Хворостовский: «Для меня каторга — запоминать стихи»

10.09.2007 в 12:30

Дмитрий Хворостовский – один из самых востребованных в мире певцов. Сибиряк, ныне живущий в Лондоне, славится своим проникновенным мужественным баритоном и высоким ростом, а также считается секс-символом современной оперной сцены. Сейчас у него проходит турне по городам нашей страны. Финальный концерт состоится в Кремлевском дворце 30 сентября. Заехав на несколько дней в Москву, Дмитрий ХВОРОСТОВСКИЙ встретился с корреспондентом «Новых Известий».

– Дмитрий Александрович, в последнее время вы, как Анна Нетребко, стали выступать на огромных стадионах и петь с микрофоном. Вам нравится, как ваш голос звучит через микрофон?

– Я же не слышу себя со стороны. Недавно мне в Юрмале на репетиции предложили: возьми микрофон и послушай, как ты поешь. Я попробовал послушать и понял, что не могу услышать то, что звучит на самом деле. Как бы я ни старался, я слышу себя не со стороны, а изнутри. Если бы я мог снять свои уши, поставить их на последний ряд и оценить себя «критическим ухом», наверное, я смог бы сказать, нравится мне это или нет. А почему вы вдруг вспомнили о Нетребко и решили нас сравнить?

– Наверное, потому что в мае у вас был совместный гала-концерт в Карнеги-холле.

– Сейчас у нас планируется большой европейский тур.

– Вы сможете включить в график этого тура выступление в Москве?

– Я бы сделал это с удовольствием, но это от меня не зависит. Я не могу принимать решения за певицу, окруженную огромным штатом менеджеров, у которых свои цели, задачи и программы.

– Ваши творческие планы тоже зависят от менеджеров?

– Если у меня есть мечта спеть ту или иную партию, я стараюсь ее осуществить. Получив предложение участвовать в новом оперном спектакле, я смотрю, какая собирается команда: кто дирижер, режиссер, какие певцы будут моими партнерами. И все тщательно взвешиваю: поможет ли новая партия моему творческому росту, будет ли она интересной, есть ли смысл участвовать в спектакле? Приходится все обдумывать и принимать решение самому.

– У вас предельно напряженный график работы и сумасшедший ритм жизни. Вы не устаете?

– Конечно, устаю. Но даже не от количества спектаклей, концертов и, как вы говорите, сумасшедшего ритма жизни. Гораздо больше устаешь от ответственности. Чем старше я становлюсь, тем она сильнее. Если работа вызывает интерес, забываешь об отдыхе. Просто надо уметь правильно распределять свое время: если нужно – концентрировать внимание, если нет – расслабляться.

– И все же как вам удается так замечательно выглядеть?

– Я постоянно занимаюсь спортом. Бегаю, поднимаю тяжести.

– Внешний вид исполнителя сегодня играет очень важную роль, ничуть не меньше, чем его голос. Вам не кажется, что опера сейчас становится коммерческим искусством?

– Это так, но без этого нельзя. Современные оперные постановки требуют огромных затрат. В том числе и финансовых. И я не вижу в этом ничего плохого. Коммерческое искусство привлекает много публики с разными вкусами. В залах оперных театров даже в XVIII веке всегда было гораздо больше мест, чем в залах драматических театров. По-моему, опера в последнее время стала более доступной: покупаешь DVD с записью оперного спектакля, и в твоем распоряжении интересная постановка с хорошим дирижером и певцами, можно смотреть ее, когда захочется.

– Вы ничего не сказали об оперных режиссерах. У вас не возникает с ними конфликтов?

– Иногда возникают. Мне очень скучно работать с режиссерами, которые не знают, как ставить оперы, и не хотят ничего об этом узнать. Одно дело, если режиссер – новичок в опере, но человек пытливый и любознательный честно признается, что ничего не знает. Общаясь с артистами, он старается узнать об особенностях этого искусства, воспринять что-то новое и внести изменения в свой замысел. Тогда бывает очень интересно, потому что работа в театре – это всегда поиски компромисса. Совсем другое, если перед тобой гнездоквадратный тупица, который, придя в театр, не знает, с кем он будет работать, но у него уже выработана концепция, и он не хочет ничего знать, слышать и видеть.

– Что делать в этом случае?

– С такими режиссерами нужно бороться. Убеждать их, тратя силы и время, что так работать нельзя, и взамен что-то придумывать самому.

– Обычно артисты драматического театра очень боятся забыть во время спектакля слова своей роли. Оперные певцы об этом не думают?

– Что вы! Это моя сама главная проблема. Обычно я помню только музыку, для меня всегда было каторгой запоминать стихи. Поэтому, забывая слова, я их тут же сочиняю. Если я что-то забыл, в последний момент в голове возникает какая-то близкая по смыслу фраза, причем в стихотворной форме.

– На каком языке?

– На всех – на русском, итальянском, французском – на всех языках, на которых я пою.

– Когда вы пели в Париже, в опере «Симон Боканегра», вам тоже пришлось что-то сочинять?

– Несколько раз пришлось. Но там было проще менять слова, либретто написано не стихами, а прозой.

– Что вы будете делать в следующем сезоне?

– После большого гастрольного тура по Америке у меня начинаются репетиции оперы Верди «Бал-маскарад» в Мете. Дальше у меня «Травиата» в «Ковент-Гарден», партию Виолетты будет петь Анна Нетребко. Потом в Чикаго будет та же самая постановка, которую я недавно пел в Мете, но уже с другим составом. Это мы уже дошли до весны. Еще будет довольно много концертов с разными программами. Кроме того, мне нужно будет сделать как минимум две новые программы. Нужно все время учить что-то новое, иначе скучно жить и невозможно двигаться вперед.

– Меняются ли ваши взгляды и вкусы с течением времени?

– Конечно, меняются. Кажется, Достоевский говорил: «Безнравственно не менять своих убеждений». Я много работаю, встречаюсь с разными людьми, не только с музыкантами. С годами приобретаешь опыт. Качественно растешь не только как музыкант, но и как личность. Поэтому трудно даже сравнить меня сегодняшнего со мной десятилетней давности. За эти годы я сумел многое сделать. И сейчас моя жизнь стала гораздо интереснее.

– Бывает так, что вы хотите чего-нибудь добиться, но ничего не получается?

– Я трезво оцениваю свои возможности, поэтому, если хочется добиться чего-нибудь, обычно добиваюсь.

Ольга Романцова, newizv.ru

реклама

вам может быть интересно

Двое за одним роялем Классическая музыка
Гармоничная пестрота Классическая музыка

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Тип

интервью

Раздел

опера

Персоналии

Дмитрий Хворостовский

просмотры: 4812



Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть
Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть