Быстрее, еще быстрее…

Юрий Алябов, 24.05.2013 в 11:26

Мы продолжаем обзор московских концертов 12-го Пасхального фестиваля.

9 мая для нашей страны — особый день: День Великой Победы. Обычно в этот день Московский Пасхальный фестиваль заканчивался, сначала концертом на Поклонной горе для ветеранов, а потом заключительным концертом. В этом году День Победы оказался промежуточным этапом, поскольку Пасха начиналась поздно — 5 мая, и фестиваль был продлен на одну неделю.

Концерт на Поклонной горе все же, по традиции, состоялся, однако, в отличие от прошлых лет, при полном равнодушии московского правительства

— если раньше полноценная прямая трансляция шла на канале ТВЦ, то в этом году не только не было телетрансляции, но и никто из чиновников не удосужился хотя бы поздравить зрителей и участников фестиваля в зале Московской консерватории, где проходил вечерний концерт.

В качестве дани традициям был исполнен вокальный цикл Гаврилина «Военные письма»

— выбор, надо сказать, крайне неудачный. Написанный в свое время для эстрадных исполнителей — Таисии Калинченко и Эдуарда Хиля, в интерпретации академических певцов с крупными голосами — Ларисы Дядьковой и Алексея Маркова, музыкальный материал звучал очень тяжеловесно, не было столь необходимой для такой музыки интимности, камерности.

Это же касается и оркестра — в переложении на симфонический состав аккомпанемент был либо излишне тяжеловесен, либо, наоборот, пустоват и скуден. Наиболее убедительными оказались финальные номера с детским хором и большим оркестровым соло.

Завершала первое отделение «Рапсодия на тему Паганини» с Денисом Мацуевым.

И здесь проявилась тенденция, характерная вообще для московских концертов 12-го фестиваля — сильно завышенные темпы исполнения. В случае с рахманиновским шедевром это привело к определенной суетливости, и даже любимая 18-я вариация прозвучала как-то скомкано и невыразительно.

Давно замечена у Гергиева одна закономерность — если он чувствует (а он всегда чувствует), что что-то недотянуто в первой части концерта, он собирается, и полностью, а иногда и с запасом, реабилитирует себя во второй. Так было и на этот раз.

Чайковский с его Четвёртой симфонией звучал просто феерически

— хотя ревнители строгих традиций могут и не согласиться с этим. По мощи и экспрессии это были скорее Вагнер или Малер — особенно если учесть, что оркестр работал с четкостью «немецкой машины» — именно так «Бавария» обыгрывала недавно «Барселону» — легко, стремительно, не оставляя сопернику ни единого шанса усомниться в своем классе.

Два последних дня Пасхального фестиваля были посвящены опере

— были представлены концертные версии двух достаточно редко звучащих в России опусов — «Аттила» Джузеппе Верди и «Бенвенуто Челлини» Гектора Берлиоза. И в одном, и в другом случае тенденции, наметившиеся в концерте с Мацуевым, проявились в полной мере —

темпы маэстро Гергиев предлагал просто запредельные.

Однако, к чести солистов, в «Аттиле» они справились со всеми исполнительскими трудностями и выглядели весьма достойно.

Особенно хочется отметить Ильдара Абдразакова в титульной партии. Его исключительные природные данные — и голосовые, и внешние, в сочетании с хорошей вокальной школой, позволяли ему чувствовать себя совершенно свободно и органично даже в самых технически сложных местах.

Прекрасно проявила себя и молодая солистка Мариинки Анна Маркарова.

Партия Одабеллы, очень непростая и технически, и эмоционально, звучала в ее исполнении весьма убедительно. Широкий диапазон позволял ее голосу звучать совершенно естественно даже в крайних точках вокальных партий, как вверху, так и внизу. При этом, даже в самых плотных и насыщенных местах, Маркаровой удавалось «пробивать» оркестр и хор, с чем встречаешься не каждый день.

Что же касается Хачатура Бадаляна, то впечатление, вынесенное еще на «Опералии», только укрепилось — на наш взгляд, это в большей степени камерный, чем оперный певец — ему нелегко озвучивать большие пространства залов. Ко всему прочему, за последние два года, у него появилась настораживающая тенденция «ширить» звук верха и верхней середины. Из-за этого, редкая природная красота тембра проигрывает, становясь какой-то напряженной.

Самое странное впечатление осталось от сценической версии оперы Гектора Берлиоза «Бенвенуто Челлини».

История знаменитого скульптора и ювелира завершала программу 12-го Пасхального фестиваля. Исполнение проходило на языке оригинала (французском), что в отсутствие субтитров в БЗК, превращалась для слушателей в настоящее мучение. Даже русский текст часто тонет в оркестровой массе, что уж говорить об иностранном? В таком случае субтитры — большое подспорье, особенно для слушателей, не знакомых с партитурой, каких сейчас подавляющее большинство.

Большое количество речитативов сильно утяжеляло действие и создавало ощущение скуки и громоздкости,

даже при тех бешеных темпах, которые предлагал Гергиев, заставляя солистов и особенно хор захлебываться словами. Не случайно к концу представления (а это почти три с половиной часа) зал опустел почти наполовину.

Из солистов ярче всех выглядел Сергей Семишкур в партии Челлини.

Его серебристый тенор лился легко и ярко, невесомо паря над хором и оркестром. Под стать ему была и молодая меццо-сопрано Юлия Маточкина в роли Асканио — ученика Челлини. Ну и конечно, нельзя не отметить народного артиста России, Геннадия Беззубенкова в роли папы Климента VII — мастер есть мастер.

Но, в целом, невольно приходишь к выводу, что подобную постановку неподготовленному зрителю лучше смотреть в полноценном виде в оперном театре, а не в консерваторском зале.

На этом и завершился 12-й Пасхальный. Что-то будет в следующем году?

Юрий Алябов, Стелла Аргату

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама





Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть
Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть