Далёкая любовь в близком ракурсе

«Любовь издалека» Кайи Саариахо в прямой трансляции из Метрополитен

Игорь Корябин, 30.01.2017 в 11:42

«Любовь издалека» Кайи Саариахо в прямой трансляции из Метрополитен

Этой трансляции лично я ждал с огромным интересом, ибо для оперы XXI века романтический сюжет в чистом виде – вещь практически забытая, да и с трудом, что называется, сегодня уже постижимая. Тем не менее, французский писатель ливанского происхождения Амин Маалуф (р. 1949) и финский композитор Кайя Саариахо (р. 1952) решили вернуть современной опере ее сказочно-романтическую ауру. И это получилось у них просто блестяще! Мировая премьера их совместного опуса состоялась в рамках программы Зальцбургского фестиваля 2000 года, так что формально это сочинение принадлежит еще XX веку – последнему в предыдущем столетии гóду.

Уверенно преодолев последний рубеж веков, то есть новый для истории fin de siècle, музыкальный язык этой оперы стал значительным приобретением сегодняшнего XXI века. Атмосфера звучания во многом необычной, стоящей явным особняком партитуры захватывает своей естественной выразительной простотой и гармонией.

Эта опера словно забывает и об импрессионизме, и об экспрессионизме, и о минимализме,

и о музыкально «суровых», жестких, порой антиэстетических исканиях театрального постромантизма и постмодернизма – обо всём, что принес с собой XX век. Слушая ее, понимаешь, что на новом витке выразительных средств эта опера – прямая духовная наследница высокой романтики Рихарда Вагнера, но преломленной как отголосок XIX века через весьма компактную и психологически емкую новую форму, созвучную ритму нашего времени.

«Любовь издалека» Кайи Саариахо в прямой трансляции из Метрополитен

Положенная на французское либретто, эта опера – гимн красоте, спетый с голоса современной музыкальной эстетики. В этом гимне – целых пять актов, но, в отличие от «многокилометровых» опусов Вагнера, это всего лишь два часа звучания чистой музыки.

Считается, что в основе сюжета — подлинная, хотя, на первый взгляд, и абсолютно неправдоподобная сказочная история XII века.

Она повествует о взаимоотношениях поэта-трубадура Жофре Рюделя II (около 1113–1170), принца (сеньора) де Блая из Аквитании, и графини Годьерны Триполитанской из Ливана. Трубадур любит графиню заочно на расстоянии за красоту, добродетель и благородство, о которых много слышит от паломников-пилигримов, и складывает в ее честь прекрасные, но грустные песни, сквозной темой которых всегда становится горечь разлуки.

О романтической любви издалека свидетельствует дошедшая до нас средневековая вида (vida на окситанском [провансальском] языке), то есть краткая «биография» Жофре Рюделя II, написанная в XIII веке. Из нее известно, что он был участником Второго крестового похода (1147–1149). Само же поэтическое творчество трубадура, если верить его «биографам», охватывает период с 1125-го по 1148 год. Чтобы увидеть свою далекую возлюбленную, в 1146 году Жофре отправляется на Ближний Восток: его участие в крестовом походе как раз и мотивировано в опере непреодолимым желанием увидеть Годьерну, выведенную в либретто под именем Клеманс. Во время морского путешествия трубадур заболевает и по прибытии в Триполи умирает на руках у графини. Приказав похоронить Жофре с почестями в соборе местного ордена тамплиеров, сама Клеманс, сердце которой отныне разбито навеки, принимает решение уйти в монахини.

Музыка оперы таинственна и призрачна, как сама эта легенда.

В либретто – всего три персонажа: Жофре Рюдель, Клеманс и Пилигрим. Последний – постоянно бороздящий моря посредник между отдаленными друг от друга влюбленными. В первом акте в Блае он сообщает Жофре, что его далекая возлюбленная Клеманс реально существует. Во втором в Триполи ставит в известность Клеманс, что некий знатный трубадур из Аквитании воспевает ее в стихах, называя своей «далекой любовью». Графиня этим известием сначала оскорблена, но вот и она уже во власти грез новой любви – такой странной и необычной. Но ее мучает вопрос: достойна ли она сего высокого поклонения?

В третьем акте Пилигрим говорит Жофре, что Клеманс, благодаря песням-серенадам, известно теперь о его любви, и тот всё же решается явиться к ней лично. Между тем на другом краю Земли Клеманс приходит к выводу, что эти отношения так и должны оставаться далекими, чтобы не мучиться ожиданиями и не жить в страданиях. Весь четвертый акт – открытое море, корабль, на котором Жофре, полный сомнений в удачном исходе и таинственных видений своей возлюбленной, плывет вместе с Пилигримом в Триполи. Пятый акт – кульминация и финал оперы, романтически-печальная встреча Клеманс и умирающего Жофре, которого прямо с корабля к ней приносят на носилках.

Понимая, что эта их встреча – первая и последняя, влюбленные отбрасывают все светские условности, заключая друг друга в объятия и объясняясь в вечной любви.

В финальной сцене, когда Жофре умирает, неистовая молитва Клеманс дает слушателю довольно непростую пищу для размышлений – то ли эта молитва обращена к далекому абстрактному богу, то ли к потерянной навсегда «далекой любви». Либретто наполнено привнесенными психологическими смыслами, философско-поэтическими метафорами. И хотя в этой опере вы не найдете «мелодического рая» романтического XIX века, ее мелодекламационная вокальная линия чрезвычайно богата на тончайшие оттенки чувственных переживаний героев. Романтическая атмосфера воссоздана исключительно современными композиционными средствами, и при этом современные минималистские постановочные решения находятся с ней в полной театральной гармонии.

То, что это так, – несомненная заслуга постановщиков. То, что музыка Кайи Саариахо предстает не безжизненной схемой, а живой синтетической тканью, колористическому богатству фактуры которой не устаешь поражаться на протяжении двух часов ее звучания, – заслуга певцов, музыкантов оркестра и финского дирижера Сусанны Мяльки, для которой эта продукция стала дебютом в театре «Метрополитен-опера». Премьера состоялась 1 декабря, а прямая трансляция на весь мир прошла 10 декабря 2016 года. Режиссером-постановщиком выступил «культовый» канадский шоу-мейкер Робер Лепаж, известный своей склонностью к примитивно-абстрактной театральной инсталляционности.

В сущности, и постановка оперы «Любовь издалека» Кайи Саариахо сделана в том же духе, но при крупноплановой подаче спектакля на большом цифровом экране – да еще и с путеводными русскими подстрочниками-субтитрами! – утрированная абстракция театра в качестве «отягощающего» фактора спектакля не выступала. Вместе с Робером Лепажем над постановкой работали ассистент режиссера Сибилла Уилсон, сценограф и художник по костюмам Майкл Карри, художник по свету Кевин Адамс, видеодизайнер Лионель Арну и звукорежиссер Марк Грей. Спектакль создавался как совместная продукция с Оперным театром Квебека в сотрудничестве с театрально-постановочной компанией Робера Лепажа «Ex Machina». Так что можно предположить:

после премьеры на престижной сцене «Met» коммерческая жизнь новой продукции вполне может иметь все шансы на успех.

Вся сценография спектакля – мерцающие светодиодные полосы-ленты, «натянутые» по всей длине сцены и над оркестровой ямой. Образуя каскад, нисходящий к зрительному залу, эти «живые» полосы создают иллюзию то спокойного, то волнующегося моря. Это «море» бороздит огромная вышка-платформа в виде коромысла, попеременно населяемая то Жофре, то Клеманс. По этому же «морю» то и дело снует утлое суденышко Пилигрима: оно же в финале и доставляет трубадура к графине. Но в иные моменты это «море» – вовсе не море, а твердь. Отринув границы двух стихий, смешав Аквитанию и Триполитанское побережье Ливана, одев героев в экзотические театральные костюмы, а умирающего Жофре и вовсе в спортивные штаны и вязаный свитер, постановщики создали довольно статичный по мизансценам, но психологически цельный и пронзительный спектакль-драйв.

Тройка блестящих певцов-актеров – сопрано Сюзанна Филипс (Клеманс), бас-баритон Эрик Оуэнс (Жофре) и меццо-сопрано Тамара Мамфорд (Пилигрим) – настолько органично вжилась в драму своих героев, что перипетии далекой средневековой любви в современном и близком для зрителя экранном ракурсе на два часа захватили в восхитительный плен. Современная опера, как правило, всегда сложна, но с этой всё сложилось легко и приятно!

Фото с сайта Метрополитен-опера

На правах рекламы:
Если вы проводите профессиональные музыкальные мероприятия, то такой атрибут, как микшерный пульт просто необходим. С помощью качественной модели вы добьетесь оптимального звучания. Обратитесь в выборе к специалистам, чтобы не переплачивать.

реклама

вам может быть интересно

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

рецензии

Раздел

опера

Театры и фестивали

Метрополитен-опера

просмотры: 1382



Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть
Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть