Яруллин. Балет «Шурале»

Shuraleh

«Шурале» в Мариинском театре / Н. Разина, В. Барановский

Балет на музыку Фарида Яруллина (инструментовка В. Власова и В. Фере) в трех актах, четырех картинах. Либреттисты А. Файзи и Л. Якобсон, балетмейстер Л. Якобсон, художники А. Птушко, Л. Мильчин, И. Вано, дирижер П. Фельдт.

Премьера состоялась 28 мая 1950 года в Государственном академическом театре оперы и балета имени С. М. Кирова (Мариинский театр).

Действующие лица:

  • Сюимбике, девушка-птица
  • Али-Батыр, охотник
  • Мать Батыра
  • Отец Батыра
  • Главная сваха
  • Главный сват
  • Шурале, злой леший
  • Огненная ведьма
  • Шайтан
  • Птицы-девушки, свахи, сваты

Действие происходит в Татарии в сказочные времена.

1. Охотник Али-Батыр, заблудившись в лесу, набрел на логово страшного лешего Шурале. На поляну спускается стая птиц и превращается в девушек. Во время их игр коварный Шурале крадет крылья самой красивой из них — Сюимбике. Порезвившись, птицы улетают. В лесу осталась одна Сюимбике. Тщетно мечется она в поисках своих крыльев. Их нет.

Перед нею вырастает отвратительный Шурале. Он протягивает к ней свои кривые лапы, старается схватить ее. Сюимбике зовет на помощь. Из чащи на зов девушки спешит Али-Батыр. В жестокой схватке сходится он с Шурале. Перевес то на стороне одного, то другого. Наконец, побежденный Шурале скрывается в лесу.

Сюимбике благодарит своего избавителя и умоляет помочь найти крылья. Утомленная переживаниями страшного дня, она, плача, опускается на землю и засыпает. Подняв ее на руки, Али-Батыр уносит Сюимбике из лесного царства. Им вслед угрожающе глядит Шурале.

Али-Батыр приносит девушку в дом своих родителей. Здесь, окруженная заботой и лаской, она полюбила своего спасителя и согласилась стать его женой.

2. Назначен день свадьбы. Съезжаются гости. По народному обычаю невесту вносят в сад на ковре и прячут. Жених должен ее найти. Гости уходят в дом за праздничные столы. Идет пир. Но Сюимбике грустит. Она любит и любима, но тоска по птицам-подругам, неутомимое желание взлететь в поднебесье не дают ей покоя.

Вместе с сумерками во дворе появляется Шурале. Черные воронята приносят ему крылья Сюимбике. Он оставляет их на самом видном месте. Когда Сюимбике выходит из дому, она сразу замечает крылья, надевает их и поднимается ввысь. Тотчас же за ней поднимаются черные воронята и заставляют лететь к Шурале. Дети видели, как поднялась Сюимбике в воздух и как окружили ее воронята. С криком прибегают они к Али-Батыру. Он бросается в погоню.

3. Снова Сюимбике попадает в лесное логово Шурале. Злой владыка лесов насмехается над Сюимбике, грозит расправой, обещает милость, если она покорится ему. В лес врывается отважный Али-Батыр с факелом в руке. Он поджигает лес, в котором сгорает вся нечисть. Лишь Шурале вступает в единоборство с Али-Батыром. Он почти уже торжествует победу. Али-Батыр собирает последние силы и бросает Шурале в огонь. Тот погибает, а с ним гибнет и все его зловещее царство.

Вокруг бушует пламя. Али-Батыру и Сюимбике грозит гибель. Он предлагает любимой спастись и протягивает ей крылья. Лишь мгновение длится ее колебание. Бросив крылья в огонь, она остается с любимым, покоренная силой его чувства.

В деревне, куда Али-Батыр привел спасенную им девушку, народ поздравляет молодых. В честь Сюимбике и Али-Батыра устраивается праздник.

* * *

Во второй половине 1939 года студент Московской консерватории Фарид Яруллин (1913-1943) получил от своего педагога по композиции Генриха Литинского задание написать балетные сцены на сюжет из татарских народных сказок о лешем Шурале, обработанные поэтом Габдуллой Тукаем (1886-1913). Работа Яруллина была так удачна, что его педагог обратился к татарскому писателю А. Файзи (1903-1958) с просьбой написать либретто балета. Началась напряженная работа. На весну 1941 года была назначена Декада татарского искусства в Москве, на которой предполагался показ первого национального балета Татарии — «Шурале» в постановке Казанского театра оперы и балета. Музыка театру понравилась, но к либретто были серьезные претензии. Тогда к работе над ним был привлечен артист и балетмейстер Большого театра Леонид Якобсон (1904- 521 1975), его же пригласили поставить балет. Якобсон начал работу над балетом «Шурале» в 1941 году в Казани, но завершить ее помешала война. Яруллин был мобилизован и с фронта не вернулся. Инструментовка «Шурале», не законченная Яруллиным, была сделана композитором Фабием Витачеком. Премьера «Шурале» в постановке балетмейстеров Леонида Жукова и Гая Тагирова состоялась в Казани в Театре оперы и балета имени М. Джалиля 12 марта 1945 года.

В послевоенные годы по заказу Государственного академического театра оперы и балета имени С. М. Кирова композиторы Валерий Власов и Владимир Фере сделали новую оркестровую редакцию, в которой «Шурале» и был поставлен Якобсоном в Ленинграде. Первоначально балет назвали «Али-Батыр», что означает «Святой богатырь», но затем вернули название «Шурале». Именно в этой музыкальной редакции балет обошел многие сцены страны и мира.

«Шурале» — один из самых ярких балетов советского времени. Его музыка, основанная на ритмоинтонациях татарского фольклора, как песенных, так и плясовых, блестяще разработана способами профессиональной музыкальной техники. Массовые свадебные танцы привлекают обилием ритмов, форм и настроений. «Здесь, — отмечала балетовед Наталья Чернова, — в сказочной атмосфере татарского фольклора хореограф строил эпизоды балета по законам поэтической образности танца, вводил в лирические сцены спектакля симфонически решенные эпизоды». Однако композитор не чувствовал себя связанным национальным фольклором, некоторые сцены балета отмечены несомненным влиянием традиций Чайковского и Глазунова.

«Образная природа „Шурале", — отмечал теоретик балета Поэль Карп, — на первый взгляд кажется самой неоригинальной среди всех сочинений Якобсона. Здесь не только ощутимо принципиальное влияние Л. Иванова с его царством заколдованных лебедей. Девушки-птицы, птицы-девушки, как их не называй, заставляют вспомнить „Лебединое озеро". Приверженность балетмейстера к классической традиции как будто неоспорима. В то же время сила второго, свадебного акта — явное обращение к стихии народного танца — средству, испытанному и В. Вайноненом, и В. Чабукиани, и вообще советским балетом задолго до рождения „Шурале". Не от того ли за этим балетом закрепилась репутация спектакля хотя и интересного, но вполне традиционного? А между тем, как раз с него и начинаются новаторские поиски советской хореографии пятидесятых годов».

Откликаясь на премьеру, историк балета Вера Красовская писала: «Якобсон непохож на тех балетмейстеров, которые непосредственное действие развивают в пантомимных сценах, а в танце раскрывают лишь эмоциональное состояние героев или рассматривают танец как украшающий спектакль вставной номер. Все решающие моменты развития действия Якобсон передает в танце».

В хореографии «Шурале» Якобсон так мастерски соединил классическую основу с национальным татарским танцем, что татары считали балет своим национальным произведением. У девушек-птиц Якобсон трансформировал привычную постановку рук: локоть был вытянут, запястье свободно, кисть с крепко соединенными пальцами стала трепетно подвижна. Получилось своеобразное подобие птичьего крыла. При превращении птиц в девушек пластика рук обретала фольклорный рисунок. В противовес классике и народно-характерному танцу в спектакле использовалась свободная пластика с элементами гротеска для характеристики образа лешего Шурале и его царства с ведьмами, шуралятами, шайтанами. Шурале был естественной частью лесного мира. Для его пластики моделью служили старые гнилые коряги, причудливо изогнутые ветви дремучего леса. Необычен, но важен был и костюм лешего — обтягивающий тело трикотажный комбинезон в цвет дерева с торчащими из него сучками и нашитыми кусочками мха. Сказочный образ создавал и грим — серое мшистое лицо с объемными тоненькими веточками, длинные палыды-сучки, которыми, по преданию, леший мог защекотать человека насмерть.

Создатели спектакля «Али-Батыр» получили Сталинскую премию. Награды удостоились балетмейстер Леонид Якобсон, дирижер Павел Фельдт и — небывалый случай — три состава исполнителей. Сюимбеке — Наталья Дудинская, Алла Шелест, Инна Израилева (Зубковская); Али-Батыр— Константин Сергеев, Борис Брегвадзе, Аскольд Макаров; Шурале — Роберт Гербек, Игорь Бельский. Спектакль выдержал 176 представлений. Неоднократно возникали разговоры о восстановлении спектакля на сцене театра. (Премьера капитального возобновления 2-й редакции спектакля состоялась 28 июня 2009 года в Мариинском театре.)

После ленинградской удачи Якобсона пригласили поставить «Шурале» в Большом театре (1955). Здесь главные партии танцевали Майя Плисецкая и Юрий Кондратов. Успешный спектакль был возобновлен через пять лет с Мариной Кондратьевой и Владимиром Васильевым. Разные версии «Шурале» показали театры Одессы (1952), Риги (1952), Саратова (1952), Львова (1953, 1973), Тарту (1954), Улан-Удэ (1955), Киева (1955), Алма-Аты (1956), Ташкента (1956), Софии (1956), Горького (1957), Улан-Батора (1958), Челябинска (1959), Вильнюса (1961), Новосибирска (1968), Ростока (1968), Уфы (1969).

А. Деген, И. Ступников

На фото: «Шурале» в Мариинском театре / Н. Разина, В. Барановский

реклама

вам может быть интересно

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Композитор

Фарид Яруллин

Дата премьеры

12.03.1945

Жанр

балеты

Страна

СССР

просмотры: 13382
добавлено: 19.04.2011



Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть
Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть