Убийство под маками

Премьера «Риголетто» в столице Урала

Иван Фёдоров, 23.03.2015 в 15:28

Премьера «Риголетто»

Екатеринбургскому театру очень понравилось звание одного из ведущих российских ньюсмейкеров в области музыкального театра, закрепленного за ним после феерически успешной и отмеченной «Золотой маской» премьеры редкой и новой для России оперы «Граф Ори» Джоаккино Россини. Театр стал беспокоиться о заполнении своей афиши еще тщательнее прежнего.

Политика контраста здесь присутствовала перманентно — приоритет популярных названий, собирающих полные залы по определению, и небольшой процент авангарда для продвинутого зрителя. В прошлом сезоне, например, театр позволил себе отметить юбилей Вагнера премьерой «Летучего голландца», войдя в пятерку российских театров, которым по силам петь оперы байрёйтского гения в оригинале. Вагнер стал трамплином в еще более рискованный сектор — оперный минимализм. В сентябре 2014 в Екатеринбурге прошла громкая премьера оперы Филипа Гласса «Сатьяграха».

Смелый эксперимент с непредсказуемым результатом.

Ведь предугадать заранее успех сложного сочинения с новым для оркестра музыкальным языком, нелинейным сюжетом и необычными персонажами вроде Махатмы Ганди или Кришны, да к тому же исполняющегося на диковинном санскрите, — было почти невозможно. И, тем не менее, эта рискованная ставка сыграла — резонансный спектакль был благосклонно встречен как широким зрителем, включая непривычную в оперном театре молодежь, так и музыкальными критиками, и до сих пор идёт с аншлагами. Но после санскритских изяществ надо было срочно возвращаться в привычное русло бельканто.

На роль второй премьеры сезона, случившейся 28 февраля и 1 марта 2015 года, была выбрана узнаваемая и любимая многими поколениями екатеринбургских меломанов опера Джузеппе Верди «Риголетто» — за вековую историю театра это уже восьмая (!) постановка неувядающего шедевра великого итальянца. Решение вполне логичное, ведь в условиях существенного сокращения средств, выделяемых государством на культуру в целом и на ведущие оперные театры в частности, руководству театра нельзя забывать о кассовых сборах и нужно умело балансировать между авангардом и классикой жанра.

Постановщики «Риголетто» — режиссёр Игорь Ушаков, сценограф Алексей Кондратьев и художник по костюмам Ирэна Белоусова — отказались от традиционной трактовки сюжета о распутном мантуанском герцоге и его уродливом шуте Риголетто в исторических костюмах и декорациях, так как сочли такой ход слишком мрачным, отдаляющим оперу от нашего времени. Вероятно, театр хочет видеть своими зрителями и молодежь и поэтому «переодевает» спектакли посовременнее.

Герои оперы — компания небедных мальчиков-мажоров — слоняются по ночным клубам большого города,

где участвуют в разного рода вечеринках с переодеваниями.

Вот они среди хипстеров с накладными бородами и в разноцветных цилиндрах под руку с девчонками в дизайнерских нарядах и кокошниках. Сцена мелькает огнями элитного стриптиз-клуба, наполненного аниматорами всех мастей. В дурном веселии участвуют похотливые ряженые сатиры, умелые борцы вольного стиля и другая разношёрстная публика — всех и не успеваешь разглядеть. И селфи, конечно же, их делают ежеминутно, фиксируют себя на айфоны и постят в соцсетях.

Вот команда красных арлекинов похищает дочь одного из своих приятелей — Джильду. А вот тореадоры теннисными ракетками и бейсбольными битами поколачивают её отца — Риголетто.

Риголетто здесь никакой не горбун и не придворный шут, он рядовой член банды Герцога. И проклинающий его граф Монтероне — всего лишь скромный врач скорой помощи. Зато служанка дочери Риголетто — вылитая английская королева Елизавета Вторая.

Идея глобального карнавала, предполагающая поставленный с ног на голову мир-перевёртыш, достигает апогея, когда мы знакомимся с убийцей-наёмником Спарафучиле.

Здесь он — беззаботный садовник, мирно поливающий маки, и вовсе не факт, что это он убил Джильду — в момент её гибели свет на сцене гаснет…

Следить за всеми перипетиями этой детективной истории настолько увлекательно, что последнее, о чем вспоминает зритель в тщетных попытках охватить как можно больше кинематографичных подробностей происходящего на сцене, — это музыка. А жаль, ведь гениальная партитура была исполнена на очень достойном уровне.

Музыкальному руководителю постановки и главному дирижеру театра Павлу Клиничеву удалось добиться от оркестра настоящего «итальянского» качества звучания: легкости штрихов у струнных инструментов, мягкости атаки — у духовых. Благодаря мощному темпераменту и отменной дирижёрской технике — «говорящим» пластичным рукам, точному понятному жесту, подвижной мимике, —

московский маэстро оказывает гипнотическое воздействие на оркестр, хор и солистов, полностью подчиняя своей воле движение и развитие музыкальной ткани.

Весьма красноречивая деталь: на первом премьерном спектакле в сцене грозы случился казус — в оркестровой яме погас свет, но музыканты не растерялись и около минуты, все как один, играли наизусть, пока свет не зажёгся заново! Именно игра оркестра под управлением Клиничева, идеально попавшего в стиль музыки Верди, произвела наиболее яркое впечатление на двух премьерных показах оперы «Риголетто».

Соревнование двух составов солистов — приглашённого и местного — однозначного победителя не выявило.

Солистка Большого театра Венера Гимадиева, дебютировавшая на сцене Екатеринбургской Оперы, покорила красивым и объёмным, с драматическими «нотами» голосом и отточенными колоратурами. Не менее технична и вторая Джильда — Ирина Боженко. Стилистически безупречен в партии Герцога солист московской «Новой Оперы» Георгий Васильев, чего не скажешь об Ильгаме Валиеве. Здешний тенор поёт в силовой, жёсткой манере, на грани форсирования — не удивительно, что при таком «расходном» звукоизвлечении ему едва хватает сил до конца спектакля. Запоминающиеся образы создали екатеринбургские певцы Гарри Агаджанян и Олег Бударацкий (Спарафучиле) и выступившая в обоих спектаклях Надежда Бабинцева (Маддалена).

Единственная уязвимая позиция в кастинге, которую театру ещё предстоит закрывать — заглавная роль.

Итальянский баритон Дэвид Чеккони не смог убедить ни вокально — его блёклый, плохо сфокусированный голос «не долетал» в зал, ни актёрски — певец не живёт в роли, а лишь механически её изображает. Зато дебютировавший в партии Риголетто во второй премьерный вечер харизматичный Юрий Девин полной самоотдачей завоевал родную публику, но всё же для стопроцентного соответствия сложнейшей партии ему не хватает полноценного легато и подвижности голоса.

До конца сезона в театре пройдут ещё три балетные премьеры, а следующая оперная — «Кармен» в постановке режиссёра Александра Тителя и дирижёра Михаэля Гюттлера — откроет уже новый сезон. Говорят, что она будет дана в авторской редакции с разговорными диалогами, и что артисты уже приступили к изучению французского...

Фотографии предоставлены пресс-службой театра

реклама

вам может быть интересно

Музыка пармских ветров Классическая музыка

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

рецензии

Раздел

опера

Театры и фестивали

Екатеринбургский театр оперы и балета

Персоналии

Джузеппе Верди, Павел Клиничев

Произведения

Риголетто

просмотры: 3378



Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть
Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть