Байрон Дженис (Джайнис)

Byron Janis

Байрон Дженис

Когда в начале 60-х годов Байрон Джайнис стал первым американским артистом, записавшимся на пластинки в Москве вместе с советским оркестром, это известие было воспринято музыкальным миром как сенсация, но сенсация закономерная. "Все знатоки фортепиано утверждают, что этот Джайнис и в самом деле - единственный американский пианист, который словно создан, чтобы записываться с русскими,- и отнюдь не случайность, что его новые записи были сделаны именно в Москве",- сообщал тогда один из западных корреспондентов.

Действительно, уроженец города Маккийсфорт в штате Пенсильвания вполне может быть назван представителем русской фортепианной школы. Он родился в семье выходцев из России, фамилия которых - Янкелевич - постепенно трансформировалась в Янкс, потом в Джанкс и, наконец, приобрела свой нынешний вид. Семья, правда, была далека от музыки, а городок - от культурных центров, и первые уроки ему дала воспитательница детского сада на ксилофоне. Затем учителем мальчика стал выходец из России педагог А. Литов, который спустя четыре года повез своего воспитанника в Питсбург - выступать перед местными любителями музыки. Литов пригласил на концерт своего старого друга по Московской консерватории замечательного пианиста и педагога Иосифа Левина. А тот, сразу поняв незаурядность таланта Джайниса, посоветовал родителям отправить его в Нью-Йорк и дал рекомендательное письмо к своей помощнице и одному из лучших педагогов города Адели Маркус.

Несколько лет Джайнис был учеником частной музыкальной школы "Четем-скуэр", где преподавала А. Маркус; его покровителем здесь стал директор школы, известный музыкант С. Хотцинов. Затем юноша вместе со своим педагогом переехал в Даллас. В 14 лет Джайнис впервые обратил на себя внимание, выступив с оркестром Эн-би-си под управлением Ф. Блека, и получил приглашение еще несколько раз сыграть на радио.

В 1944 году состоялся его профессиональный дебют в Питсбурге, где он сыграл Второй концерт Рахманинова. Отзывы прессы были восторженными, но гораздо важнее другое: среди присутствовавших на концерте оказался Владимир Горовиц, которому настолько понравилось дарование юного пианиста, что он - вопреки своим правилам - решил взять его в ученики. "Ты напоминаешь мне меня самого в юности",- сказал Горовиц. Годы занятий с маэстро окончательно отшлифовали талант артиста, и в 1948 году он предстал перед публикой нью-йоркского "Карнеги-холла" зрелым музыкантом. Маститый критик О. Даунс констатировал: "Уже давно автору этих строк не приходилось встречать талант, соединенный с музыкальностью, силой чувства, интеллигентностью и художественной уравновешенностью в такой степени, как у этого 20-летнего пианиста. Это был концерт молодого человека, уникальные данные которого отмечены серьезностью и непосредственностью".

В 50-е годы Джайнис завоевал известность не только в США, но и в Южной Америке, Европе. Если в первые годы его игра кое-кому казалась лишь копией с игры его учителя Горовица, то постепенно артист обретает самостоятельность, индивидуальность, определяющими чертами которой становятся сочетание темпераментной, прямо-таки "горовицевской" виртуозности с лирической проникновенностью и серьезностью художественных концепций, романтической порывистости с интеллектуальной углубленностью. Эти достоинства артиста были высоко оценены во время его гастролей в СССР в 1960 и 1962 годах. Он посетил многие города, выступал в сольных и симфонических концертах. В его программах звучали сонаты Гайдна, Моцарта, Бетховена, Шопена, Копленда, "Картинки с выставки" Мусоргского и Сонатина Равеля, пьесы Шуберта и Шумана, Листа и Дебюсси, Мендельсона и Скрябина, концерты Шумана, Рахманинова, Прокофьева, Гершвина. А однажды Джайнис участвовал даже в джазовом вечере: встретившись в 1962 году в Ленинграде с оркестром Б. Гудмена, он с огромным успехом сыграл с этим коллективом "Голубую рапсодию" Гершвина.

Советская аудитория принимала Джайниса на редкость горячо: повсюду залы были переполнены и овациям не было конца. Касаясь причин такого успеха, Григорий Гинзбург писал: "Приятно было встретить в лице Джайниса не холодного виртуоза (какие сейчас в моде кое-где на Западе), но музыканта, осознающего серьезность стоящих перед ним эстетических задач. Именно это качество творческого облика исполнителя и обеспечило ему теплый прием у нашей аудитории. Искренность музыкального высказывания, ясность трактовки, эмоциональность напомнили (так же, как во время выступлений столь полюбившегося нам Вана Клиберна) о том благотворном влиянии, которое оказала русская школа пианизма, и в первую очередь гений Рахманинова, на наиболее талантливых пианистов".

Успех Джайниса в СССР имел большой резонанс на его родине, тем более, что он никак не был связан с "чрезвычайными обстоятельствами" конкурса, сопровождавшими триумфы Клиберна. "Если музыка может стать фактором политики, то мистер Джайнис может считать себя успешным послом дружбы, помогающим ломать барьеры холодной войны",- писала тогда газета "Нью-Йорк таймс".

Эта поездка значительно увеличила известность Джайниса во всем мире. В первой половине 60-х годов он очень много и с неизменным триумфом гастролирует, для его выступлений предоставляются самые крупные залы - в Буэнос-Айресе театр "Колон", в Милане - "Ла Скала", в Париже - Театр Елисейских полей, в Лондоне - "Ройял фестивал-холл". Среди многих пластинок, записанных им в этот период, выделяются концерты Чайковского (№ 1), Рахманинова (№ 2), Прокофьева (№ 3), Шумана, Листа (№ 1 и № 2), а из сольных произведений-Вторая соната Д. Кабалевского. Позднее, правда, карьера пианиста на время прервалась из-за болезни, но в 1977 году возобновилась, хотя и не с прежней интенсивностью, слабое здоровье не всегда позволяет ему выступать на пределе своих виртуозных возможностей. Но и сегодня он остается одним из наиболее привлекательных пианистов своего поколения. Новые доказательства этого принесло его успешное концертное турне по Европе (1979), во время которого он с особым блеском исполнял произведения Шопена (в том числе два вальса, неизвестные варианты которых были им обнаружены в архиве и опубликованы), а также миниатюры Рахманинова, пьесы Л. М. Готшалка, Сонату А. Копленда.

Байрон Джайнис продолжает свое служение людям. Он недавно закончил автобиографическую книгу, преподает в Манхэттенской школе музыки, дает мастер-классы, активно участвует в работе жюри музыкальных конкурсов.

Григорьев Л., Платек Я., 1990

реклама

вам может быть интересно

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Константин Илиев Композиторы
Вальтер Фельзенштейн Театральные деятели
Артур Шнабель Пианисты
Джузеппе Тартини Композиторы
Ян Фоглер Инструменталисты

Реклама

Дата рождения

24.03.1928

Профессия

пианист

Страна

США

просмотры: 2809
добавлено: 30.03.2011



Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть
Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть