Солнечный концерт в БЗК

Татьяна Елагина, 09.10.2015 в 17:03

Благотворительные мероприятия, где гуманная цель соединяется с безупречно академичным содержанием, случаются довольно редко. И чтобы исполнители — все как на подбор «первачи», согласившиеся участвовать бесплатно, но играющие с полной отдачей. Таков был ставший традиционным концерт «Встань и иди» 3 октября в Большом зале Московской консерватории, проводимый продюсерским центром «Арт-Брэнд». Весь сбор от него перечисляется в фонд «Адреса милосердия» для помощи детям с ДЦП.

О практически библейской формулировке названия «Встань и иди» сразу же упомянул ведущий, Артём Варгафтик. Пожалуй, сейчас, после кончины Святослава Бэлзы, именно Варгафтика хочется назвать самым компетентным и располагающим к себе лектором-музыковедом. И в этот раз Артём создавал комментарием доверительность, постоянно пытался уловить какие-то литературные или исторические связи в программе, попутно сообщить несколько фактов об авторах произведений.

Не стоит скрупулёзно рецензировать выступление музыкантов. Участие каждого из них ценно само по себе. Скорее краткий обзор программы.

Началась она с четырёх этюдов Шопена в исполнении Лукаса Генюшаса.

Ехидная фраза струнников «рояль — ударный инструмент» показалась нелепой, когда звучали бархатистые шопеновские переливы, сыгранные пианистом с внешностью античного героя классически строго и проникновенно.

Романтическую линию продолжили Полина Осетинская и Борис Андрианов в «Фантастических пьесах», ор. 73 для виолончели и фортепиано Шумана. Это произведение — равноправный дуэт, в котором пианист ни в коем случае не аккомпаниатор. Возможно, зрительное восприятие тоже сыграло роль, элегантная Полина Осетинская, настоящая Прекрасная дама, была ведущей в этом дуэте, при всей её ансамблевой корректности.

Сольный номер Осетинской, вальс «В честь Диккенса» Леонида Десятникова, запомнился неожиданно простой и прозрачной мелодией, не похожей на часто ироничные, острые мотивы справляющего в этом году 60-летие «живого классика», по выражению Артёма Варгафтика.

Скорее случайно, но символично следом прозвучали две сонаты Доменико Скарлатти,

самого почтенного юбиляра из авторов программы — 330 лет, не шутка! Но в исполнении Якова Кацнельсона чувствовалась не хрупкость написанного для клавесина, а современная полнозвучность и даже брутальность.

В качестве концертмейстера Яков Кацнельсон оказался, что называется, на одной волне с альтистом Максимом Рысановым. Соната для альта и фортепиано ор. 11 № 4 Пауля Хиндемита входит в «обязательную программу» всех концертирующих альтистов. Написана она в 1919 году совсем молодым, 24-летним автором, только что сменившим скрипку на альт, ставший его судьбой. Напевные темы, выразительность речитативов — жаль, в своих созданных позже операх Хиндемит не был так мелодичен!

Максим Рысанов, по мнению многих критиков, сейчас лидер среди альтистов.

Его игре свойственна многокрасочность звучания, глубина нижнего регистра, пряная напряжённость середины, всегда отчётливое пиано, отточенность мелкого штриха плюс страстный открытый посыл к залу. Иным вокалистам, особенно тенорам, совпадающим с альтом в нижнем диапазоне, полезно бы послушать Рысанова, как пример певческого звука на инструменте.

Практически вокальным номером завершали Максим Рысанов и Яков Кацнельсон первое отделение. «Лесной царь», но не Шуберта, а присутствовавшего в зале Сергея Ахунова — российская премьера. По наивности ожидалась очередная «фантазия на тему» вроде «Кармен» Бизе-Сарасате или «Фауста» Гуно-Венявского. Прямых музыкальных цитат из Шуберта так и не услышали. Однако дух мистической баллады Гёте чувствовался в звуковой имитации отчаянной скачки, шёпота Смерти и борьбы с нею в опусе Ахунова даже острее, прямо страшновато стало!

Второе отделение целиком заполнил Фортепианный квинтет фа минор ор. 34 Брамса.

Произведение крупной формы, более 40 минут звучания в 4-х частях. Его исполнили Павел Нерсесьян (фортепиано), Гайк Казазян (1-я скрипка), Александра Федотова (2-я скрипка), Сергей Полтавский (альт), Сергей Суворов (виолончель). Наверное, имея ноты в руках, можно было бы найти «блох», но в целом Брамс убедил. Плотность фактуры сочеталась с выразительностью отдельных соло и живым дыханием общего музицирования.

Не раздражали даже вспышки аплодисментов между частями — спонтанная благодарность неподготовленной части аудитории.

Бесполезно сетовать, что в погожую субботу, днём, Большой зал консерватории был заполнен едва наполовину. Слишком богат выбор досуга в Москве, да и последние ясные дни многие предпочитают проводить на природе. Не все из пришедших знали, кто такая Ольга Суворова, в день 57-летия которой и состоялся этот концерт. Безвременно ушедшая в мир иной три года назад шеф-редактор и руководитель радиопрограммы «Адреса Милосердия», Ольга была исполнительным продюсером «Арт-Брэнда». «Большая Оля», как называют её коллеги, память о которой собрала уже не впервые замечательных музыкантов.

И весь концерт сквозь огромные окна под потолком БЗК светило солнце — желанное, ласковое в октябрьской Москве. Амфитеатр, пронизанный лучами-прожекторами, счастливо жмурящиеся зрители, по-особому, солнечно воспринимаемая музыка. Значит — всё правильно, жизнь продолжается, «Встань и иди!».

реклама

вам может быть интересно

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть
Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть