sia istante» — «Проклят будь, тот день злосчастный»). В секстете все главные персонажи, не говоря о свадебном хоре гостей, выражают свои противоречивые эмоции. Этот ансамбль производит оглушительное впечатление. В конце концов разъяренный Эдгардо покидает зал.

ДЕЙСТВИЕ III

Сцена 1. Сразу после бракосочетания. Энрико посещает Эдгардо в его уединенной комнате в башне Вольфскраг, чтобы очернить и унизить его и чтобы специально вызвать у него приступ ярости рассказом о подробностях свадебной церемонии. Эти двое мужчин открыто бросают обвинения друг другу и в заключительном дуэте этой сцены договариваются о дуэли, которая назначается на кладбище среди надгробий Равенсвуда. При исполнении оперы эта сцена обычно опускается.

Сцена 2. Собравшиеся на бракосочетание гости все еще пируют в парадном зале замка, когда Раймондо, наставник Лючии, прерывает общее веселье. Лючия, объявляет он надломленным от ужаса голосом, обезумев, заколола мужа его же шпагой («Dalle stanze ove Lucia» — «Из покоев, куда супруги»).

В следующее мгновение появляется сама Лючия. Объятые ужасом гости расступаются. Она еще в белых подвенечных одеждах, смертельно бледная, почти как призрак. В руке у нее шпага. Следует знаменитая «Сцена сумасшествия» («II dolce suono mi colpi di sua voce» — «Я слыхал дорогой его голос»). Лючии грезится, что она все еще с Эдгардо; она вспоминает о прежних счастливейших днях, представляет себе, что выходит за него замуж. И в конце этой сцены, понимая, что смерть близка, она обещает ждать его.

Сцена 3 переносит нас за пределы замка, где среди надгробий своих предков бродит Эдгардо. Он безутешен. Приближающаяся траурная процессия прерывает его мрачное философствование. Он спрашивает, кого хоронят, и узнает, какие ужасные события произошли. Звонят погребальны колокола. Это звон по Лючии. Только теперь он осознает, что она всегда была ему верна. Он поет свое заключительное «Прощай!» («Tu che a Dio spiegasti l'ali» — «Ты, на небо отлетая») и затем, прежде чем Раймондо сможет остановить его, вонзает кинжал себе в сердце. Вместе с виолончелью, исполняющей мелодию, он на последнем вздохе поет свои последние слова прощания.

Postscriptum по поводу исторических обстоятельств этого сюжета. Роман Вальтера Скотта «Ламмермурская невеста» основан на обстоятельствах действительно имевшего место свадебного контракта, приведшего к трагедии, которая произошла в Шотландии в 1669 году. Жанет Далримпл (Лючия) убила своего нового мужа, Дэвида Данбара (Артуро), за которого она была насильно выдана замуж ее отцом виконтом Стэром (Энрико), вместо того чтобы быть отданной за любимого ею лорда Резерфорда (Эдгардо). В реальной жизни неудачливый поклонник приходился невесте дядей.

Генри У. Саймон (в переводе А. Майкапара)


Гаэтано Доницетти / Gaetano Donizetti

Когда думаешь о «Лючии», вспоминается ее стопятидесятилетний возраст: так много для этой хрупкой девушки с длинными белокурыми волосами, наверное, значительно поседевшими после потрясения, вызванного убийством мужа. Подобно Офелии, это самый смутный и зыбкий из всех образов героинь, подаренных нам музыкальным театром до наступления нашего века, то есть до того времени, когда невозможность любить стала пугающей загадкой. Что же дают нам эти светлые видения раннего романтизма, эти едва развившиеся девушки, жаждущие смерти? Кто они? Плод идеализации или мучительного стремления к несуществующему идеалу? В случае Доницетти, быть может, не следует затруднять себя символическими толкованиями, вспоминать дантовскую Беатриче, земное, смертоносное сияние ее красоты. Быть может, это только сладостные грезы, порожденные неудовлетворенной страстью, «простодушный бред», по выражению одного из критиков. Вместе с тем в плаче Лючии есть что-то такое безутешное, наивное и непостижимое, что даже современный зритель чувствует себя почти виноватым и не находит слов, чтобы искупить свою вину. Это искупление берет на себя сама Лючия, являя в вокальном и драматическом отношении образ высокий, божественный. Это замечательная партия для лирико- драматического или колоратурного сопрано: она учит акробатической виртуозности, но не пренебрегает и текстом, ее меланхолия и настойчивое подчеркивание акцентов придают жизненность и конкретность голосу, который иначе казался бы бесплотным.

Вокальная партия Лючии контрастирует с другими партиями — реалистическими, драматическими. Вот Эдгар, ее партнер. Его партия делает решительный шаг к утверждению мужественной партии тенора, с изменениями и колебаниями от героического порыва до нежности, от страсти до элегичности. Он — главный герой финала оперы, как будто затмевающий образ божественной. А вот ее брат, лорд Генри, тоже значительный образ, в партии которого необузданная сила компенсируется изяществом украшений, и ясно, что этот герой с трудом сдерживает бушующую в нем силу, не может раскрыться до конца по причине своего положения. Вокальные характеристики этих персонажей чередуются с небольшими инструментальными прелюдиями редкостной действенности и лаконичности, с пластичным, полнокровным хором, изображает ли он бесчувственность или сочувствие толпы.

Текст Каммарано, пылкий и горестный, придает романтический колорит сюжету и без того в высшей степени романтическому. Либретто темпераментного неаполитанца содействовало успеху музыки Доницетти на родине либреттиста. Сам же композитор ставил успех и в заслугу составу труппы, которая включала сопрано Таккинарди-Персиани, тенора Дюпре и баритона Косселли. Опера быстро снискала благосклонность также в других итальянских театрах и в Париже (где партия тенора была исполнена другим светилом — Наполеоне Мориани). За исключением нескольких лет охлаждения интереса к опере, она всегда считалась шедевром мастера из Бергамо в серьезном жанре, хотя в наши дни и другие его произведения в этом жанре несомненно могли бы быть поставлены с нею рядом.

Драматическими узлами оперы, ее высшими точками являются: нежный дуэт тайных обрученных в первой части, бурная сцена во время брачного празднества, сцена безумия героини и финальное самоубийство Эдгара.

Особой впечатляющей силой отличается сцена безумия, отмеченная такой четкостью и интенсивностью бреда, которая волнует и пугает. Воспоминания прошлого, нежные и лиричные, бессвязность образов, раздробленных под тяжестью обрушившейся трагедии, состязания голоса с флейтой вплоть до его полной отстраненности от всего, отрешенного плетения виртуозных узоров, уже никак не связанных с реальностью,— все вместе являет пример того, как большая вокальная сложность, почти самодовлеющая, может сочетаться с самым высоким трагизмом.

Этому предшествует сцена с брачным контрактом, в которой Эдгар бросает знаменитое обвинение возлюбленной. Этот эпизод представляет собой нечто уникальное в истории музыкальной драмы как по напряженности и внезапности поворотов действия, так и по великолепной последовательности вокальных выпадов, начиная с секстета «Что меня остановило?» Яростная речитация Эдгара (которая составит школу) столь безудержна, безутешна, лихорадочна, почти разрушительна, что толкает Лючию на крайность. Она убьет мужа, но во время этой встречи со своей большой любовью она сама уже мертва, как очень хорошо заметил Гульельмо Барблан.

Г. Маркези (в переводе Е. Гречаной)


Наиболее известная и, пожалуй, лучшая опера Доницетти. Замечательный мелодический дар композитора здесь проявился в полной мере. Такие эпизоды оперы, как секстет из 2 д. (Chi mi frena) или ария безумной Лючии из 3 д. (Il dolce suono), являются изумительными образцами оперного искусства. Партия Лючии входит в репертуар ведущих певиц мира.

По традиции английские имена переиначены композитором на итальянский лад.

В России сочинение впервые поставлено итальянской труппой в Одессе (1839), русская премьера состоялась в 1840 (Петербург, в заглавной партии А. Соловьёва). Из современных постановок отметим работу реж. Дзеффирелли в Ковент-Гардене (1959, в заглавной партии Сазерленд). В 1996 поставлена в Большом театре (концертое исполнение).

Среди лучших исполнителей заглавной партии Моффо, Силс, Скотто и др.

Дискография: CD — Decca. Дир. Бонинг, Лючия (Сазерленд), Эдгар (Паваротти), Энрико (Милнс), Раймонд (Гяуров) — EMI. Дир. Караян, Лючия (Каллас), Эдгар (Ди Стефано), Раймонд (Дзаккариа) — Philips. Дир. Лопес-Кобос, Лючия (Кабалье), Эдгар (Каррерас), Энрико (Сардинеро), Раймонд (Рэми).

Е. Цодоков, 1999

реклама

Публикации

Две «Лючии» в Ковент-Гардене (operanews.ru) 16.05.2016 в 20:13
«Лючия ди Ламмермур» в Вероне (operanews.ru) 22.12.2014 в 20:53
Латвийская опера в Москве (operanews.ru) 17.02.2013 в 19:13

Главы из книг

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Композитор

Гаэтано Доницетти

Дата премьеры

26.09.1835

Жанр

оперы

Страна

Италия

просмотры: 34152
добавлено: 12.01.2011



Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть
Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть