Джон Лилл

John Lill

Джон Лилл / John Lill

На высшую ступень пьедестала почета IV Международного конкурса имени П. И. Чайковского в Москве Джон Лилл поднялся в 1970 году вместе с Владимиром Крайневым, оставив позади себя многих одарённых пианистов и не вызвав при этом ни особых разногласий между членами жюри, ни традиционных споров между судьями и публикой. Все казалось закономерным; несмотря на свои 25 лет, он был уже зрелым, во многом сложившимся мастером. Именно такое впечатление оставляла его уверенная игра, а чтобы подтвердить его, достаточно было заглянуть в конкурсный буклет, сообщавший, в частности, что Джон Лилл обладает прямо-таки фантастическим репертуаром - 45 сольных программ и около 45 концертов с оркестром. К тому же там можно было прочесть, что к моменту конкурса он был уже не учеником, а педагогом, даже профессором. Королевского музыкального колледжа. Неожиданным оказывалось, пожалуй, лишь то, что английский артист ни разу прежде не пробовал свои силы в конкурсах. Но он предпочёл решить свою судьбу "одним ударом" - и как все убедились, не ошибся.

При всем том Джон Лилл пришел к московскому триумфу отнюдь не по гладкой дороге. Он родился в рабочей семье, вырос в лондонском предместье Ист-Энд (где отец работал на фабрике) и, в раннем детстве проявив музыкальную одаренность, долгое время не имел даже собственного инструмента. Развитие таланта целеустремленного юноши тем не менее шло исключительно быстро. В 9 лет он впервые выступил с оркестром, сыграв Второй концерт Брамса (отнюдь не "детское" произведение!), в 14-знал наизусть практически всего Бетховена. Годы занятий в Королевском музыкальном колледже (1955-1965) принесли ему множество самых разнообразных отличий, в том числе медаль имени Д. Липатти и Стипендию фонда Гулбенкяна. Много помогал ему опытный педагог, руководитель организации "Музыкальная молодежь" Роберт Майер.

В 1963 году состоялся официальный дебют пианиста в "Ройял-фестивал-холле": исполнялся Пятый концерт Бетховена. Однако, едва окончив колледж, Лилл был вынужден много времени отдавать частным урокам - необходимо было зарабатывать на жизнь; вскоре он получил класс в своей "альма матер". Лишь постепенно он начал активно концертировать-сначала на родине, затем в США, Канаде и ряде европейских стран. Одним из первых, кто по достоинству оценил его талант, был Дмитрий Шостакович, слышавший выступление Лилла в Вене в 1967 году. А три года спустя Майер уговорил его принять участие в московском конкурсе...

Итак, успех был полным. Но все же, в том приеме, который оказала ему московская публика, ощущался некоторый холодок настороженности: он не вызывал таких шумных восторгов, какие вызывала до этого романтическая взволнованность Клиберна, ошеломляющая оригинальность Огдона или обаяние юности, исходившее от Г. Соколова. Да, все было правильно, все было на месте", но чего-то, какой-то изюминки- не хватало. Это подметили и многие специалисты, особенно когда улеглись конкурсные волнения и победитель отправился в первую поездку по нашей стране. Тонкий знаток фортепианной игры, критик и пианист П. Печерский, отдавая должное мастерству Лилла, ясности его замыслов и легкости игры, отмечал: "Пианист не „трудится" ни физически, ни, (увы!) эмоционально. И если первое покоряет и восхищает, то второе расхолаживает... Все же думается, что главные победы у Джона Лилла еще впереди, когда он сумеет к своему умному и отточенному мастерству добавить побольше душевного тепла, а когда надо - и жара".

Это мнение в целом (с теми или иными оттенками) разделяли многие критики. К числу достоинств артиста рецензенты относили "душевное здоровье", естественность творческих возбуждений, искренность музыкального высказывания, гармоническое равновесие, "мажорность общего тона игры". Именно эти эпитеты мы встретим, обратившись к рецензиям на его выступления. "Вновь поразило мастерство молодого музыканта,- писал журнал „Музыкальная жизнь" после исполнения Лиллом Третьего концерта Прокофьева.- Уже сама его уверенная техника способна доставить художественное удовольствие. И мощные октавы, и "богатырские" скачки, и будто совершенно невесомые пассажи piano"...

С тех пор прошло около тридцати лет. Чем примечательны эти годы для Джона Лилла, что нового внесли они в искусство артиста? Внешне все продолжает складываться благополучно. Победа на конкурсе еще шире открыла ему двери концертных эстрад: он много гастролирует, записал на пластинки почти все сонаты Бетховена, десятки других произведений. Вместе с тем по существу время не добавило новых черт в знакомый портрет Джона Лилла. Нет, его мастерство не поблекло. По-прежнему, как и много лет назад, печать отдает должное его "округленному и богатому звуку", строгому вкусу, бережному отношению к авторскому тексту (скорее, впрочем, к букве его, чем к духу). Лилл, в частности, никогда не делает купюр и исполняет все повторения, как предписано композитором, ему чуждо стремление к эксплуатации дешевых эффектов, игра на публику.

"Поскольку музыка для него - не только воплощение красоты, не только обращение к чувству и не только развлечение, но и выражение истины, он относится к своему труду как к воплощению этой реальности без компромиссов с дешевыми вкусами, без заманчивой манерности любого рода",- писал журнал "Рекорде энд рекординг", отмечая 25-летие творческой деятельности артиста в дни, когда ему исполнилось 35 лет!

Но вместе с тем здравый смысл нередко оборачивается рассудочностью и такой "деловой пианизм" не находит горячего отклика в аудитории. "Он не подпускает музыку к себе на расстояние ближе, чем считает это допустимым; он с ней всегда, во всех случаях на вы",- отмечал один из английских обозревателей. Даже в отзывах на один из "коронных номеров" артиста - Пятый концерт Бетховена можно встретить такие определения: "мужественно, но без фантазии", "огорчительно нетворчески", "неудовлетворительно и откровенно скучно". Один из критиков не без иронии писал, что "игра Лилла чем-то похожа на литературное сочинение, написанное школьным учителем: вроде бы все верно, продуманно, точно по форме, но лишено той спонтанности и того полета, без которых невозможно творчество, нет и цельности в отдельных, отлично исполненных фрагментах". Ощущая некоторую нехватку эмоциональности, природного темперамента, артист иной раз старается искусственно компенсировать это - вносит в свою трактовку элементы субъективизма, разрушает живую ткань музыки, идет как бы наперекор самому себе. Но такие экскурсы не дают желаемых результатов. Вместе с тем последние пластинки Лилла, в частности записи бетховенских сонат, дают основание говорить о стремлении к углубленности его искусства, к большей экспрессивности игры.

Так что же, спросит читатель, значит, Джон Лилл пока не оправдал звания победителя Конкурса имени Чайковского? Ответ не столь прост. Конечно же, это солидный, зрелый и умный пианист, вступивший в пору творческого расцвета. Но развитие его шло за эти десятилетия не так стремительно, как до того. Вероятно, причина в том, что масштаб индивидуальности артиста и ее своеобразие не вполне соответствуют его музыкальной и пианистической одаренности. Все же делать окончательные выводы рано - ведь возможности Джона Лилла далеко не исчерпаны.

Григорьев Л., Платек Я., 1990

реклама

вам может быть интересно

Публикации

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Дата рождения

17.03.1944

Профессия

пианист

Страна

Англия

просмотры: 3366
добавлено: 02.04.2011



Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть
Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть