Шарль Огюст де Берио

Charles Auguste de Bériot

Шарль Огюст де Берио / Charles Auguste de Bériot

Еще недавно Школа для скрипки Берио была едва ли не самым распространенным учебным пособием для начинающих скрипачей, а изредка и в наши дни ее используют некоторые педагоги. До сих пор ученики музыкальных школ играют фантазии, вариации, концерты Берио. Певуче-мелодичные и «скрипично» написанные, они являются благодарнейшим педагогическим материалом. Берио не был великим исполнителем, но он был великим педагогом, намного опередившим свою эпоху во взглядах на музыкальное преподавание. Недаром среди его учеников такие скрипачи, как Анри Вьетан, Иосиф Вальтер, Иоган-Христиан Лаутербах, Иезус Монастерио. Вьетан всю жизнь боготворил своего учителя.

Но не только о результатах его личной педагогической деятельности идет речь. Берио с полным правом считается главой бельгийской скрипичной школы XIX века, давшей миру таких прославленных исполнителей, как Арто, Гис, Вьетан, Леонар, Эмиль Серве, Эжен Изаи.

Берио происходил из старинной дворянской семьи. Родился он в Левене 20 февраля 1802 года и в раннем детстве потерял обоих родителей. К счастью, его необычайные музыкальные способности обратили на себя внимание окружающих. В первоначальном обучении маленького Шарля принял участие учитель музыки Тиби. Берио занимался очень прилежно и уже в 9-летнем возрасте впервые выступил публично, сыграв один из концертов Виотти.

На духовное развитие Берио большое влияние оказали теории профессора французского языка и литературы, ученого гуманиста Жакото, разработавшего «универсальный» педагогический метод, в основе которого лежали принципы самообучения и духовной самоорганизации. Увлекшись его методом, Берио до 19 лет занимался самостоятельно. В начале 1821 года он направился в Париж к Виотти, который в это время занимал должность директора Гранд-Опера. Виотти отнесся к молодому скрипачу благожелательно и по его рекомендации Берио стал посещать занятия класса Байо, виднейшего в то время профессора Парижской консерватории. Юноша не пропускал ни одного урока Байо, внимательно изучал методы его преподавания, проверяя их на себе. После Байо он еще некоторое время занимался у бельгийца Андре Робберехта, и на этом его образование закончилось.

Первое же выступление Берио в Париже принесло ему широкую известность. Его своеобразная, мягкая, лиричная игра очень понравилась публике, будучи созвучной новым сентименталистско-романтическим настроениям, властно охватившим парижан после грозных лет революции и наполеоновских войн. Успех в Париже привел к тому, что Берио получил приглашение в Англию. Турне прошло с огромным успехом. По возвращении на родину король Нидерландов назначил Берио придворным солистом-скрипачом с внушительным окладом 2000 флоринов в год.

Революция 1830 года положила конец его придворной службе и он вновь вернулся к прежнему положению концертирующего скрипача. Незадолго до того, в 1829 году. Берио приехал в Париж, чтобы показать своего юного воспитанника — Анри Вьетана. Здесь, в одном из парижских салонов он познакомился со своей будущей женой, знаменитой оперной певицей Марией Малибран-Гарсиа.

История их любви печальна. Старшая дочь известного тенора Гарсиа, Мария родилась в Париже в 1808 году. Блестяще одаренная, она еще ребенком стала учиться композиции и игре на фортепиано у Герольда, свободно владела четырьмя языками, а пению обучалась у отца. В 1824 году состоялся ее дебют в Лондоне, где она выступила в концерте и, выучив за 2 дня партию Розины в «Севильском цирюльнике» Россини, заменила заболевшую Пасту. В 1826 году, вопреки воле отца, она вышла замуж за французского коммерсанта Малибрана. Брак оказался несчастным и молодая женщина, бросив мужа, направилась в Париж, где в 1828 году достигла положения первой солистки Гранд-Опера. В одном из парижских салонов она встретила Берио. Молодой, изящный бельгиец произвел на темпераментную испанку неотразимое впечатление. Со свойственной ей экспансивностью она призналась ему в любви. Но их роман породил нескончаемые сплетни, осуждение «высшего» света. Покинув Париж, они уехали в Италию.

Их жизнь проходила в непрерывных концертных поездках. В 1833 году у них родился сын Шарль Вильфред Берио, впоследствии видный пианист и композитор. Несколько лет Малибран настойчиво добивается развода с мужем. Однако освободиться от брака ей удается лишь в 1836 году, то есть через 6 мучительных для нее лет на положении любовницы. Немедленно после развода, в Париже состоялась ее свадьба с Берио, на которой присутствовали только Лаблаш и Тальберг.

Мария была счастлива. С восторгом подписывалась она своей новой фамилией. Однако судьба и здесь оказалась немилостивой к чете Берио. Увлекавшаяся верховой ездой Мария на одной из прогулок упала с лошади и получила сильный удар в голову. Она скрыла от мужа происшествие, не предприняла лечения, и болезнь, быстро развиваясь, привела ее к смерти. Она умерла, когда ей было всего 28 лет! Потрясенный смертью жены, Берио до 1840 года находился в состоянии крайней душевной депрессии. Он почти прекратил концертирование и замкнулся в себе. В сущности он так и не смог полностью оправиться от удара.

В 1840 году он совершил большое турне по Германии и Австрии. В Берлине встречался и музицировал с известным русским скрипачом-любителем А. Ф. Львовым. Когда он вернулся на родину, его пригласили занять пост профессора Брюссельской консерватории. Берио охотно согласился.

В начале 50-х годов на него свалилось новое несчастье — прогрессирующая болезнь глаз. В 1852 году он вынужден был отойти от работы. За 10 лет до смерти Берио ослеп совершенно. В октябре 1859 года, уже полуслепым, он приезжал в Петербург к князю Николаю Борисовичу Юсупову (1827—1891). Юсупов — скрипач и просвещенный любитель музыки, ученик Вьетана — пригласил его к себе занять место главного руководителя домашней капеллы. На службе у князя Берио пробыл с октября 1859 по май 1860 года.

После России Берио жил преимущественно в Брюсселе, где и умер 10 апреля 1870 года.

Исполнительство и творчество Берио было крепко спаяно с традициями французской классической скрипичной школы Виотти — Байо. Но он придал этим традициям сентименталистски-романтический характер. По складу дарования Берио был одинаково чужд бурному романтизму Паганини и «глубокомысленному» романтизму Шпора. Лирике Берио присуща мягкая элегичность и чувствительность, а пьесам быстрого характера — утонченность и грация. Фактура его сочинений отличается прозрачной легкостью, кружевной, филигранной фигурационностью. В целом же его музыка имеет налет салонности и ей недостает глубины.

Убийственную оценку его музыке встречаем у В. Одоевского: «Что такое вариация г-на Берио, г-на Калливоды и tutti quanti? — Несколько лет назад во Франции изобретена была машина, названная componuum, которая сама сочиняла вариации на какую угодно тему. Нынешние господа сочинители подражают этой машине. Сперва вы слышите введение, род речитатива; потом мотив, далее триоли, потом двухсвязные ноты, потом неизбежное staccato с неизбежным pizzicato, потом adagio и, наконец, для предполагаемого удовольствия публики — плясовая и везде всегда одно и то же!».

Можно присоединиться к образной характеристике стиля Берио, которую некогда дал его Седьмому концерту Всеволод Чешихин: «Седьмой концерт. не отличающийся особенной глубиной, немножко сентиментальный, но очень изящный и очень эффектный. Муза Берио... напоминает скорее Цецилию Карло Дольче, наиболее любимую женщинами картину Дрезденской галереи, эту музу с интересною бледностью современной сентименталистки, элегантную, нервозную брюнетку с тонкими пальчиками и кокетливо опущенными глазками».

Как композитор Берио был очень плодовит. Он написал 10 скрипичных концертов, 12 арий с вариациями, 6 тетрадей этюдов для скрипки, множество салонных пьес, 49 блестящих концертных дуэтов для фортепиано и скрипки, большинство которых было сочинено в содружестве с знаменитейшими пианистами — Герцем, Тальбергом, Осборном, Бенедиктом, Вольфом. Это был своеобразный концертный жанр, основанный на вариациях виртуозного типа.

У Берио имеются сочинения на русские темы, например Фантазия на песню А. Даргомыжского «Душечка-девица» соч. 115, посвященная русскому скрипачу И. Семенову. К перечисленному надо добавить Школу для скрипки в 3-х частях с приложением «Трансцендентальной школы» (Ecole transendante du violon), составленной из 60 этюдов. Школа Берио вскрывает важные стороны его педагогики. Она показывает, какое значение он придавал музыкальному развитию ученика. В качестве действенного метода развития автор предлагал сольфеджирование — пение песен на слух. «Трудности, которые представляет вначале изучение скрипки, — писал он, — сокращаются отчасти для ученика, прошедшего курс сольфеджио. Не затрудняясь уже чтением нот, он может сосредоточить внимание исключительно на своем инструменте и управлять без особого усилия движениями своих пальцев и смычка».

По мысли Берио, сольфеджирование, кроме того, помогает работе и тем, что человек начинает слышать то, что видит глаз, а глаз — видеть то, что слышит ухо. Воспроизводя мелодию голосом и записывая ее, ученик изощряет память, заставляет удерживать все оттенки мелодии, ее ударения и колорит. Конечно, Школа Берио устарела. Ценны же в ней ростки слухового метода обучения, который является прогрессивным методом современной музыкальной педагогики.

Берио обладал небольшим, но полным неизъяснимой красоты звуком. Это был лирик, поэт скрипки. Гейне в письме из Парижа в 1841 году писал: «Подчас я не могу отделаться от представления, будто в скрипке Берио заключена душа покойной его супруги и она поет. Один лишь Эрнст, поэтичный богемец, умеет извлекать из своего инструмента столь нежные, сладко-страждущие звуки».

Л. Раабен

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Дата рождения

20.02.1802

Дата смерти

08.04.1870

Профессия

композитор, инструменталист, педагог

Страна

Бельгия

просмотры: 1637
добавлено: 29.09.2017



Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть
Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть