Слонимский. Балет «Икар»

Icarus

Владимир Васильев в роли Икара. Фото: Александр Макаров

Балет в 2 актах (5 картинах).

Композитор Сергей Слонимский, сценарист Юрий Слонимский, балетмейстер Владимир Васильев, художник Вадим Рындин, дирижер Альгис Жюрайтис.

Премьера состоялась 29 мая 1971 года в Большом театре (на сцене Кремлевского Дворца съездов).

1. Одна мечта владеет Икаром — мечта о полете в небо на крыльях. Его не занимают ни игры друзей, ни их хороводы. Даже встреча с любимой девушкой не может отвлечь Икара от мыслей о заветном полете.

Шествие правителя острова Архонта. Он со свитой прибыл охотиться на птиц. Икар останавливает готовую сорваться стрелу — он не может допустить убийства свободно парящей птицы. Слуги Архонта — сикофанты схватывают Икара. Архонт интересуется — кто этот безумец? Слуги рассказывают правителю о дерзком стремлении Икара подняться в небо. Они готовы убить Икара, но Архонт останавливает их — грех убивать безумных. Архонт со свитой уходят. Икар мечтает о небе.

Ковка крыльев. Друзья Икара не очень верят, что человек может подняться в небо, но помогают ему в постройке крыльев. Икар мечтает о полете. Сикофанты доносят Архонту о крыльях, и он приказывает доставить их во дворец. Когда слуги приходят за крыльями, никто не заступается за Икара, все боятся гнева Архонта. Икара избивают, крылья уносят. Плач хора. Неукротимый Икар бежит вслед за крыльями во дворец.

Во дворце Архонта. Сюда слуги приносят крылья, за ними вбегает Икар. Гости правителя смеются над мечтой Икара. Архонт прерывает насмешки: Икар хочет подняться в небо? Архонт завтра утром с удовольствием посмотрит, как мечтатель разобьется на глазах его гостей. Ночь перед полетом Икар должен провести в храме и еще раз подумать о своем безумном замысле.

2. Икар в храме. Он одинок и погружен в свои мысли. Подруга Икара пробирается в храм. Она молит его отказаться от полета. Разве мало им счастья и радости на земле? Но юноша не хочет отказываться от своей мечты. Он докажет, что разум и воля человека сильнее, что насмешки и невежество не сломают крыльев его замысла. Он не боится погибнуть: важна не его жизнь, а судьба полета. Рано утром в храм приходят сикофанты с крыльями. Икар смело идет им навстречу. Пусть он одинок и не понят, но он осуществит свою мечту.

Полет Икара. Толпа ждет полета с надеждой. Люди радуются, когда видят, что Икар летит. Зато Архонт и его слуги в ярости. Тот, над кем они смеялись, стал подобен богам. Он увидел вблизи солнце! Архонт первым посылает стрелу в Икара.

Икар падает на землю и разбивается. Девушка поднимает его крылья как знамя — мечта о возможности полета человека в небо не должна быть забыта.

* * *

Инициатива создания балета по древнегреческому мифу об Икаре исходила от двух ленинградских однофамильцев — сценариста Юрия Слонимского и композитора Сергея Слонимского.

Многоликое творчество Юрия Иосифовича Слонимского (1902-1978) — целая глава в истории советского балета. Первую из своих 400 статей о балете он опубликовал в 1919 году. Вместе с молодым Георгием Баланчивадзе (впоследствии Джорджем Баланчиным) организовывал в Петрограде экспериментальную труппу «Молодой балет». Слонимский — крупнейший историк отечественного балета от Ш. Дидло, Ж. Перро, М. Петипа, М. Фокина до мастеров середины двадцатого столетия. Исследователь драматургии балетного театра.

Свои теоретические положения не отделял от практики и создавал сценарии новых балетов. Среди них: «Сказка о попе и его работнике Балде» (1940), «Весенняя сказка» (1947), «Юность (1949), «Семь красавиц» (1952), «Тропою грома» (1958), «Берег надежды» (1959), «Икар» (1965-71). Один из активнейших критиков спектаклей периода «драматического балета», умалявших образную роль танца в балете. Сторонник и соучастник обновления отечественного балета, связанного с творчеством Юрия Григоровича, Игоря Бельского, Олега Виноградова. Для всех них он был мудрым советчиком и наставником. «Книги Слонимского — не из тех, что бегло перелистываешь или прочитываешь всего один раз, чтобы потом на вечные времена поставить обратно в шкаф. Их перечитываешь помногу, всякий раз извлекая нечто новое, с интересом отмечая, как меняется восприятие написанного с ходом лет, по мере развития балетного театра» (Ю. Григорович). Юрий Слонимский вовлек в мир балета композиторов Михаила Чулаки, Кара Караева, Андрея Петрова. Последним из этой плеяды стал Сергей Слонимский.

Как и его старший соавтор, Сергей Слонимский (род. 1932) — коренной петербуржец, сын известного писателя Михаила Слонимского — одного из содружества «Серапионовых братьев». К моменту написания музыки к «Икару» за плечами композитора уже была опера «Виринея», первая симфония, кантата «Голос из хора», а также достаточно авангардный «Концерт-буфф», вошедший в третью картину балета. Критика отмечала у композитора дисциплинированный интеллект, строгую логику, ясное понимание того, что он хочет сказать, и умение выразить это точно, лаконично в безупречно отделанной форме. Эмоциональная сдержанность в его сочинениях нередко сочеталась с ироничностью. Чуть позже огромную известность (увы, в узких кругах — по причине запрета исполнения на сцене) принесла С. Слонимскому камерная опера «Мастер и Маргарита» (1972) — первое музыкальное прочтение романа Михаила Булгакова.

В балете миф об Икаре прочитан по-своему. Исчез его хитроумный отец Дедал, да и мотив мести солнца, растопившего воск на крыльях Икара за то, что он посмел приблизиться к светилу, заменен завистью и местью земного властителя Архонта. В 1960-70 годы подвиг Икара — первого человека поднявшегося в небо — неизбежно ассоциировался с первыми полетами советских космонавтов. К чести создателей «Икара» подобных прямых связей в балете не было. Разве лишь финал намекал, что «дело Икара» не пропадет в веках. Зато в балете ясно различим мотив несвободы человека на земле под властью любого деспота. Лишь став подобным, свободно парящим птицам, герой может обрести счастье. Находящийся на сцене хор бессловесно, но эмоционально комментировал сцены своеобразной мистерии из жизни мечтателя Икара. И не боги, и не неумолимая природа, а злые завистники уничтожали героя.

Авторы балета надеялись на его постановку в Кировском балете, но у руководства театра были другие заботы. А в это время в Москве Большой театр осваивал сцену Кремлевского Дворца съездов. Масштабный спектакль по древнему мифу об Икаре показался подходящим первенцем. К тому же, первому танцовщику труппы Владимиру Васильеву, мечтавшему о балетмейстерской постановке не меньше, чем Икар о полете, понравился этот замысел. Художественным руководителем постановки был объявлен Юрий Григорович, который и уговорил Слонимских отдать своего «Икара» в Москву. Тяжелая травма не дала возможности Васильеву на премьере станцевать главную партию: его заменил Юрий Владимиров (партнершей была Нина Сорокина).

Опытный художник Вадим Рындин мыслил масштабно. Гигантская статуя Ники, огромные трагические маски, тяжелые, осеняющие всю сцену крылья, ступени уходящего в глубину высокого помоста напоминали лестницу величественного храма. На этих ступенях располагался античный хор, скупыми движениями и жестами комментирующий происходящее. Само действие происходило одновременно на разных уровнях сцены, отдельные ее площадки то поднимались, то опускались.

В партиях героев царствовал классический танец, он становился надменно аристократическим в партии Архонта (превосходная работа Валерия Лагунова). Жалкие прислужники власти довольствовались острой танцевальной пантомимой.

Музыка в «полуживом» звучании Дворца съездов теряла многое, однако такие звуковые картины, как «ковка крыльев» (фуга для ударных), или уже упомянутое начало второго акта оставляли яркое впечатление. Однако монументальность постановки мешала интимным сценам, в архитектурных просторах терялись и сомнения Икара, и его одиночество. Среди справедливых упреков прессы были и обычные советские перлы: «недостаточно четко воспринимается мысль о том, что подвиг Икара вдохновляет народ».

Неудовлетворен своим первенцем был в первую очередь хореограф. Поэтому после 13 представлений первая редакция балета прекратила существование, и Васильев в союзе с художником Валерием Левенталем и эстонским дирижером Эри Классом стали готовить вторую редакцию «Икара» — случай, не имевший прецедентов в практике Большого театра.

Премьера состоялась 14 декабря 1976 года. Во многом это был другой спектакль. Художник был лапидарен, действие большинства сцен подавалось «крупным планом». Дирижер, не без помощи знаменитого звукорежиссера Игоря Вепринцева, заранее великолепно записал музыку, и спектакли во Дворце съездов шли под превосходно звучащую запись.

Васильев не только создал новую хореографию, но отредактировал и сценарий. Действие делилось не на картины, а лишь на два акта. Любимая героя стала Эолой — сестрой Архонта, появился и друг-предатель героя — Клеон. Мотив подслушивания, доносительства стал еще более отчетливым. Пожалуй, главное изменение в психологии образа Икара заключалось в том, что теперь не сам герой находил свой непростой путь в жизни, а хор «сообщал» ему, до той поры одному из многих, что он выбран для покорения неба. Образ Икара стал человечнее и понятнее: инакомыслящих избирает Время. Хор поддерживает Икара во времена его сомнений и требует исполнения подвига. Новое либретто, подписанное В. Васильевым, кончалось фразой: «Слава героям, открывающим новые миры!».

Яркие исполнительские удачи Екатерины Максимовой (Эола), Владимира Васильева (Икар), Валерия Лагунова (Архонт) и Бориса Акимова (Клеон) придали блеск новому спектаклю. Он прошел более 25 раз в Москве и почти столько же на гастролях во Франции и Греции.

Между тем, в период между двумя московскими постановками «Икара» в Кировском балете сменилось руководство. Первым же спектаклем нового главного балетмейстера Игоря Бельского стал балет об Икаре. Спектакль, состоявшийся в мае 1974 года, не стал большой удачей опытного хореографа, однако в нем были интересные сцены и смелые режиссерские решения. Одной из таких удач стала «ковка крыльев». На фоне огненного задника — шестнадцать танцовщиц в алых одеяниях. Каждый взмах молота Икара повторялся кордебалетом. Танцовщицы то рассыпались подобно искрам, то колыхались как языки пламени, то упруго собирались вместе подобно металлу на наковальне. Икар укрощал огонь, подчинял металл своей воле, и пластика созданных живых крыльев ассоциировалась с танцем Птицы-мечты.

Известный балетмейстер и педагог Петр Гусев отмечал: «Бельский нашел решение основной темы в танце „Ковка крыльев". Рядовой художник такой пластический образ создать не может — нужен талант. Находка могла бы стать основой спектакля, но ее погубили частности и длинноты».

Любопытно был задуман и финал балета. Когда герой падал, его поднимали и несли как святыню. Над шествием вырастали два золотых крыла, и народ шел водружать их на царский трон. Бельский хотел показать, что борьба за свободу обернулась очередным фарсом, и живые крылья полета заменены бутафорским золотом. Такой финал был незамедлительно забракован, и крылья остались с народом, который «продолжил» дело Икара. Ленинградский «Икар» после 17 представлений прекратил свое сценическое существование в 1977 году после трагической смерти единственного исполнителя роли Икара Юрия Соловьева.

А. Деген, И. Ступников

реклама

вам может быть интересно

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Композитор

Сергей Слонимский

Дата премьеры

29.05.1971

Жанр

балеты

Страна

СССР

просмотры: 5376
добавлено: 25.07.2011



Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть
Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть