«Окно в Швейцарию» и вокруг него

Апрель в Москве с музыкой из Гельвеции

Игорь Корябин, 20.04.2015 в 12:46

Хайнц Холлигер

Появление образа Гельвеции как персонифицированного символа Швейцарии относится к XVII веку. Латинская формула Confoederatio Helvetica как раз и означает «Швейцарская конфедерация», a Helvetia, переводимая как Швейцария, используется (в частности, на почтовых марках и монетах) в качестве названия единой страны, чтобы не отдавать предпочтение ни одному из четырех государственных языков – немецкому, французскому, итальянскому и романшскому. Когда же в Москве в первой декаде апреля сошлись сразу три музыкальных события, так или иначе связанных со Швейцарией, у автора этик строк не возникло ни малейших сомнений в том, что разговор о них следует вести совместно. Тогда, следуя самóй идее конфедерации (добровольного соединения частей в единое целое), невозможно будет отдать предпочтение ни одной из них.

2 апреля в рамках концерта-закрытия VI Международного фестиваля Мстислава Ростроповича (художественный руководитель – Ольга Ростропович) в Большом зале консерватории состоялся концерт Лозаннского камерного оркестра (Orchestre de Chambre de Lausanne). За его дирижерский пульт встал маэстро из Латвии Андрис Пога, а в качестве солиста принял участие всемирно известный норвежский виолончелист Трулс Мёрк. Программа вечера была построена на очевидном контрасте музыки XX и XIX века, приглашая проделать обратный временнóй путь от Концерта № 1 Шостаковича для виолончели с оркестром ми-бемоль мажор до Симфонии № 4 Мендельсона ля мажор («Итальянской»). Годы написания этих опусов – 1959-й и 1833-й – разделены более чем столетием, и хотя концерт и симфония – жанры разные, в них немало по своей сути родственного. Так что – при всей разительности стилистических отличий прозвучавших в один вечер сочинений – умиротворяющая релаксация, наступающая с первыми тактами Симфонии Мендельсона, становится после исполнения Концерта Шостаковича по-особому восхитительной – просто божественной!

В дирижерской интерпретации Андриса Поги музыка Мендельсона звучит элегантно и рафинированно, но не слащаво, не приторно. Вместе с изумительными мелодическими оттенками и нюансами в дивном симфоническом полотне музыкального романтизма лозаннские музыканты несут довольно напористую, возможно, несколько рациональную, но однозначно светлую энергетику. Она и становится тем заветным бальзамом, который после довольно трудной, но необходимой работы ума – при погружении в эксцентрично нервную, словно саднящую кровавыми ранами архигениальную музыку Шостаковича – с упоением принимается душой и сердцем. Свой знаменитый Виолончельный концерт композитор посвятил Мстиславу Ростроповичу, и, кажется, музыка этого опуса вобрала в себя всю боль, всю тревогу, всю уязвимость духовного мира человека, живущего под прессингом XX века и блуждающего в нем, словно пылинка в космическом мироздании.

Интерпретацию Трулса Мёрка отличает пронзительно глубокий, на уровне стона, а иногда и крика души, очень сухой и сдержанный звуковой посыл. Но эта сдержанность поначалу создает чрезвычайно напряженную атмосферу тревожного ожидания. После энергичного Allegretto первой части и явно обманчивой релаксации Moderato второй душевный прорыв происходит в третьей части (Cadenza). Она звучит по-прежнему сдержанно, но уже как искренняя и страстная молитва, которая к очевидному душевному раскрепощению приводит лишь в финале, но это как раз и соответствует композиторской ремарке темпоритма Allegro con moto. Трулс Мёрк предъявляет весьма убедительную и властно захватывающую трактовку опуса Шостаковича, а маэстро Пога предстает его верным и надежным союзником в части оркестрового аккомпанемента. Нынешний приезд Лозаннского камерного оркестра в жизни музыкальной Москвы становится событием весьма значимым: Фестиваль Ростроповича завершается им на высокой патетической ноте.

Вторая часть наших заметок также связана с фестивалем, но абсолютно иного склада. Речь идет о Московском международном фестивале камерной музыки «Окно в Швейцарию» («Window to Switzerland»), который при поддержке Посольства Швейцарии в Москве и Культурного фонда Швейцарии «Pro Helvetia» в этом году прошел уже в четвертый раз. Его основатель и художественный руководитель – Валерий Прошутинский, флейтист (по первому образованию кларнетист), историк и практик исполнительства музыки Ренессанса и барокко на аутентичных инструментах. С созданным им в 1996 году ансамблем «Telemann Consort Moscow», ставшим постоянным участником фестиваля «Окно в Швейцарию», музыкант регулярно выступает в России и на многих престижных западноевропейских фестивалях старинной музыки.

В этом году «Окно в Швейцарию» оказалось прорубленным не столь масштабно, как в прошлые годы. Причина известна и банальна: неблагоприятность мировой экономической ситуации. Однако мал золотник – да дорог! На этот раз в Москву приехал знаменитейший швейцарский гобоист, композитор и дирижер Хайнц Холлигер, и один лишь приезд этого поистине легендарного музыканта – уже весомая причина для того, чтобы московская фестивальная традиция, основы которой были заложены в 2012 году, не прерывалась и продолжала жить. У нынешнего фестиваля было и одно расширение географии: 9 апреля выездное мероприятие состоялись в Государственной академической капелле Санкт-Петербурга (концерт швейцарского Джаз-фольк-трио под управлением Альбина Бруна).

В Москве 8 апреля два фестивальных концерта прошли одновременно на двух площадках – в Прокофьевском зале Государственного музея музыкальной культуры имени Глинки и в Большом зале Московского дома композиторов, а 10 апреля в Музее имени Глинки с участием ансамбля «Telemann Consort Moscow» состоялся заключительный концерт. Был у фестиваля и один важный бонус: 11 апреля мастер-класс в Московской средней специальной музыкальной школе (колледже) имени Гнесиных дал известный швейцарский флейтист, профессор Фрайбургской и Базельской академий музыки Феликс Ренгли. Активное участие в фестивале этот музыкант принял наряду с уже названным Хайнцем Холлигером. Дальнейшие заметки будут посвящены предвечерью фестиваля – небольшой, но со вкусом подобранной программе, представленной 7 апреля в Резиденции Посла Швейцарии в Москве. Компактно и, вместе с тем, впечатляюще ярко она выявила тематический срез этого смотра и обозначила его основные музыкальные приоритеты.

Очень важно отметить, что ежегодное совместное участие в фестивале музыкантов из Швейцарии и России стало доброй укоренившейся традицией. Прочное единение двух музыкальных культур сразу же не замедлило явиться в первом исполненном номере – Дуэте флейт № 1 ми минор Вильгельма Фридемана Баха (старшего сына Иоганна Себастьяна Баха), который прозвучал в переложении для флейты и гобоя в блестящей интерпретации Феликса Ренгли и солиста камерного оркестра «Виртуозы Москвы» Михаила Штанько. Представленные затем пять миниатюр Хайнца Холлигера из цикла «Дуэты для больших и маленьких детей» («Duoli. 24. Stükli für grossi und kleini») для двух скрипок мы услышали в очаровательном прочтении совсем юных музыкантов. Учащиеся ЦМШ при МГК имени Чайковского Глеб Прошутинский и Афанасий Ступаков-Конев исполнили пять номеров этого цикла: «Итак, начинаем!», «Шарманщик», «Только не так быстро» («Игра в лошадки»), «Индийский танец» и «Поймай меня!».

Особый музыкантский драйв ощущался в интерпретации «Импровизационной поэмы» для мандолины соло, написанной японским композитором Ясуо Кувахарой. Удивительный мир этого опуса открыла публике Екатерина Мочалова: музыка произвела сильнейшее впечатление необычностью и загадочностью своей подчеркнуто глубокой философской фактуры. Явной изюминкой вечера стал опус «Сестры» («Die Schwestern») для сопрано и контрабаса современного швейцарского композитора Макса Келлера. Этот номер изящно вербально поведал о том, что в войну колокола всегда переливаются в пушки, а в мирное время из пушек отливаются колокола. С удивительной изысканностью и точно найденным выразительным подтекстом этот опус представили солистка Московского музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко Светлана Сумачева (сопрано) и Василий Зацепин (контрабас).

В зажигательной трактовке швейцарских музыкантов – Albin Brun Trio и певицы-сопрано Изы Висс (головокружительной и рафинированно-филигранной исполнительницы йодлей) – прозвучали две характéрные композиции в «альпийском стиле» («Friedberg-Jodel» и «Mazurka Tastrophe»). Композитор, аранжировщик и саксофонист Альбин Брун на этот раз взял в руки швейцарский аккордеон (небольшой инструмент, по виду похожий на русскую гармошку, но гораздо меньше нее). Патрисия Дрэгер привычно играла на кнопочном аккордеоне, а Клаудио Штребель – на контрабасе. Органично тонкое стилистическое единение вокалистки и инструментального трио, приехавших в нашу страну впервые, стало поистине восхитительным: оно подарило слуху массу новых и ярких впечатлений, так что под занавес программы вечера закономерно не обошлось и без биса.

10 апреля в Большом зале консерватории – уже вне рамок фестиваля – по линии филармонического абонемента Государственного академического камерного оркестра России (художественный руководитель и главный дирижер – Алексей Уткин) состоялся концерт, в котором с названным коллективом в качестве дирижера и солиста выступил Хайнц Холлигер. По причине накладок собственного расписания автору этих строк услышать выдающегося гобоиста в рамках фестиваля не удалось, поэтому возможность посетить его альтернативный концерт оказалась просто бесценной удачей! Один из лучших отечественных камерных коллективов под управлением знаменитого швейцарца звучал в этот вечер филигранно точно, изумительно вдохновенно и насыщенно выразительно.

Классическая часть представленной программы словно перебросила арку от барокко к классицизму: от Концерта И. С. Баха для гобоя д’амур, струнных и basso continuo ля мажор – к Симфонии № 44 Гайдна ми минор («Траурной»). Несмотря на 75-летний возраст солиста, завораживающее звучание его гобоя оказалось наполненным задором молодости и светом оптимизма, а все технические «рифы» Концерта Баха Хайнцем Холлигером были пройдены на высоте подлинного совершенства и мастерства. В интерпретации музыканта благородно-безмятежная красота и кристальная чистота интонаций инструментального звука безраздельно подкупали особой камерной доверительностью и чувственной искренностью. В качестве дирижера в Симфонии Гайдна маэстро предстал непреложным блюстителем тонкой нюансировки и энергичного темпоритма, по-прежнему щедрым проводником чувственной искренности – просто масштабы и красочность выражения приобрели уже черты заведомого бóльшей фундаментальности симфонической формы.

Под аркой, конечно же, совсем неглубокого «ухаба» между барокко и классицизмом оказалась тройка современных опусов, из которых один – «Meta Arca» для скрипки и струнных – принадлежит уже XXI веку. Это сочинение написано Хайнцем Холлигером в 2012 году по заказу оркестра «Бернская камерата» к 50-летию коллектива, так что его название – просто анаграмма слова «Camerata». «Метаарку» музыки, то есть абстрактно воображаемую «звучащую арку» прихотливо жесткого и сложного по форме, но достаточно эффектного опуса в «ударно-мощном» скрипичном соло уверенно выстраивала Екатерина Назарова, и с этой непростой и ответственной задачей солистке удалось справиться в полной мере.

В одном из опусов XX века – в Вариациях для гобоя и струнных (1960) швейцарского композитора Рудольфа Кельтерборна (род. 1931), – словно медитируя над осколками мелодий и звуков и собирая из них нечто разумное и непротиворечивое, по-прежнему вдохновенно солировал Хайнц Холлигер. Однако самое сильное впечатление по линии современной музыки произвел другой опус XX века – монументальная трехчастная фреска «Musica Concertante» для двенадцати струнных (1966) швейцарского композитора венгерского происхождения Шандора Вереша (1907 – 1992). Именно у него по классу композиции и учился Хайнц Холлигер.

В этом сочинении, прежде всего, поразила фундаментальная первая часть Improvisation, в которой, при множестве единичных сольных высказываний ряда инструментов, запомнились четыре выделявшихся своей яркостью развернутых соло – три скрипичных и одно виолончельное. После этого относительно небольшая вторая часть Méditation, словно спокойно завершая отсчет тактов перед грядущим «взрывом», выливалась в энергичную третью часть Action. Уже в двух из трех стопроцентно дирижерских для Хайнца Холлигера интерпретациях – его собственного опуса «Meta Arca» и Симфонии Гайдна – творческое единение швейцарского маэстро и отечественных музыкантов ощущалось очень сильно. Однако именно при погружении в третий чисто дирижерский для него опус (опус Шандора Вереша, уверенно занявший в этот вечер место в сáмом центре воображаемой «метаарки») подобное единение оказалось наиболее глубоким и всеобъемлющим.

На фото: Хайнц Холлигер

реклама

вам может быть интересно

Мессианские хроники Классическая музыка

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть
Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть