«Лючия ди Ламмермур» в Гамбургской опере

Ольга Борщёва, 31.05.2017 в 15:25

«Лючия ди Ламмермур» в Гамбургской опере

В постановке немецкого режиссёра Сандры Лойпольд действие оперы Доницетти «Лючия ди Ламмермур» разыгрывается за кулисами заброшенного театра. Персонажи носят обрывки костюмов, отсылающие к разным векам английской истории, и оживают только тогда, когда в них вселяется дух бельканто.

Уже в начале, не откладывая надолго важное дело, на сцене донага раздевают человека. Можно предположить, что так рельефнее обрисовывают характер Энрико (вместо того чтобы оформить его образ пластически). То есть, показывают, что лорд имеет склонность унижать своих подданных.

Странной показалась работа художника по свету Томаса Гюльденберга. Резкий падающий сверху свет оставлял не так много возможностей для того, чтобы видеть лица артистов из зала.

Итальянский дирижёр Пьер Джорджио Моранди как будто бы задался целью доказать, что «Лючия» не уступает по драматическому накалу операм Верди, и стремился постоянно держать лишенный мягкости звук под высоким напряжением.

Рамон Варгас (Эдгардо) в коротких штанах «фонариком», называемых также «плундры», казался тенором-гостем из девятнадцатого века. В своей порывистости, подходящей и для роли Отелло, он вольно или невольно подчеркнул, что в случившемся с Лючией есть и немалая доля вины её возлюбленного. На время своего любовного дуэта Эдгардо и Лючия переносятся в густые заросли искусственных пальм и тропических растений.

Катерина Третьякова в заглавной партии приковывала к себе внимание каждую секунду пребывания на сцене; была хороша и в бесформенной пижаме, и с кудрявой рыжей причёской как на картине Ван Дейка; двигалась чётко и красиво. В её голосе сплетались и сменялись чувственно-женственные ноты, меланхолические завораживающие пиано, отчаянно-дрожащие интонации.

Пока Лючия пела на винтовой лестнице о призраке из фонтана, Алиса (Марта Свидерска) мыла половую тряпку в обшарпанном умывальнике, задавая контраст между Небесным и Земным. В арии «Regnava nel silenzio» Катерина Третьякова подчеркнула, скорее, драматическую составляющую, а в сцене безумия словно протянула высоко в воздухе прочную тонкую серебряную нить.

Лючия разрезала окровавленным кинжалом свадебный торт и угощала им гостей. Артуро (украинский тенор Олексий Пальчиков) она убила внутри массивной позолоченной кровати с красными занавесками. Алексей Богданчиков не давал забыть о том, что под скучным жилетом Энрико плавится с трудом сдерживаемая ярость. Белорус Александр Рославец (Раймондо) уговаривал Лючию выйти замуж за нелюбимого человека лёгким раскатистым басом так, что можно было действительно поверить и поддаться на эти уговоры.

Благодаря превосходному составу вокалистов на спектакле о романтической зачарованности смертью ощущалась радость жизни.

Премьера состоялась 17 января 2010 года; рецензируемый спектакль — 13 мая 2017 года.

Фото: Staatsoper Hamburg

реклама

вам может быть интересно

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

рецензии

Раздел

опера

Театры и фестивали

Гамбургская государственная опера

Персоналии

Рамон Варгас

Произведения

Лючия ди Ламмермур

просмотры: 1493



Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть
Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть