Вокальные традиции Сибири возрождаются

III Международный конкурс молодых оперных певцов и режиссёров имени Словцова

Игорь Корябин, 02.06.2015 в 22:22

III Международный конкурс молодых оперных певцов и режиссёров имени Словцова

Для Красноярска этот вокальный конкурс, конечно же, не нов, однако, в мае нынешнего года он возродился на качественно новом творческом и организационном витке. Красноярск – родина выдающегося тенора ХХ века Петра Ивановича Словцова (1886–1934), вошедшего в историю отечественного оперного искусства в качестве основателя академической вокальной школы в Сибири. Так что прозвище «сибирский соловей», данное певцу современниками, он заслужил по праву. И ещё задолго до первых конкурсов его имени, состоявшихся в 1993 и 2001 годах, в 1986 году Красноярский государственный театр оперы и балета (КГТОиБ) провёл I Всероссийский фестиваль «Мастера оперы и балета России», посвящённый 100-летию со дня рождения знаменитого сибиряка.

Статус международного фестиваль приобрёл лишь в 2001-м (в год проведения второго конкурса), но оба первых вокальных состязания, в которых принимали участие лишь мужские голоса, позиционировались как всероссийские. III Международный конкурс молодых оперных певцов и режиссёров имени П.И. Словцова, возродившийся после длительного перерыва и прошедший на сцене Красноярского государственного театра оперы и балета с 17 по 23 мая, как видно из его нынешнего названия, приобрёл, наконец, долгожданный интернациональный статус. Его учредителем стало Министерство культуры Красноярского края, соучредителем – Региональный общественный Фонд Ирины Архиповой, а организатором – КГТОиБ. Конкурс 2015 года прошёл при поддержке администрации г. Красноярска и под патронатом губернатора Красноярского края.

Приобретение международного статуса – факт чрезвычайно важный и, несомненно, ответственный, но принципиально новая и необычайно креативная страница в новейшую историю конкурса отныне вписана не только в силу этого. Впервые в летописи вокальных состязаний в России конкурс обратил свой взор на режиссуру как на неотъемлемый компонент оперного искусства, включив в регламент выступлений участников на третьем туре исполнение арии или дуэта в постановочно-театральном формате. Для этих целей красноярский конкурс вокалистов объединил свои усилия со II Международным конкурсом молодых оперных режиссёров «Нано-опера», основные мероприятия которого, как известно, прошли в Москве с 24 по 30 мая на базе театра «Геликон-Опера».

Как и два года назад, для выездной творческой лаборатории «Нано-оперы» КГТОиБ предоставил свою сцену, обеспечив всем необходимым постановочную часть и предоставив собственные творческие кадры (певцов-артистов и концертмейстеров). Отличие же нынешней лаборатории в том, что молодые режиссёры на сей раз ставили оперные фрагменты не только с солистами Красноярской оперы, но и с финалистами вокального конкурса. Обе номинации шли постановщикам в общий зачёт, и это ноу-хау стало весьма любопытной инновационной изюминкой всего конкурса.

В результате заочного отбора по видеозаписям (первый тур) ко второму очному туру в сопровождении фортепиано было допущено 42 участника (25 женщин и 17 мужчин). В Красноярск съехались певцы из России, Белоруссии, Киргизии, Казахстана, Монголии, Китая и Бельгии, а одна участница представляла одновременно Украину и Армению. Сегодня это кажется почти забытым и нереальным, но факт остаётся фактом: все расходы на приезд, размещение и проживание в Красноярске как участников-вокалистов, отобранных на второй тур, так и режиссёров, отобранных жюри конкурса «Нано-опера» на основе предоставленных экспликаций, взяла на себя принимающая сторона.

Это и есть прямое свидетельство того, что намерение возродить вокальные традиции Сибири и обогатить ими мировой музыкальный процесс, воплотилось не просто в словах, а в конкретных делах. Как театр начинается с вешалки, так и нынешний конкурс для его 42 вокалистов и 9 режиссёров начался с получения ими полностью оплаченных путёвок. И вне зависимости от того, стал тот или иной участник лауреатом или нет, организаторами конкурса было сделано всё, чтобы каждый из них память о пребывании на сибирской земле, о её радушном и щедром гостеприимстве сохранил в своём сердце на всю жизнь. Для всех участников конкурса было организовано посещение Троицкого кладбища с целью возложения цветов на могилу П.И. Словцова, а перед этой церемонией конкурсанты услышали довольно подробный увлекательный рассказ, воскресивший яркие страницы творческой биографии знаменитого певца. В фойе театра была открыта посвящённая ему мемориальная выставка.

Выступления конкурсантов оценивало весьма авторитетное международное жюри. Его сопредседателями стали Владислав Пьявко (тенор, народный артист СССР, президент Фонда Ирины Архиповой и Международного союза музыкальных деятелей, профессор Московской консерватории) и итальянская примадонна Фьоренца Коссотто (меццо-сопрано, одна из выдающихся певиц мировой оперной сцены XX века). В состав конкурсного жюри вошли итальянец Анджело Габриэли (директор агентства «Stage door»), словак Петер Дворский (тенор, директор Братиславской оперы) и певец из Турции Унюшан Кулоглу (тенор, солист Оперного театра в Анкаре). Среди отечественных представителей жюри – Маквала Касрашвили (сопрано, народная артистка СССР, советник главного дирижера – музыкального руководителя Большого театра России), Ирина Долженко (меццо-сопрано, народная артистка России, солистка Большого театра, художественный руководитель оперной труппы КГТОиБ), Юрий Статник (бас, народный артист России, педагог кафедры режиссуры и мастерства актёра музыкального театра ГИТИСа), Анатолий Чепурной (заслуженный артист России, главный дирижер и музыкальный руководитель КГТОиБ).

Ещё одну часть судей составили члены интернационального жюри «Нано-оперы»: Сергей Бобров (заслуженный артист России, художественный руководитель КГТОиБ), латвиец Андрейс Жагарс (режиссёр, педагог кафедры режиссуры и мастерства актёра музыкального театра ГИТИСа), эстонец Неэме Кунингас (режиссёр) и дирижёр итало-английского происхождения Дамиан Иорио. Вся эта большая судейская команда оценивала выступления и вокалистов, и режиссёров. Наиболее кропотливую работу ей пришлось проделать на втором туре, ведь по регламенту конкурсанты исполняли по четыре номера, многие из которых были существенно развёрнуты и продолжительны (романс русского или зарубежного композитора XIX –XX вв.; ария из оперы русского композитора; ария из оперы зарубежного композитора XIX –XX вв.; современный опус XX –XXI вв.).

В отличие от показов режиссёрских работ по линии лаборатории «Нано-оперы» под аккомпанемент фортепиано, вокально-режиссёрские просмотры-прослушивания третьего тура конкурса вокалистов и режиссёров сопровождались Оркестром Красноярского театра оперы и балета. Исполняя фрагменты из опер, входящих в репертуар театра, оркестр под управлением дирижёра Александра Косинского предстал подлинно профессиональным и внимательно чутким музыкальным союзником певцов. На конкурсах нередко бывает, что исполнители, неплохо показавшие себя на турах в сопровождении фортепиано, выходя с оркестром, несколько теряются, но на сей раз мы имели дело с приятным исключением, да и элементы экспериментальной режиссуры многим финалистам пошли явно на пользу.

Выступления участников каждый член жюри оценивал по 25-бальной шкале по системе тайного голосования, а итоговая оценка формировалась на основе среднего арифметического, что является устоявшейся мировой практикой всех современных конкурсов XXI века: именно это и позволяет добиться беспристрастности в вынесении решений. Важно также отметить, что при подведении окончательных итогов конкурса вокалистов результаты финалистов учитывались в совокупности с результатами второго тура – и планку судейской беспристрастности это, несомненно, повышало ещё больше.

Прослушав всех без исключения участников второго и третьего тура (к финалу были допущены 6 женщин и 7 мужчин), я пришёл к выводу, что в плане представленных голосов этот конкурс оказался на редкость сильным, хотя и у женщин, и у мужчин наблюдалась одна досадная общая тенденция. При вполне богатой и яркой вокальной природе голосов исполнителей в интерпретациях зачастую пробуксовывали чисто технические моменты, а также тонкость и точность стилистического погружения в музыкальный материал. Для молодых вокалистов это, думается, поправимо, но априори всё же казалось, что благодаря заочному отборочному туру таких «открытий» должно было наблюдаться значительно меньше. Тем не менее именно на этом конкурсе я, пожалуй, впервые за всю свою практику посещения подобных состязаний поймал себя на мысли, что итоговые результаты у вокалистов никаких вопросов и сомнений не вызвали.

Михаил Пирогов

Несмотря на то что мужских голосов было меньше, большое количество теноров – 8 участников – приятно удивило, при этом фактура звучания лишь одного из них оказалась подлинно драматической. Речь идёт о Михаиле Пирогове, весьма мастеровитом солисте Бурятского театра оперы и балета, присуждение Гран-при которому стало впечатляющей сенсацией конкурса. Подавляющее количество женских голосов – 20 участниц – было представлено сопрано в основном лирическими, но основная их масса впечатление произвела на сей раз лишь чисто номинальное. В силу этого присуждение I премии солистке КГТОиБ Дарье Рябинко, обладательнице роскошного и обертонально насыщенного меццо-сопрано, стало второй значимой сенсацией. У мужчин I премию завоевал баритон Вячеслав Васильев, уроженец Красноярского края, студент Санкт-Петербургской консерватории. И это ещё одно свидетельство того, что вокальные традиции Сибири уверенно передаются от поколения к поколению и сегодня.

II премию у женщин разделили сопрано Ольга Бурмистрова (солистка Камерного музыкального театра им. Б.А. Покровского, Москва) и Татьяна Прытченкова (солистка Чувашского театра оперы и балета), у мужчин – баритоны Александр Суханов (солист Ярославской филармонии) и Александр Михалев (солист КГТОиБ). III премия и у мужчин, и у женщин оказалась поделённой между тремя исполнителями. С одной стороны, её разделили сопрано Ольга Черемных и Инна Сподина (солистки КГТОиБ), а также меццо-сопрано Ксения Хованова (Екатеринбург), с другой – тенора Сергей Осовин (солист Камерного музыкального театра им. Б.А. Покровского, Москва) и Алексей Стражевич (солист Ростовского музыкального театра, Беларусь), а также контратенор Сергей Ванин (солист Челябинской филармонии).

Кроме этого, Ксения Хованова и баритон Бямбажав Монголхуу (Монголия) стали обладателями Приза зрительских симпатий. Специальных призов губернатора Красноярского края удостоены Ольга Бурмистрова и Александр Суханов, а приза мэра г. Красноярска – Ольга Черемных. Нынешний год – год 175-летия со дня рождения П.И. Чайковского, и поэтому жюри предусмотрело дипломы за исполнение произведения этого композитора. Их обладателями стали Катерина Горстка (Украина – Армения), Джульетта Кочарова (Бельгия), Елнура Самарбекова (Киргизия), Олеся Скорикова (Казахстан), Чэнь Ин (Китай), Мо Лицзянь (Китай) и Бямбажав Монголхуу (Монголия).

На сей раз по итогам расширенной конкурсной лаборатории режиссёров право на постановку спектакля на сцене Красноярского театра оперы балета, которое два года назад получил молодой режиссёр Алексей Франдетти, не было предоставлено ни одному из конкурсантов, но дипломами жюри отметило троих отечественных постановщиков – Сергея Новикова (Москва), Павла Сорокина (Ростов-на-Дону) и Екатерину Василёву (Москва). Грамоты за участие в режиссёрской лаборатории получили Дарья Потатурко (Беларусь), Георгий Дмитриев (Узбекистан), Юлия Журавкова (Украина) и Андреас Розар (Швейцария).

Замечательный спектакль Алексея Франдетти – оперная феерия Доницетти «Viva la mamma!», премьера которой состоялась в начале апреля, – был показан и в дни работы конкурса (место за его дирижёрским пультом занял маэстро Анатолий Чепурной). После просмотра этого спектакля даже тем, кто ещё в чем-то сомневался, однозначно стало понятно, что дорога, открываемая молодым режиссёрам на подобных конкурных лабораториях, – это вполне оптимистичное «светлое завтра» музыкального театра. И новые триумфы молодых режиссёров на сцене Красноярского театра оперы и балета, похоже, уже не за горами. Очередной постановщик на сей раз определился лишь по итогам II «Нано-оперы» в Москве: сертификат на постановку в Красноярске получил Сергей Новиков.

Увы, реальная жизнь зачастую способна вносить и свои неожиданные коррективы. Так, на сей раз из десяти режиссёров «Нано-оперы» в Красноярск смогли приехать только девять, а двое из них – Сергей Морозов и Андрей Цветков-Толбин (оба из Москвы) – в постановке номеров для финалистов вокального конкурса не смогли принять участие, так как в силу форс-мажорных обстоятельств срочно вынуждены были вернуться в театры, в которых работают: первый – в «Новую Оперу», второй – в Камерный музыкальный театр им. Б.А. Покровского. Действительно, жаль, так как работы этих постановщиков в чисто режиссёрской номинации оказались на редкость оригинальны и весьма убедительны, к тому же на II «Нано-опере» в Москве именно Андрей Цветков-Толбин и занял I место.

Этот конкурс, несомненно, запомнился также открытием и закрытием. На открытии была показана опера Чайковского «Пиковая дама» в постановке Сергея Боброва, что в год 175-летия композитора, несомненно, заключало в себе легко читаемый «целевой» подтекст. Несмотря на то что спектакль был поставлен в 2009 году, своей актуальности он не потерял и сегодня: в весьма захватывающей зрелищности его «реалистичной абстракции» всё сошлось, как в карточном пасьянсе, разложенном в символически-философском измерении мистической драмы. В её музыкально-психологические глубины уверенно погружала Алевтина Иоффе, главный дирижёр Московского детского музыкального театра им. Н.И. Сац, а в дуэте главных героев мы услышали солистку КГТОиБ Светлану Рацлаф-Левчук в партии Лизы и солиста Мариинского театра Августа Амонова в партии Германа.

В образе Графини на сцену вышла Ирина Долженко, а в образе Полины – Елена Макарова, и для обеих певиц эти выступления стали весьма запоминающимися ролевыми дебютами. Планировалось, что вместе со своей дочерью Еленой Макаровой в партии Графини выступит Елена Образцова, но – опять, увы! – произойти этому было уже не суждено: де-факто спектакль оказался посвящён памяти выдающейся примадонны, скоропостижно ушедшей от нас в начале нынешнего года. Вместе с лауреатами на финальном гала-концерте, представившем и режиссёрские работы, отмеченные дипломами и грамотами, выступили признанные мастера мировой оперы. За дирижёрским пультом Оркестра КГТОиБ в этот вечер находились Анатолий Чепурной и Александр Косинский.

Исполнением хабанеры Кармен и молитвы Тоски из одноимённых опер Бизе и Пуччини программу гала-концерта весьма эффектно открыли Ирина Долженко и Маквала Касрашвили. В финале к ним присоединился баритон из Чехии Филип Банджак (имя для нас новое). Наполнив зал флюидами музыкального оптимизма в арии Дон Жуана и каватине Фигаро из широко известных опусов Моцарта и Россини, певец пленил публику истинным благородством стиля. Эти флюиды десятикратно усилились, когда все лауреаты вышли на сцену и совместно, в едином эмоциональном порыве, исполнили непреходящую застольную из «Травиаты». Так что III Международный конкурс молодых оперных певцов и режиссеров имени П.И. Словцова завершился на явно оптимистичной, ликующей ноте.

Хочется верить, что следующего конкурса ждать четырнадцать лет больше уже не придётся. Хочется верить, что отныне он будет проходить на регулярной периодической основе. Хочется верить, что сибирская земля будет открывать всё новые и новые музыкальные таланты. И эта уверенность вовсе не иллюзорна: нынешний возрождённый конкурс с сибирским целеустремлённым характером даёт для этого все основания!

реклама

вам может быть интересно

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть
Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть