Все романсы Чайковского. Часть 4

Татьяна Елагина, 03.02.2014 в 22:27

Наши постоянные читатели, надеюсь, помнят о «марафоне» по исполнению всех 104-х романсов П. И. Чайковского, начавшемуся ровно год назад. Сразу показавшаяся смелой и познавательной идея профессора Высшей школы музыки в Берлине Семёна Скигина и руководителя Молодёжной программы Большого театра Дмитрия Вдовина развивается от первого до состоявшегося 30 января уже четвёртого концерта цикла в строгой хронологии с творчеством классика: от ранних опусов к произведениям зрелым.

Состав участников постоянно варьируется,

«ветераны» и выпускники Молодёжки чередуются с новичками в программах. Но удивительным образом вместе с крепнущим композиторским стилем Петра Ильича всё меньше и проходного «школьного» исполнения у молодых вокалистов.

Начну с автора проекта. Семён Борисович Скигин, неизменный ведущий вечеров, способен сразу обаять аудиторию. Но, привыкши работать с мастерами, поначалу он иногда заливал волной своего брутального рояльного звука неопытных начинающих певцов. Потом это сменилось соперничеством, в котором яркость фортепианного аккомпанемента выдерживали не все солисты. Минувший вечер профессор Скигин был мечтой вокалиста – мягкий, чуткий, певучий почти как голос. Музыкальная отделка номеров с каждым — результат кропотливого труда пианиста.

Но не менее ценна и услышанная работа с концертмейстерами Молодёжной программы. Если на первых вечерах с закрытыми глазами можно было определить кто за роялем, профессор или молодые пианисты, то теперь эта грань стала уважительно-условной. Обе девушки, участвовавшие в четвёртом концерте, явно выросли как музыканты. Мальчишески резкая Елизавета Дмитриева, иногда любившая и постучать, аккомпанировала на сей раз вдумчиво, тактично, и ведя, и слушая солиста. Валерия Прокофьева весь вечер была особо «в голосе», если так можно выразиться про пианистку. Богатое туше, тщательность мелких пассажей и та особая ниточка интуиции, что создаёт дуэт.

Программа состояла из Шести романсов Ор. 57 и Двенадцати романсов Ор. 60.

И опять подумала о трудности выбора для педагогов, Дм. Вдовина и С. Скигина, между желаниями и возможностями каждого участника, между удобством тесситуры для того или иного голоса и распределением «хитов» и скромных малоизвестных романсов по справедливости, учитывая и спетое в прошлых трёх концертах.

Снова пренебрегу академизмом разбора каждого номера по порядку. И, рискуя вызвать привычное обвинение в излишней лояльности к нынешней Молодёжной программе, скажу сразу. Свои придирки на неточную интонацию в отдельных номерах, или не всегда понятный текст сведу на сей раз к минимуму. Услышала тенденцию – проблемы возникали чаще в тех романсах, что национальный гений сочинял в свои каждодневные часы работы, не дожидаясь капризного вдохновения. Стоило попасться произведению, в котором чувствуется слетевшая Муза — и вокальные трудности отступали.

В этом смысле повезло Ангелине Никитченко. Её единственный романс «Скажи, о чём в тени ветвей» (ст. В. Соллогуба), настоящая лирическая жемчужина, прозвучал по-весеннему свежо, верилось и про пение соловья, и о предчувствии первой любви.

Не менее популярен и романс, исполненный Ольгой Кульчинской «Я тебе ничего не скажу» (ст. А. Фета).

Ещё светлее и звонче её сопрано, а нюансировка была тонкой. Увиделась умная кокетливая барышня, которой и не надо говорить и тревожить кого-то, сам придёт с признанием!

Мария Лобанова своё крупное драматическое сопрано умеет компактно собирать и выстраивать настоящий «театр одного актёра», если музыка ей душевно близка. Из двух романсов «Ночи безумные»(ст. А. Апухтина) и «Прости» ( на ст. Н. Некрасова) таковым оказался первый. «Ночи» казались выстраданными и отплаканными давно, как воспоминание, подёрнутое горьким пеплом. Кульминация сдержанно-продумана, без надрыва и мелодрамы.

Стилевую изысканность продемонстрировала и прибывшая на выручку заболевшей коллеге-меццо Юлия Меннибаева, солистка Новой оперы. Отчего-то раньше не замечала, что «Песнь цыганки» (ст. Я. Полонского) изяществом мелодии перекликается с Испанскими песнями Равеля.

Ещё глубже и темнее голос Александры Чухиной, настоящее контральто.

Из трёх романсов, исполненных ею, более всего понравился «Усни» (ст. Д. Мережковского).

Но рядом с контральто выходил и «контрабас» Даниил Чесноков. Вот такой замечательный тембр у молодого человека с фигурой Дон Кихота. В его пении все достоинства и мелкие слабости самого низкого струнного инструмента. В «Смерти» (ст. Д. Мережковского) голос словно не согрелся ещё, гораздо лучше прозвучал «хит» во втором отделении «Нам звёзды кроткие сияли» (ст. А. Плещеева).

Андрей Жилиховский вкрадчиво и осторожно начал мрачные «На нивы жёлтые» (ст. А. Толстого). Но в полную силу его страстный баритон развернулся в шедевре – «Подвиг» (ст. Хомякова). Тут уже можно говорить об индивидуальной трактовке, хотя она и отличается от привычной философской.

Три совершенно разных тенора радовали в этот вечер.

Богдан Волков спел единственную и не самую популярную вещь: «За окном в тени мелькает» (ст. Я. Полонского). Она ему удалась. Жанровая зарисовка про «плутовку – русую головку» запомнилась как шуточная передышка среди меланхолии и пафоса соседних номеров. А матово-мягкий, идеальный для духовной музыки тембр чудесно контрастировал с предыдущим выступающим.

О нём чуть подробней, как о дебютанте цикла. Арсений Яковлев спел «Соловья» (ст. Пушкина) так по-взрослому, что даже неловко лишний раз подчёркивать его возраст. «…Как будто у него на сердце злодейств по крайней мере три..» — кто вспомнит, откуда цитата, поймёт и намёк на перспективу, и тип голоса самого юного участника Молодёжки. Драматический тенор в 21 год? С почти баритональными низами, породистой серединой и уверенным верхом, отскакивающим от потолка? С чеканной дикцией, фактурный, умеющий держаться на сцене? Спонтанность исполнения, присущая начинающему, тоже есть, само собой. И второй романс «Ночь» (Отчего – ст. Я. Полонского) прозвучал не столь ярко, но зато показал неплохое владение пиано. В общем, будем надеяться и терпеливо ждать.

Однако, на фоне нового соперника самый опытный тенор Сергей Радченко ничуть не проигрывал.

Наконец услышала волнующее сходство его тембра с С. Я. Лемешевым, уже отмечавшееся знатоками, только бархатистей, мужественней. Сергею достались невыигрышные романсы, с которыми не справиться бы дебютанту. «Вчерашняя ночь» (ст. А. Хомякова) и «Простые слова» (ст. NN) он исполнил достойно, но сдержанно. Подлинное чувство звучало в «О, если б знали вы» (ст. А. Плещеева).

В качестве «бонуса» по выражению С. Б. Скигина, второе отделение дополнили Шесть дуэтов, Ор. 46. Совсем редко звучащие произведения. В «Шотландской балладе» (ст. А. Толстого) к Марии Лобановой присоединился студент Московской консерватории Андрей Морозов. Его интересный пряный баритон хорошо оттенял партнёршу, оба артиста драматически выразительно переживали историю, но про что конкретно пели – не поняла. Да и колюче-прыгающая музыка не зацепила за живое.

Другой «разнополый» дуэт – «Минула страсть» (ст. А. Толстого). Длинная развернутая сцена, неоднородная по музыке, чуть затянутая, как показалось. Ангелина Никитченко и Сергей Радченко оба настолько звонкоголосы в раковине Бетховенского зала, что заставляют думать не о гармонии «инь и янь», а скорее о соперничестве. Хотя были фрагменты, где «буря» успокаивалась и сопрано с тенором мирно сливались.

Но в этот вечер, как ни странно, чисто женские дуэты слушались органичней.

Высокое сопрано Ольги Кульчинской и контральто Александры Чухиной вместе – это очень вкусно, как чёрный кофе с мороженым! Оба дуэта, лирический «Вечер» (ст. И. Сурикова) и весёлый «В огороде, возле броду» (ст. И. Сурикова из Т. Шевченко) девушки исполнили ансамблево слаженно и с явным удовольствием.

Интересно сочетались и голоса Ангелины Никитченко и Юлии Меннибаевой в проникновенном «Слёзы» (ст. Ф. Тютчева)

А в финальном возвышенном «Рассвете» (ст. И. Сурикова) к глубокому меццо Меннибаевой присоединилось кругло-тёплое сопрано Кристины Мхитарян, и вечер завершился на особенно мастерской ноте.

С удовлетворением отметила, что концерт целиком снимала и записывала Студия Большого театра. Фрагменты выступлений, интервью с участниками можно будет увидеть в одном из февральских выпусков программы «Билет в Большой» на телеканале «Культура». «Сериал» под названием «Все романсы Чайковского» близится к развязке-финалу. Но уже сейчас ясно, это начинание займёт своё достойное место в истории Большого театра наряду с памятными симфоническими программами и тематическими концертами.

реклама

Ссылки по теме

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

рецензии

Раздел

классическая музыка

Театры и фестивали

Бетховенский зал Большого театра, Большой театр

Персоналии

Пётр Чайковский

Произведения

Романсы

просмотры: 3997



Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть
Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть