Светлана Рацлаф-Левчук: профессия — сопрано

Игорь Корябин, 21.05.2018 в 14:25

Светлана Рацлаф-Левчук

Два десятилетия на сцене Красноярского театра оперы и балета

Светлана Рацлаф-Левчук – одна из тех певиц академической специализации, одна из тех мастеров музыкального театра, которых отличает привязанность к одной театральной сцене. «Одна, но пламенная страсть», – этой крылатой поэтической метафорой творческий путь артистки, начавшей профессиональную карьеру в Красноярском государственном театре оперы и балета в 1998 году, можно охарактеризовать и поразительно точно, и невероятно емко. В театр она пришла, будучи еще студенткой музыкального факультета Красноярского государственного института искусств, и для будущей ведущей солистки оперы врастание в профессию началось с практических будней стажерской труппы.

На сцене Красноярского театра оперы и балета в качестве солистки-стажера она участвовала в спектаклях для детей – в комической опере «Ай да балда!» Бориса Кравченко и в музыкальной сказке «Золушка» Антонио Спадавеккиа. Но помимо этого начинающая певица исполнила партии Барбарины в «Свадьбе Фигаро» Моцарта, Инес в «Трубадуре» Верди и даже Татьяны в «Евгении Онегине» Чайковского! Уже тогда стало совершенно очевидно, что в исполнительский арсенал певицы, обладательницы голоса выразительно-сочной, пластично-подвижной фактуры, широкий спектр ведущих сопрановых партий русского оперного репертуара рано или поздно должен войти непременно.

В итоге так и вышло, но помимо русского репертуара сегодня на счету певицы и целый ряд партий в операх западноевропейских композиторов, и их основной вес закономерно приходится на итальянскую оперу XIX века. После окончания Красноярского института искусств (класс доцента кафедры сольного пения и оперной подготовки В.Н. Карловой) в 1999 году певица была зачислена в основной штат театра, и уже в первые сезоны своей работы активно влилась в репертуар. После зачисления она подготовила и с успехом спела Иоланту в одноименной опере Чайковского, Марфу в «Царской невесте» Римского-Корсакова (2000) и Луизу в «Дуэнье» Прокофьева (2003), а весьма важными партиями, расширившими ее лирическое амплуа в западноевропейском репертуаре, вскоре стали Маженка в «Проданной невесте» Сметаны и Дездемона в «Отелло» Верди.

Природная скромность, свойственная исполнительнице в жизни, ничего общего не имеет с музыкально-яркими, драматически рельефными образами героинь, созданными ею на сцене театра, который за два десятилетия стал для нее поистине родным домом. Сценические типажи этой певицы-актрисы необычайно разноплановы, психологически глубоки, многогранны: это не только лирически чувственные и зачастую ранимые героини, но и характеры темпераментно сильные, решительные. Сегодня в ее творческом арсенале – около тридцати оперных партий, в которых мастерство певицы каждый раз открывалось новой гранью таланта, каждый раз поднималось еще на одну ступень постижения профессии, ведь для творческой личности процесс непрерывного совершенствования всё равно что для человека воздух. И это программное художественное кредо – постоянный творческий компас певицы.

Но для оперного артиста важна не только вокальная школа, не только владение стилями музыки, не только культура академического звуковедения, не только глубина интонационного посыла и эмоциональность фразировки, – всё то, что в исполнительской манере Светланы Рацлаф-Левчук всегда ощущается в полной мере. Для искусства оперы с его нарочитой условностью и гипертрофированной плакатностью чувств и страстей правда существования на сцене важна не менее, и то, что певица постоянно помнит об этом и культивирует эту правду в сценических образах, наполняя их тонкой музыкальностью и харизматичностью актерского обаяния, доказывает внушительная галерея ее героинь, созданная в разные годы в премьерных постановках театра.

Это Мими в «Богеме» Пуччини (2003) и Микаэла в «Кармен» Бизе (2004). Это Донна Анна в «Дон Жуане» Моцарта (2006) и Чио-Чио-сан в «Мадам Баттерфляй» (2007). Это Купава в «Снегурочке» Римского-Корсакова (2007) и Татьяна в «Евгении Онегине» Чайковского (постановки 2009 и 2018 годов). Это Лиза в «Пиковой даме» (2009) Чайковского и Недда в «Паяцах» Леонкавалло (2011). Это Розалинда (персонаж оперетты «Летучая мышь» Иоганна Штрауса) в концертно-театральной феерии «Штраус-гала» (2011) и Волхова в «Садко» Римского-Корсакова (2012), представленном в рамках III Международного музыкального фестиваля стран Азиатско-Тихоокеанского региона. Это Ярославна в «Князе Игоре» Бородина (2013) и Аида в одноименной опере Верди (2014). Это Тоска в одноименной опере Пуччини (2015) и Медея в итальянской редакции одноименной оперы Керубини (2016). Это, наконец, Фатима в «Кавказском пленнике» Кюи (2017) и Леонора в «Трубадуре» Верди (2017).

Сегодня Светлана Рацлаф-Левчук – ведущая солистка оперной труппы Красноярского театра оперы и балета, но ее живое, одухотворенное мастерство смогла оценить не только отечественная публика, но и публика Кореи (2001), Сербии (2015), Монголии (2016) и Великобритании (2008). На берегах Туманного Альбиона певица с триумфом выступила в 30 спектаклях «Мадам Баттерфляй» и 13 спектаклях «Богемы» Пуччини. Зарубежные критики неизменно отмечали щедрое вокальное дарование русской певицы, богатую природную эмоциональность, заложенную в глубинах истинно русской ментальности, позволяющей уверенно покорять и вершины западноевропейского оперного репертуара.

Работу в театре певица успешно совмещает с активной концертной деятельностью, исполняя разнообразную камерную музыку и духовные сочинения. Сотрудничество с Красноярской краевой филармонией осуществляется ею на регулярной основе. В числе особо значимых филармонических проектов певицы – ее творческий вечер в Малом зале филармонии 7 октября 2010 года в рамках цикла «Золотые голоса Сибири», исполнение партии сопрано в красноярской премьере «Русского реквиема» Александра Чайковского 11 февраля 2012 года, а также участие в Пасхальном фестивале искусств 2014 года.

Светлана Рацлаф-Левчук выступала под руководством таких известных зарубежных дирижеров, как Дейян Савич (Сербия), Фабио Мастранджелло (Италия), Александр Коич (Сербия), Григор Паликоров (Болгария), Валентен Реймон (Швейцария) и Дамиан Иорио (Италия), сотрудничала с такими отечественными дирижерами, как Евгений Бражник, Алевтина Иоффе, Сергей Кондрашёв и Павел Бубельников. Партнерами певицы были отечественные мастера оперной сцены разных поколений. В их числе – Елена Образцова, Ирина Богачева, Ирина Долженко, Владислав Пьявко, Михаил Губский, Евгений Акимов, Василий Ладюк, Аскар Абдразаков, а из ее зарубежных коллег по сцене можно назвать имена турецкого тенора Унюшана Кулоглу и сербского баритона Небойши Бабича.

Певица – обладательница трех «Хрустальных масок» в номинации «Лучшая женская роль в оперном спектакле» по линии Красноярского краевого фестиваля «Театральная весна» за партии Ярославны в опере «Князь Игорь» Бородина (2014), Аиды в одноименной опере Верди (2015) и Медеи в одноименной опере Керубини (2016). Среди прочих наград артистки – благодарственное письмо от Русско-итальянского национально-культурного общества SIBITA (Сибирь–Италия, 2006). Имеются также благодарственные письма от Мэра города Красноярска («За большой вклад в развитие культуры и искусства в городе Красноярске и в связи с 30-летием театра», 2008), Администрации города Красноярска (2008), Законодательного собрания Красноярского края («За высокие достижения в профессиональной деятельности», 2009), Главного управления МЧС России по Красноярскому краю («За плодотворное сотрудничество, высокое профессиональное мастерство и большой вклад в развитие пропаганды деятельности МЧС России», 2012) и Администрации Амурской области (2017).

Светлана Рацлаф-Левчук отмечена рядом почетных грамот руководства Красноярского театра оперы и балета, Почетной грамотой Министерства культуры Российской Федерации («За высокое профессиональное мастерство и большой вклад в развитие культуры», 2013), званием «Заслуженный работник культуры Красноярского края» (2015). Она является лауреатом Премии Правительства Красноярского края творческим работникам, работникам учреждений культуры и образования в области культуры (2013).

Ежегодно с большим успехом певица принимает участие в спектаклях и концертных программах брендового для Красноярского театра оперы и балета Международного фестиваля «Парад звезд в Оперном». Волнующей прелюдией фестиваля нынешнего года (3 февраля – 28 марта), который прошел уже в девятый раз, 2 февраля стало представление «Реквиема» Верди, посвященного светлой памяти Дмитрия Хворостовского (1962–2017). В нём Светлана Рацлаф-Левчук блестяще исполнила партию сопрано. Нынешний сезон для Красноярского театра оперы и балета, в котором театру присвоено имя Дмитрия Хворостовского, – 40-й, и в гала-концерте в середине июня по случаю закрытия сезона также запланировано участие певицы. Двадцать лет из сорокалетней истории Красноярского театра оперы и балета отдано ею служению этому храму искусства. Такая значимая творческая веха для артистки, несомненно, важна, но ее служение музыке продолжается.

В настоящее время Светлана Рацлаф-Левчук больше тяготеет к партиям героинь, характеры которых требуют подчеркнуто драматической аффектации, и это далеко не случайно! В итальянском репертуаре это вердиевские Аида и Леонора в «Трубадуре», а также, несомненно, Медея в одноименной опере Керубини. Однако лирический от природы голос исполнительницы выразительно-«матовую» спинтовость приобрел не сразу. Голос рос, развивался, обогащался, и на первых порах музыкальный драматизм интерпретаций певицы был, что называется, внутренним, непосредственно идущим из глубины самóй артистической ауры, которая у певицы всегда была необычайно сильна. Но постепенно в лирической фактуре стали прослушиваться и «драматические нотки». И партия Лизы в «Пиковой даме» Чайковского (в спектакле, который автору этих строк довелось посетить три года назад на открытии III Международного конкурса молодых оперных певцов и режиссеров им. П.И. Словцова) заставила убедиться в этом в полной мере.

Это было так необычно и так не похоже на сложившийся стереотип представления об исполнении этой партии в традициях больших драматических голосов Большого театра, но в партии Лизы Светлана Рацлаф-Левчук смогла найти свой оригинальный неповторимый стиль, оказавшийся и музыкально зрелым, и драматически убедительным. Среди зрителей того спектакля была и выдающаяся итальянская меццо-сопрано Фьоренца Коссотто, которая работала в жюри конкурса и с которой вашему покорному слуге удалось побеседовать на предмет ее впечатлений и от спектакля, и от уровня труппы в целом. Так вот, на вопрос «Как вы в целом оцениваете уровень оперной труппы Красноярского театра оперы и балета?» ее ответ был таким: «Уровень очень высокий! И оркестр, и хор, и солисты – это можно сказать сразу. В спектакле была замечательная исполнительница партии Лизы (Светлана Рацлаф-Левчук. – И. К.), но и тенор (солист Мариинского театра Август Амонов. – И. К.) был весьма хорош. Вообще, весь ансамбль солистов предстал на вполне достойном профессиональном уровне».

В развитие своей мысли Фьоренца Коссотто тогда продолжила: «Мне очень понравилась Лиза, ведь для этого ангельски нежного, женственного персонажа огромный драматический голос, как, например, для партии Графини, вовсе и не нужен». Конечно, в данных словах по отношению к вопросам интерпретации русской оперной музыки четко прослеживается различие итальянской и русской ментальностей, но в одном с выдающейся итальянской примадонной не согласиться просто нельзя – в том, что не плениться вдохновенным вокальным искусством Светланы Рацлаф-Левчук однозначно невозможно!

Фото предоставлены пресс-службой Красноярского театра оперы и балета

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Тип

статьи

Раздел

опера

Театры и фестивали

Красноярский театр оперы и балета

просмотры: 721



Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть
Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть